My Little Pony: Equestrian Friendship

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Окраины города » Небо над Понивилем


Небо над Понивилем

Сообщений 31 страница 33 из 33

1

Клаудсдейл находится совсем рядом с Пинивилем, поэтому пегасы могут лететь прямо из своего города в Понивиль.
По пути можно заметить летящих птиц, веловертолетчиков, и других летунов.

http://pre10.deviantart.net/b904/th/pre/i/2012/167/1/a/ponyville_bg_2_by_oxinfree-d53r4t1.png

0

31

Мысли были… слишком мягкими. Порождали ассоциацию с оставленным в тепле кусочком сливочного масла. Кто-то заблаговременно принес его из холода и уже занес нож для быстрого и четкого движения. Собирается отъесть от тебя кусочек. Ням-ням. Ням… Взгляд обращается к серому горизонту, к пасти Древнего, и сознание Олдрика действительно с охотой рисует чье-то монструозное и размеренное чавканье. Будто дикий плотоядный зверь без всякой охоты присасывается к разлому в костях. Пытаясь высосать мозг. Полакомиться. Вирд почти физически ощущает, как внутри его собственных костей блуждает чей-то холодный и скользкий язык. Неприятное… ощущение.
Но дело не только в нем. Чем ближе ветер нес паруса «Первой Ласточки» к хладной утробе Древнего, тем сильнее наступающая с горизонта серость была наполнена усталостью. Холодом.  Тем четким ощущением пустоты, которое возникает там, где раньше все было полно и играло красками. Серость застилала глаза, выдавливала из легких воздух, а из сознания – последние крохи эмоций. Оставляло только глухое раздражение под сердцем, вызванное собственной опустошенностью.

«Каждая оборванная нить – шаг к моему миру…»

Слова лживого грифона, притворщика и трикстера, звоном отдавались в пустоте черепа, затмевая собой даже собственные мысли. Взгляд Стилет, возглас Бастарда, кивок Булата… Как же. Шумно. Полотно серого неба призывало к тишине. Размеренному спокойствию. И кентавр действительно стремился к этому, хотел вытолкнуть из головы ощущение чужого присутствия, голоса и поступки. Но не мог. Из-за них.

«…Вырви им крылья. Сломай их волю. Познай цену величия... Заставь их всех склониться пред тобой.»

Из-за них? Взгляд кентавра мимолетно по серой шерсти сидящего рядом с ним пегаса. Пегаски? Она никаких мыслей не вызывала. Теперь – нет. Это заставило встрепенуться. Откинуть в сторону ощущение собственной усталости. Сосредоточиться. Снова углубиться в собственную память, не отдаваясь на течения потусторонних сил. Рассеянность и ветреность инородным ощущением укрывали его с головой, но теперь Олдрик наконец смог почувствовать… Навязывание. Мыслей, эмоций, поведения. Нахальную попытку пробраться в его сознание, исказить его привычную аморфность и раздутость себе на пользу. Теперь, понимая это, колдуну удалось волевым усилием вырвать из себя чужеродное влияние и прийти в себя.
- Стилет только что сказала… М. «И надо бы поскорее делать когти, если не хотим объясняться перед догоняющей армадой.» Цитата. Почему Король должен объясняться перед своим войском? Отсутствие внимательности. Снова. Несостыковка. Снова.
Взгляд золотых глаз Олдрика не тронула и тень насмешки. Скорее отблеск сдержанного любопытства ротозея, наблюдающего за битьем мухи о оконное стекло. «Что, опять? Не надоело?»
- Мог не слышать. Он – слышал. – кентавр коротко указывает на молодого грифончика и снова возвращает недвижимость своей фигуре. – И допустил оплошность. Жаль.
Чужая ошибка, слова лжи, терзавшие ум мужчины своей неправильностью, наконец успокоились, давая новый простор для все тех же мыслей. Пегаска эмоций не вызывала. Будто принесенное на чужих крыльях видение обходило ее стороной. Сдуваемое куда-то прихотливым ветерком. Будто часть чудной мозаики, что вписывается в планы Древнего. Олдрик остановился, прикрывая глаза и пытаясь при помощи всплывшего в голове сравнения точнее описать собственные ощущения. Придать им форму. Как чужой мозаики. Уже оконченной.
Сдержанный стук севшего рядом с пегаской кентавра совпал с звонким щелчком догадки в его собственной голове. Или же синхронность была совершенно намеренной. Кто знает? Рассеянность защищала пегаса не хуже прочнейших лат. Даже ошибку короля Олдрик теперь мог отнести к этому. Серая шерсть сидящей рядом будто притягивала на себя… ветреность? Ощущение неостановимого, но не имеющего смысла движения. Колдун скорее догадывался об этом, строил догадки, домысливал, чем по-настоящему мог ощутить. Знакомая чужеродность, как бы вычурно это не звучало. Так Нюкта, Тень говорила о Предназначении. Завершая собственную мозаику.
Тело мужчины переместилось так, чтобы частично укрывать собой пегаску от потоков бушующего ветра. Крохотная искра учтивости, что приглушенно мерцает в его аморфном разуме.
- Олдрик Вирд. Кентавр. – изукрашенная татуировками и множеством колец ладонь мужчины коротко коснулась его груди. Иногда, нежелание кентавра сказать простое «Я» доходило до абсурдных величин.
- Дерпи Хувз. Нужно знать, что происходит вокруг нас. Клаудсдейл. Понивилль. Окрестности. Не только то, что довелось увидеть. Ощущения. – рука колдуна снова приходит в движение, указывая на горизонт, на разрывающие серость огни, но главное – на пасть-воронку Древнего бога. – Видишь больше. Понимаешь больше. Чувствительный ум. Понимание, возможно, отведенное много больше. Чем окружающим. Мне. Уже сталкивалась с чем-то подобным? С частью… семьи? Предназначения? Кантерлот. Мэйнхэттен. Понивилль. Клаудсдейл?.. Возможно. Взгляни на Его пасть. Можешь описать? Как видишь сама.
Олдрик качнул головой, прогоняя остатки наваждения и силой сжал левую руку, заставляя несколько пятен крови проступить на белизне повязок. Боль - хороший механизм. Помогает одуматься. Оглянуться.
- Пожалуйста.

+1

32

Услышав слова грифона, пегаска тепло улыбнулась ему и наконец расслабилась. Если Первая Ласточка - корабль героев, то ей нечего опасаться. Она там, где нужно. Хотя и не все присутствующие были этому рады. При появлении Короля Грифонов она снова напряглась было, но тот, кажется, тоже был рад её приветствовать. Должно быть, ему редко выпадает случай поговорить с теми, кого они спасают.
- Спасибо, мистер Грифонов... то есть Король... то есть мистер Король Грифонов! - отозвалась она, сопроводив слова лёгким кивком, шутливо признавая в нём царскую особу. - Я оказалась здесь с той же самой целью, так что полагаю, нам по пути.
"Хотя бы на время".
Зато носитель маски, похоже, не совсем понял, что Король на самом деле не правитель и "союзный" флот ему не принадлежит. Должно быть, он плохо понимает язык Эквестрии и не разбирается в тонкостях вроде иронии, сарказма или шутливого тона. Дерпи решила пояснить ему суть происходящего, но тот вдруг сделал шаг, словно закрывая её собою от опасности, и представился.
Чуть отклонившись, Дерпи заглянула ему за спину, но ничего там не увидела, лишь ветер растрепал перья полураскрытых крыльев. И всё же по какой-то причине именно из-за этого жеста она прониклась к кентавру доверием. Так что к словам его прислушалась с большей внимательностью, чем обычно, хотя многого и не поняла. Говорил он странно, выражался - ещё более странно, и Дерпи не была уверена, что у неё найдутся ответы.
Тем не менее она серьёзно кивнула, раскрыла клапан на сумке и вытащила оттуда небольшую складную подзорную трубу.
- Не знаю сколько времени прошло с тех пор, но я поднималась в небо и смотрела на Эквестрию с помощью вот этого, - она приподняла увеличительный прибор, чтобы его было лучше видно. - Ситуация тогда была несколько иной, но я расскажу о том, что видела.
Она вздрогнула и прижала крылья, словно на мгновение стало очень холодно.
- Я видела Ночь над Мэйнхеттеном: она, кажется, отходит прочь. Стоило мне уснуть, и мне виделись кошмары, но там была принцесса Луна, и сейчас с этим, похоже, покончено. Я была в Кристальной Империи, и там везде были щупальца, а теперь в той стороне тихо, полагаю, и принцесса Кейденс сумела справиться, во всяком случае, к ней пришли на помощь.
Пока что с попыткой передать ощущения выходило не очень. И всё же она продолжала:
- Дух хаоса, что бушевал в Вечнодиком лесу, погнался за принцессой Твайлайт и оказался где-то в окрестностях Понивилля... Я пыталась объясниться с ним, показать ему наш образ мыслей, но мне это оказалось не по силам. - Она задумчиво нахмурилась. - Должно быть, я и сама плохо понимаю этот наш образ мыслей. Но сейчас в Вечнодиком лесу стало спокойнее, зато в Понивилле что-то точно идёт не так. И хоть этот город я называю своим домом, мне страшно даже подумать о том, чтобы приблизиться к нему.
Она подняла на кентавра грустный взгляд. Да уж, пусть от одной мысли о встрече с Ниротом ей становилось дурно, решение избегать приближения к Понивиллю было настоящей трусостью. Тем более что по ощущениям Нирот был не главной проблемой маленького городка.
- Если кто и нуждается в немедленном спасении, так это жители Понивилля. Но есть ещё Кантерлот, по-прежнему отрезанный куполом от остальной Эквестрии. Мне не удалось с такого расстояния заглянуть внутрь, поэтому я не знаю, что там творится. Даже ощущается он - отрезанным.
Будь у неё побольше времени, она могла бы сформулировать свои ощущения или попытаться разобраться в них, прежде чем говорить, но вопрос был слишком неожиданным, поэтому Дерпи говорила как есть. Немного сумбурно, выстраивая фразы на ходу... Не удивительно, что её вряд ли сумеют понять.
- Что же касается Клаудсдэйла, то я только оттуда, - тут уж пегаска улыбнулась и подняла голову, - там всё в порядке, он вернулся! То есть он исчезал, и исчезал надолго, вернее улетел на спине большого кита, но кит - добрый, хоть и большой, а сердце у него - красивое и питается от кристалла. А кристалл - он вот! - Она показала артефакт, до этого беспечно висевший у неё на груди в качестве пусть и слишком большого, но обычного украшения. - А кит улетел, и город мы восстановим, правда пока что он никуда не полетит, но со временем там всё будет как раньше. Надеюсь, вы видели, каким был Клаудсдэйл раньше, потому что наверное понадобится много времени, чтобы привести его в порядок...
Она поняла, что болтает уже совершенно не о том, и замолчала, не замечая того, как смотрят на неё грифоны и кентавр. Спустя пару мгновений Дерпи вздохнула, пожав плечами, и продолжила:
- Не думаю, что я смогу что-то ещё рассказать. Я знаю только то, что можно увидеть с высоты с помощью подзорной трубы, но это вы и сами можете. А я хоть со многим сталкиваюсь, понимаю далеко не всё. Мне просто хочется, чтобы все могли спокойно ходить и улыбаться, никто не бегал в страхе и не дрожал от ужаса, чтобы во сне исполнялись мечты, а не преследовали кошмары. Чтобы разрушение хоть и шло бок-о-бок с созиданием, но было не таким бесконтрольным и хаотичным. Чтобы перед нами вставали проблемы, с которыми мы можем справляться. Я хочу жить в Эквестрии, в которой не правят те, с кем я сталкивалась в Кристальной Империи, Вечнодиком лесу и мире Снов. Я всего лишь пони.
Она покачала головой, не зная, как ещё объяснить свой взгляд на чью-то пасть, и по-правде говоря уже начинала жалеть, что раскрыла свою. Если она и была более чувствительной, то доходчиво объяснять свои ощущения до сих пор не научилась. Оставалось лишь надеяться, что из всего сказанного обитатели Ласточки выведут для себя что-то полезное.

+2

33

- Первое. Можем ли бы использовать Веретено чтобы собирать и направлять волю народа? Так же как оно собирало страхи и гниль, можно направить и усилить Элементы? Второе. Можем ли мы пробить купол из мира Снов? Так же как существа Мрака Никты проникали в наш мир через кошмары мы можем внедрять образы героев в наш мир через спящих Кантерлота. - предположил Тэурус.
Дракон поднял магический “инструмент”, при этом стараясь сохранять трезвость ума и холод с своём сердце. Нельзя было позволить колдовству снова показать те ужасные образы... Не снова. Неверие конечно сила страшная, но вот даже едва приоткрытая завеса видений, была неприятна так же как ругань или неприятный запах за обеденным столом.
- Можем ли мы рассчитывать на Алмазных псов? Их туннели и скорость рытья бы отлично нам помогли в эвакуации, - поинтересовался Тэурус, пытаясь найти дополнительные средства в нелегкой задаче по выводу гражданских.
В этот момент Воронка совсем "слетела с катушек" и начала жрать магию, что несомненно было мало приятной вестью и зрелищем. Впрочем и тот факт, что в качестве гарнира выступил кристальный замок Поннивиля не внушало спокойствия.
- Простите мне мою слабость, но пока светит солнце, я бы воздержался от дальнейших полётов, - с ненавистью к собственной бесполезности в данный момент, извинился дракон. То, что чешуйчатый летал в Мейнхэттене и так выпадало на раннее утро и сумерки, а уже неплохо почесало шкуру дракона, не говоря уже о следах упадка сил.
- Но раз уж “Пожиратель” так любит всё цветное, не могла бы Рейнбоу Деш провести свой коронный маневр чтобы отвлечь тварь от замка? - спросил Тэурус у радужной пегаски, видимо очень нехотя уповая на силы других. Эта… Дрянная неуместность, неспособность оказать существенной поддержки, неплохо так била по самолюбию дракона, не говоря уже о гордости. “Ненужный “рыцарь”” - примерно так сейчас себя мог охарактеризовать себя дракон.
- Если зверь прознает про связи магии… Мы должны будем защитить древо гармонии, так что необходимо быть готовым к бою в лесах, - последовал очередной, вероятный и не утешительный прогноз Тэуруса.

0


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Окраины города » Небо над Понивилем