My Little Pony: Equestrian Friendship

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Центр города » Салон красоты Алоэ и Лотос


Салон красоты Алоэ и Лотос

Сообщений 61 страница 81 из 81

1

Самое чудесно-расслабляющее, чисто-умывающее, красота-наводящее место во всем Понивиле. Здесь работают сестры Алоэ и Лотос, которые готовы сделать вас красивыми и счастливыми с 8 утра и до 8 вечера. В этом замечательном месте найдется ВСЁ для отдыха и не только. 
Подарите себе хорошее настроение! Доступные цены! Мастера салона красоты используют только профессиональную косметику. Помимо сауны, здесь же находиться парикмахерская, где вам сделают удивительные и скопытсшибательные прически вашей мечты.

https://derpicdn.net/img/2015/6/16/918347/large.png

0

61

"Жеребячьи банды?" — усмехнулась мисс Винг. Подобное заявление показалось пегаске весьма забавным поводом для попадания в передрягу. По крайней мере, она была уверена в том, что все ее проблемы вытекали из более важных и серьезных вещей. Ну, чаще всего. Впрочем, даже она хорошо помнила о том, как некоторые "особенно рисковые" жеребята сбивались в группы и пытались казаться круче, чем они есть. Пожалуй, даже сама Волчи хотела когда-то стать одной из таких "крутых" жеребят, но ее родители запрещали ей связываться с плохими компаниями. А такие компании, очевидно, были очень плохими. Ну, а Волчи... Волчи была хорошей кобылкой и слушалась. Какими бы наикрутейшими ни были те жеребята...
  Тоур же рассказал о... Героизме одной пони. Право слово, самопожертвование у пони в крови! Пускай это и деструктивный стереотип поведения, однако Мисс Винг все равно восхищалась абсолютно любыми проявлениями героизма, что бы кто ни говорил. Это всегда было очень... Вдохновляюще. Побуждало на такие же хорошие поступки и даже отводило на задний план тот факт, который преследует семейство Вингов ещё с незапамятных времён. Никому не будет никакого дела до того, кем являлся герой. Главное, что он смог кому-то помочь, а остальное неважно. Даже если Филс снова заговорил бы о том, что это за "стереотип поведения" такой и откуда у него ноги растут. Он подходил с научной точки зрения. Вульф же скорее поддавалась эмоциям.
— Это потрясающе! Та кобылка действительно повела себя как настоящий герой. Впрочем, уверена, что пони в принципе всегда готовы на героический поступок, — в этих словах не было ничего такого. Даже, напротив, это было что-то вроде гордости за свой вид, но все же то, как пегаска произнесла "пони" заставило ее запнуться на мгновение. А правильно ли она выражается? Точно ли все хорошо? Сомнения вновь начали скрестись по спине. Но Вульф так просто не поддастся всяким "сомнениям", — Впрочем, мне кажется, я бы сперва умерла на месте от волнения, ахах. Вам повезло с проводником, — ооо, она бы с радостью добавила, что грифоны бы так не поступили. Нет, серьезно, довелось ей однажды пройтись в сопровождении этих пташек. Так они вовсе бросили путешественников, как только запахло жареным. "Вы нам не платили за это!" — заявил один из них. Ну вот и... Ну вот и не важно!
— Пожалуй, про героизм я ничего рассказать не смогу, уж слишком мой компаньон был серьезным и хмурым, — точнее, одержимый наукой, поисками и совершенно плевал на "чужих" пони, — но... Что вы знаете о леопардах? — это была классическая подводка к любой истории Филса. Порой он просто говорил что-то о леопардах, а затем продолжал совершенно иную тему. Порой казалось, что он сам был не уверенным в себе жеребцом. Но как это так, он же всегда такой внимательный, серьезный и чертовски уверенный! — Есть у меня одна сказка о пятнистых кошках, но ее я расскажу... Когда-нибудь, — пегаска таинственно улыбнулась собеседникам, даже не заметив того, что одна из слушателей уснула. Ещё один излюбленный жест Хассобиара, навевать какую-то непонятную таинственность на слушателей, просто, чтобы она была и все, — Расскажу о волках. Однажды мы с моим компаньоном столкнулись с целой стаей древоволков. Это было ещё на территории Эквестрии, так что мы тогда ещё были не очень-то и дружны. Сами знаете, какие эти деревянные создания злобные и опасные. Да ещё и прочные, голыми копытами не так-то просто одолеть хоть одного, а когда их несколько и они явно настроены съесть вас — пиши пропало. В таких ситуациях стоит бежать. Без промедления. Но слушал ли этот настырный "профессор" какого-то, глупого пегаса с погодной фабрики? Нет! — Волчи разочарованно фыркнула, вспоминая самую первую проблему в начале путешествия с Филсом. Он никогда не не слушал, действуя по-своему. Пускай в итоге и начал себя вести как заботливый соратник, но по началу было непросто, — И мы начали спорить. Громко, на повышенных тонах, каждый был при своем мнении, но мы оба перестали замечать подкрадывающихся волков. Я авторитетно подметила, что волки летать не умеют, а у меня крылья пока ещё на месте, на что мой напарник лишь рассмеялся и заявил, что... — кобылка возмущённо шумно втянула воздух, чтобы и успокоиться и одновременно не задохнуться от возмущения, — что "какие-то там пегасы ничего не смыслят в поведении местной фауны"! Это было оскорбительно. На самом деле, трудно сказать, как мы вообще смогли так сдружиться, — мисс Винг застыла на мгновение, прокручивая в голове один из многочисленных моментов, когда единорог предупреждал ее о том, что однажды путь придется продолжать собой. Знал ли он о чем-либо, что случится в будущем? Нет. Ничего не случилось, — Это было трудным испытанием дружбы. И в итоге... В итоге мы препирались и ругались так сильно, что волки просто скрылись подальше от пугающих источников такого шума. В тот момент единственное, что мы поняли так это то, что мы можем работать сообща лишь ругаясь друг с другом. Пару раз на нас набредали кто-то вроде грабителей. В итоге мы снова заспорили, как лучше поступить и тот пони просто оставил нас в покое, раздраженный тем, что ему пришлось выслушать. Мы были самым глупым дуэтом в путешествиях. По началу! А потом начались более опасные и более... Сплочённые приключения, — так о чем был этот рассказ? Наверное, ни о чем. Просто поддержание беседы. Изливание накопившихся чувств? Желание понастольгировать? Все сразу? Возможно. А может это был просто разговор ни о чем, чтобы поговорить. Даже сама пегаска не могла понять, зачем только что рассказала такую глупость, но, наверное, было бы проще сделать вид, что такая глупая история рассказана для "затравки".

+1

62

Если на одних пони, добавленные в эту "ванну" экстракты, масла и ещё что-то действовали бодряще, то на кое кого похоже они действовали подобно снотворному и одна из пони в какой-то момент чуть не нырнула носом в воду. Полусонное состояни данной кобылки не помешало ей продолжить беседу и расказать о том, как она со своими друзьями пробралась на корабль и совершила там неожиданное бутешествие будучи ещё жеребёнком. Ещё бы чуть больше деталей и один из пони точно бы начал задавать вопросы и коментировать, высказывать свои мысли и похожие случаи, так как расказ начал казаться ему интересным. Но этого не произошло, информации оказалось слишком мало. Поэтому, Тоур просто повспоминал про полёты на дирижаблях и путешествия на кораблях,  решил, что эти истории не совсем подходят для данной беседы и заодно вспоминал дество. Да, то самое детство, когда можно делать всё, что вздумается, а тебе за это не будет ничего, ну почти ничего, когда не надо работать, хоть работа эта и нравится, когда можно играть с друзьями от рассвета и до заката. Это наверное самое замечательное время, вспомнить только игры,  ну кто себя не представлял каким-то героем или злодеем, или кто не обыгрывал события из истории Эквестрии, кто не мечтал стать кем-то великим и тому подобное. Это неговоря об обычных играх, те же самые настольные игры, или прятки, догонялки, различные клубы и кружки по интересам и многое другое. Ещё стоит вспомнить школу, ведь кто-то её любил, а кто-то наоборот ненавидел и не понимал зачем это нужно. Всё это вспоминалось и проносилось подобно огромному железнодорожному составу, летящему мимо на полной скорости, воспоминание за воспоминанием, вагон за вагоном.   — Эх, весело было мелким, хотя детство это всегда весело и беззаботно. Можно во что-то вляпаться совершенно безнаказанно или наоборот даже тогда когда ничего этого не предвещает, весело это всё таки. Грифоны, корабли, ящики, было определённо весело, хотя на кораблях частенько так сказать весело. Кто-то трясётся над своим грузом, кто-то что-то ищет, кто-то на отдых, кто к родственникам, и почти всегда есть кто-то кого укачивает и кто-то, кто ищет приключений на пятую точку опоры. Нда, весело.— С этими размышлениями, Роур  внимательно выслушав всё, посмотрел на расказчицу которая если не спала, то похоже дремала облокотившись на край бочки. Посмотрев на неё, он сказал полушёпотом: "Похоже кое кто устал сегодня, поэтому, не буду-ка я мешать своими глупыми рассказами. "
После обращения буд-то вникуда, единорог встал и подойдя поближе к пегаске, что бы не мешать разговорами пони, которая по видимому решила поспать прямо в ванной. Как только он встал, вместе сним поднялись и клубы пара, по видимому воду по прежнему продолжали потихоньку подогревать, а кузнец перемешал разные слои воды и тем самым создал эти самые клубы пара которые на несколько секунд даже поднялись вверх. Это не было парилкой, но уже потихоньку начинало её напоминать из-за температыры и влажности, но помещение было слишком большим, что бы его можно было так же прогреть. Усевшись поближе к пегаске, Тоур подтянул к себе чашку недопитого чая, поставив его на копыто и кристал, который он положил рядом с собой, на край этой "бочки". В конце концов устроившись поудобней он продолжил разговор.—Хм... Наверное дело в том, что вы разные и видите мир по разному, хоть и преследуете какую-то общую цель. Но это наверное всё неважно.— На какой-то момент он остановился, ведь обычно ему было безразницы кому и что он говорит, и что после подумет о нём собеседник, единственное что его притормаживало это было некое уважение к тем, с кем он разговаривал, а это уважение было хоть и небольшим, но почти ко всем. Поводив взглядом и нахмурив брови, Тоур паралельно задумался, а почему же он сейчас вдруг остановился и не сказал, что им просто надо разбежаться в разные стороны раз они не ладят. Вместо этого, он решил не говорить об этом, а продолжить разговор в другом направлении: "Так рассказ был о леопардах, волках или о храбрых пагасах? Шучу.  И честно говоря, я думаю каждый бы так поступил как та кобылка, даже вы, ведь когда кто-то нуждается в помощи, совесть просто не позволит остаться в стороне. "
В какой-то момент, у Тоура появилось желание расказать ещё что-то, но это желание было отложено до лучших времён. Сделав пару глотков уже подостышего чая он вспомнил, что ещё прихватил с собой пачку писем и неплохо было бы их просмотреть, только вот как их достать, ведь Алоэ и Лотос ушли, а вылазить из тепла в холод особого желания небыло. в конце концов допив свой чай, кузнец решил разобраться с письмами чуть позже. Поставив чашку чая прямо в воду, таким образом что она превратилась в миниатюрное плавучее средство для тех, кто мог бы в ней поместиться, Тоур расслабился и продолжил пялиться в потолок опять навострив уши.

+1

63

— Ох, — выдохнула Волчи, осознав, что Аяно действительно уснула. Теперь стоило говорить потише, чтобы не нарушать ее покой. Или все стоило бы разбудить до того, как она уткнется носом прямо в воду? Или...
       Чтобы кобылка все же не наглоталась воды и не пробудилась столь неприятным образом, Волчи "подставила дружеское крыло", чтобы кобылка не склонилась слишком близко к воде. Да, так делают заботливые пони! Или... Или не совсем так.
     Меж тем. Разговор продолжался.
     Героизм, значит?
     Проблем с желанием помочь ближнему своему у Вульф Винг никогда не возникало. Напротив — ментально она была тем ещё альтруистом, но, стоило делу дойти до этого самого физического дела, как на пути возникал ее соратник, который однозначно говорил короткое "Нет" и утягивал молодого и отзывчивого пегаса за собой на дно этого... Гнетущего ощущения неправильности. Он не был злодеем. Но он всегда был практичен и заранее продумывал все варианты. К сожалению, в основном провальные, чтобы их избежать.
— "Разве мы не должны им помочь?"
— "Разве оно того стоит?"
      Да! Должно, по крайней мере. Разве спасённая жизнь уже не отличная плата за помощь? Как же ей хотелось просто отмахнуться от каждого слова и отправиться в невероятное приключение со спасением множества жизней, возможной жертвой собой, но неожиданным образом возвращаться обратно, стать одним из тех прекрасных героев из книжек! Но все это было лишь глупыми романтическими мечтами. Филс внимательно выслушивал ее каждый раз, но в итоге обрывал ее на полуслове и говорил, что "Нам стоит позаботиться о делах насущных, тебе так не кажется?" — и ведь он был прав! Он был абсолютно прав. Им нужно было найти лекарство. И у них было не так много времени, относительно... Всего. Но сейчас-то оно есть! Сейчас проблем не так много. Смогла бы мисс Винг сейчас пуститься на героические подвиги, просто чтобы потешить свое эго, как это делает абсолютно каждый герой? Смогла бы она попытаться пожертвовать собственной жизнью ради незнакомца? А смогла бы она в слепую камнем упасть в неизвестность только ради какого-то пони, что заплатил за проведение по лесам?
— ... Совесть просто не позволит остаться в стороне.
     Разве не позволит? Разве ей будет хоть какое-то дело до незнакомца? По всему миру умирает немало пони прямо сейчас, должна ли она о них переживать? Да нет, это их проблемы. Не ее.
      Или все же её? Мечта, желание, все такое прочее. Романтично, но необязательно недостижимо, необязательно бессмысленно. Или бессмысленно? Какой смысл в героизме? Чужое спасение? Какой ценой? Другой пони сможет вернуть тебе, например, потерянный во время его защиты... Глаз! Разве другой пони сможет оживить тебя? Мимолётный всплеск гордости и искра в чужих глазах стоят собственной жизни, Catulum?..
— Нет, — спокойно ответила Вульф, даже не пытаясь юлить, — Порой бездействие лучше необдуманных действий.
— Порой бездействие лучше необдуманных действий, — практически в унисон с собственными воспоминаниями протянула пегаска, многозначительно кивнув, как бы подчеркивая уверенность в (не)своих словах. Это было честно. Глупо было бы заводить друзей, если бы они с самого начала томили мысль о том, что ты белый и пушистый герой.
— Чаще всего стоит полагаться лишь на себя. Или пройти мимо. Героизм не будет иметь смысла для тебя, если ты при этом не выживешь.
      Это не было правильным... С моральной точки зрения. Однако, если она что и выучила за долгое время общение с Хассобиаром, так это то, что все пони действуют в первую очередь из эгоистичных побуждений. — Самопожертвование есть ярчайшее представление эгоизма, — иллюзорно подсказывал занудный единорог из воспоминаний дальнейшие слова для продолжения беседы. Не будет ли это слишком...
— К тому же, известно, что самопожертвование это лишь одна из форм... Эгоизма, — ... Неправильно. Она действительно это сказала. Возможно, ей просто хотелось поговорить на подобные темы, как в старые добрые, но разве это не противоречит всему, за что боролись "Элементы Гармонии"?
— А как насчёт вас? — неожиданно дружелюбно вновь заговорила пегаска,— Вы бы прыгнули в неизвестность, чтобы спасти незнакомца и возможно расстаться с собственной жизнью ради этого?
Странное гнетущее чувство связанное с внезапно возникшими фразами Филса, начало напрягать пегаску. Чего это она вдруг. Никогда такого сильного желания говорить его озлобленным языком не было. С другой стороны, тема героических подвигов поднималась Волчи практически постоянно, из-за чего оба путешественника устали выслушивать одно и то же. Но тема все равно поднималась. Случайно ли, специально ли, но она поднималась и она присутствовала. И Филс всегда имел к этому закрепившееся отношение, в то время, как Вульф всегда сомневалась в своей позиции и медленно поддавалась на уговоры единорога, действительно подумывая о том, что это не есть хорошо.
       Но все же. Все же она восхищалась героями из книжек.

+2

64

Пока Тоур вспоминал про письма, пегаска подставила крыло, другой кобылке, которая устроилась поудобней на краю бочки, сколько от этого было проку не совсем понятно, но не это главное, тут важней совсем другое. Казалось бы обычная забота о ком-то, но это вызвало некоторый диссонанс, как и фраза которая была произнесена, хотя касательно этой фразы, спектр эмоций был чуть шире, там были и удивление и некоторая озлобленность и отторжение такой точки зрения на уровне инстинктов. Ведь кобылка сказала — "Порой бездействие лучше необдуманных действий" — эта фраза на какой-то момент даже разозлила его, но всего лишь через миг, единорог уже был спокоен.
Тоур не понимал, каким образом можно было сделать такой странный вывод, о том, что бездействие лучше действия. Иногда это всё же это было так, но автоматом вспоминался старик который вдалбливал в голову этого пони большую часть его мировозрения, поэтому ответ был довольно твёрдым. Опустив голову и строго посмотрев на пегаску, он ответил —  "Нет, и точка. Это всего лишь оправдание, а оправдания не меняют их причины, а причина здесь, это  страх. Ценой будет чья-то жизнь, совесть, и позор на всю жизнь, и сколько ты потом не сделаешь добра, даже один подобный поступок может окунуть тебя на самое дно и тебя никто не вспомнит."— По правде говоря этот ответ был слегка запоздавшим, так как уже была произнесена другое предложение. В целом, это не имело значения, так как разум всё ещё переваривал то, каким образом, до такого можно было дойти. "— С какой-то точки зрения можно согласиться, в некоторых исключительных случаях, очень редких, но это не должно быть закономерностью! Это не должно быть оправданием своих слабостей или просчётов, когда вся ответственность перекладывается на других, эх, это то чего чего следует избегать. Вообще с какого дуба надо рухнуть что бы до такого додуматься? Так, стоп, я сейчас обвиняю её в том, что сам совершал неоднократно, блин! Нда, идеалы нужны не только что бы быть, а что бы следовать им, а я не всегда им следую и ещё кого-то в чём-то обвиняю, и опять оправдания которые ничего не меняют, Не всегда всё зависит от стараний, ну значит плохо старался. Лан пофиг, всё фигня, это уже неважно. А вообще, странно как-то, сама помогает тут незнакомой пони, и говорит, что иногда бездействие лучше, чёт здесь не то."
— "Хотя, забавно слышать порицание в необходимости помогать кому-то, от той, кто в этот же момент пытается помочь едва знакомой пони. Пускай это даже сомнение, это сочетание, всё равно странно." — Помимо прочего стало понятно, что нужно менять тему, так как особого желания обсуждать, кто правее самых правых не было, и сделано это было довольно быстро.
Кристалл, который лежал всё это время без дела, наконец-то стал объектом внимания, он был поднят в воздух и передан собеседнице для осмотра.  Передав его, жеребец перенаправил разговор в другое русло: "Расскажу ка я кое что о леопардах, кхм, кристаллах. Эти блестяшки, родом из империи, куплены за огромную сумму,хотя, это всего лишь материал, для настоящих магических инструментов, линз, моноклей, фильтров, измерительных приборов и многого другого. С их помощью, можно увидеть саму суть того, что они освещают за время вспышки, ту магию, что вокруг нас, эти потоки, её следы, можно даже узнать всё о чьём-то здоровье. Жаль, что они одноразовые, одна вспышка порой меньше секунды и потом это обычная безделушка, а про цену на них, я лучше промолчу.  А насчёт эгоизма и самопожертвования, я вам так скажу, если личность неполноценна, будут попытки компенсировать то, чего не хватает, но отсутствие страха и способность его преодолеть, это совершенно разное."   Говоря это, Тоур вспоминал одну историю,которая очень многое сейчас могла бы поведать этой кобылке, жаль только, что рассказывать её не стоило. Ведь если рассказать о том, как оказываешся ещё будучи жеребёнком под влиянием очень сильного заклинания, способного запросто повредить рассудок взрослого пони, и оказываешся под его влиянием по осознанному решению некогда одного из лучших магов прошлого, явно ничего хорошего не будет. Хотя если бы Вы оказались заперты внутри самих себя, со своими собственными демонами, которые есть практически в каждом. Если бы Вы, оказались внутри себя, и должны были примириться с собой, понять что ваши действия, это результат чувственного восприятия, эмоций, желаний и если вы их не контролируете, тогда их могут взять под контроль другие. Если бы вы находились внутри себя, пока не поняли бы, что ваш разум это всего лишь инструмент, как и ваша воля, на пути к вашим целям. Как бы вы поступили, если бы поняли, что вы должны контролировать это всё, и развивать, иначе Вы сами, можете стать орудием чьих-то очень умелых манипуляций? Что бы Вы сделали, если бы понимали, что ваша воля подобна огню в печи, который надо умело контролировать, или молоту, что бьёт по наковальне, который надо направлять с помощью разума, для достижения целей? Как бы вы поступили, если бы знали, что есть те пони, которым это осознание не свойственно, и есть те кто к этому стремится, и они подобны ночи и дню, не могут быть вместе и находить общий язык. Что бы вы сделали, если бы хотели это всё объяснить, вот так вот, сразу, передать весь свой опыт, но не могли! Не важно, Вы, это, Вы, а Тоур, ничего не стал объяснять, он просто глубоко вздохнул, уставился в потолок и ответил — "Я не буду загадывать наперёд, прыгнул бы я или нет, но надеюсь, мне не доведётся попадать в такие ситуации. " — После чего единорог опять уставился в потолок с грустным, задумчивым и рассосредоточенно-апатичным взглядом.

+2

65

Тоур рассказывал, и звуки его слов растворялись в сонном сознании, впрочем, оставляя след в виде спутанных и оттого немного странных образов. Вот светло-серый единорог идёт куда-то с двумя другими пони. Помимо них, там была ещё пегаска, которой почему-то оказалась Вульф. Пегаска пролетела над мостом, троица же в порядке очереди (или не совсем) пошла по нему. Мост оборвался, Тоур полетел вниз, и Вульф кинулась его спасать. Потом эти двое сидели на камне посреди реки и тумана, и вокруг почему-то были крокодилы. Через какое-то время (несколько секунд или несколько часов — во сне разве поймёшь?) крокодилы превратились в неясные силуэты пони, которые двигались всё в той же молочной белизне. И кьютимарка у пегаски оказалась в виде компаса, хотя Аяно прекрасно знала, что у Вульф метка другая. Это смущало единорожку даже больше всех остальных странностей, вместе взятых. В тот момент она впервые появилась на месте действий в качестве не бесплотного наблюдателя, а вполне материального участника — стояла в холодной воде и смотрела, как тени переводят через реку Тоура и Вульф-или-не-Вульф. Аяно ломанулась за ними, но знакомые уже скрылись в тумане. Тени тоже исчезли. Вместо них на берегу единорожку встретили деревья и… древесные волки? Ну да, они выглядели как волки, но с яркими пятнами на боках, как будто испачканные светящейся краской. Ещё дальше в лесу стояли и спорили два пони. Они были слишком далеко, чтобы предупредить их об опасности. Впрочем, волки не трогали ни их, ни единорожку. Никто ни на кого не обращал внимания, все жили своей жизнью, не мешая друг другу и даже не пересекаясь. Только вот пони спорили очень сильно. Аяно начала пробираться к ним, обходя волков и невесть откуда берущиеся ямы, продираясь сквозь резко вырастающие перед носом кусты, ветки которых, словно живые, сами тянулись к шерсти, цепляясь за неё и мешая двигаться. Но несмотря ни на что единорожка продолжала идти, и постепенно голоса говорящих становились разборчивее.
- Хотя, забавно слышать порицание в необходимости помогать кому-то от той, кто в этот же момент пытается помочь едва знакомой пони.
Шаг. Ещё один.
- Пускай это даже сомнение, это сочетание всё равно странно.
Хвост запутался в колючих ветках. Телекинез почему-то не хотел работать, поэтому пришлось воевать с кустами голыми копытами (и не только). Попутно кобылка слушала диалог, который начинал звучать так, будто пони говорили над самым ухом единорожки. Голоса были смутно знакомыми, но вспомнить говорящих никак не получалось.
- А как насчёт вас? Вы бы прыгнули в неизвестность, чтобы спасти незнакомца и возможно расстаться с собственной жизнью ради этого?
Дёрнув кончик хвоста зубами, Аяно наконец вырвалась из кустов, а заодно из сна. Открыв глаза, она с вялым удивлением уставилась в пространство перед собой.
- Вода. Вода? Ну да. Это бочка.
Пока единорожка моргала, пытаясь разобраться в бардаке, который творился у неё в голове после пробуждения, один из её новых знакомых продолжал говорить. Аяно не сразу обратила внимание на небольшую перестановку. Немного повернувшись, она заметила, что Тоур теперь находился гораздо ближе к Вульф. В то же время единорожка не помнила, чтобы он пересаживался.
- Так блин!
Стоило только отвлечься на несколько секунд… или минут… Сколько вообще прошло времени?
- И я что, спала? Всё это время я просто спала?
Ну да. И ещё Вульф подставила ей крыло. В обоих смыслах. Хорошо, что под шерстью не было видно цвета щёк единорожки. Зато выражение мордочки пусть ненадолго, но выдало крайнюю степень её растерянности и смущения.
- Я не буду загадывать наперёд, прыгнул бы я или нет, но надеюсь, мне не доведётся попадать в такие ситуации.
Это звучало как ответ на вопрос, который Аяно услышала ранее. Но тогда она была в лесу. В несуществующем лесу с несуществующими пони. Получается, часть разговора из сна была реальна? Ну то есть как минимум часть слов принадлежала реальному миру, а мозг единорожки, не заморачиваясь с придумыванием диалогов, взял и перенёс услышанное в сон. Потому что почему бы и нет. Зато в этот раз хотя бы без кошмаров.
Незаметно мысли кобылки переключились на сам вопрос. Если бы пришлось отвечать по-честному, то она бы не смогла бы с уверенностью сказать ни "да", ни "нет". Наверное, это зависело бы от многих обстоятельств. От того, кого пришлось бы спасать, кто это мог видеть, нужно ли это самой единорожке и зачем. Обычно эти расчёты происходили быстро, и кобылка действовала без промедления. Но если отбросить все возможные за и против, не оставив ни корысти, ни притворства, что бы она тогда сделала? Ничего?
- Нет. Я же хорошая. - или по крайней мере старается быть таковой. - А хорошие пони помогают друг другу. Даже ценой собственной жизни. Остальное неважно.
Единорожка так сильно задумалась, что её можно было бы снова принять за спящую, если бы не открытые глаза. Около её носа на маленьких волнах покачивалась пустая чашка.
- Это тут откуда?
Аяно огляделась по сторонам, потом снова уставилась на чашку. Та, конечно, никак ответить на вопрос не могла, даже если бы он не был мысленным.
- Можно напомнить, как разговор пришёл к этой теме?
Вопрос был, можно сказать, двойным. С одной стороны, он мог бы стать вступлением для смены, по-видимому, не особо приятной темы. С другой — пока была такая возможность, Аяно не хотела прямо говорить, что часть разговора она просто проспала и теперь пытается понять, что именно она пропустила. Хотя, наверное, это и так уже заметили.

+3

66

Злоба. Гнев. Ярость. Называйте как нравится, однако факт остаётся фактом. Ее невозможно скрыть. Ее невозможно спрятать за глупой улыбочкой, за нарочитой серьёзностью, за пустыми разговорами. Ее сложно унять. Трудно управлять клокочущей в груди яростью, что выжигает изнутри, словно беспощадное пламя, пытаясь вырваться наружу. Чем слабее барьер, тем проще ей вырваться. Но даже если удается ее сдержать. Даже если стены пошатнулись, но выстояли, если крепость была сохранена, а проклятый огонь угас так же внезапно, как и появился, даже тогда невозможно скрыть последствия. Невозможно скрыть почерневших от копоти стен, тлеющей травы, что пала жертвой буйной стихии, а также яркий блеск в глазах. Его легко заметить. Это не столько злоба, сколько болезненное сияние. Стоит лишь уколоть собеседника, как он сразу же реагирует на раздражитель. И реакция может быть совершенно разная, это непредсказуемо и порой опасно, из-за чего не стоит специально подтрунивать над окружающими. Но любая негативная реакция произрастает из боли. Давно прошедшая или только обретенная — она всегда движет нами. Как бы ни было горько признавать, но боль всегда была главнее чем что бы то ни было. Она выполняет роль скульптора, создавая чужую личность, роль двигателя, подгоняя странника, роль убежища, когда больше ничто не кажется реальным, роль яркого пламени в камине, что порождает нашу реакцию. Преодолевая боль, мы смеемся, поддавшись ей, мы рыдаем от отчаяния, потеряв ее, мы потеряем и все остальное. Больше нечего будет преодолевать и больше нечему будет поддаваться. Даже слез уже не будет.
      Однако именно боль, столь необходимая и столь важная для нас, является самым ненавидимым и пугающим ощущением. Чужая боль заметна, как бы мы ни пытались ее скрыть. Она отражается в глубине глаз, словно факел, зажженный во тьме. Она манит одним лишь присутствием и заставляет чувствовать то же самое, сопереживать, соболезновать. Мы делимся своей болью, чтобы стало легче, чтобы передать эту эстафету следующему путнику, чтобы избавиться от гнетущей ноши, а также проникнуться доверием к сочувствующему. Но это происходит далеко не всегда. И далеко не всегда боль принимает именно столь безобидные формы. Порой одинокий факел падает прямо в масляную лужу, из-за чего все подземелье заполняется бурным пламенем, что рвется наружу. Но лишь на секунду. Подобное пламя недолговечно без подпитки. Однако этого хватило. Вспышка. Яркая, словно второе солнце, выжигающая все вокруг, приносящая гибель. Ярость.
      Вульф Винг и Хассобиар Филс были двумя абсолютно противоположными личностями. Испытывая вспышку боли, одна закрывалась в себе, медленно ломаясь, второй же — выжигал своим пламенем ее источник. Мисс Винг была мягка и достаточно мягкосердечна, чтобы случайно заметивший ее посреди ночи прохожий мог спокойно уйти невредимым, а сама пегаска бы просто покинула город. Господин Филс был готов хладнокровно расправиться со "шпионом". Он был жесток, она — добродушна. Один был рационален, вторая — поддавалась эмоциям. Оба — совершенно разные, буквально противоположные. Однако это их и объединило. Вместе они составляли баланс. Вульф сглаживала углы и смягчала подход профессора, Хассобиар же возводил прочные стены в душе пегаса, помогая справляться с невзгодами. Оба делились своей болью друг с другом. Только так, ни с кем больше.
      Баланс. Гармония. Стабильность. Как долго этот пресловутый баланс будет сохраняться? Вульф знала, что она могла в любой момент остаться в одиночестве и тогда пришлось бы справляться самой, но все же, в присутствии хоть кого-то достаточно близкого, достаточно... Родного что ли, было легче сохранять внутреннее равновесие. И сейчас это начало ощущаться гораздо сильнее. Стоило чужой злобе эхом отозваться в глубинах волчьего разума, как следом последовала омерзительная гнетущая реакция.
      Собаки чувствуют чужой страх. Как и волки. Многие животные. Очень многие. Это основа основ. Страх ведёт за собой агрессию. Либо атаку. И инстинктивно... Это воспринимается всерьез, каким бы кратким ни был этот проблеск.
      Мисс Винг была в состоянии сдерживать себя. Была бы в ещё большем состоянии, если бы не дурманящие запахи. Черт бы побрал это чуткое обоняние и эту ликантропию в целом. Сейчас она могла сосредоточиться лишь на том, чтобы унять собственную, эхом отозвавшуюся, но умноженную в сотни раз за счёт этой отвратительно вязкой боли, ярость. Ярость, что медленно начинала разгораться в груди, медленно но верно приближаясь к этому блаженному ощущению, к этому восхитительному болезненному отзвуку в горрле, этой ярркой вспышке в глазах, что рразгоррится до больших прределов и рразольется в удовлетворрительном рычании.
      "Но не сейчас".
      Она уже и не слышала бормотания единорога, по крайней мере не слушала. Она даже не смотрела в его сторону. Просто куда-то перед собой. Не сейчас. Было необходимо унять инстинктивную реакцию на раздражитель, было необходимо не позволять чему бы то ни было вызывать это пламя, ни воспоминаниям, ни чужой мимолётной злости, ни собственным страхам. Куда она идёт? В каком направлении держит путь? Она вообще знает, что делать дальше? — это были верные вопросы, верные вопросы, что до этого мучали ее... Абсолютно везде. И вот они снова здесь. В красивой обёртке и с бантиком на верхушке. Прямо на пороге. Получи, распишись, глупый пегас, ты все ещё тратишь время впустую, а все вокруг тебя — в опасности.
       Она знала это. Прекрасно понимала. Но не хотела об этом думать. Ещё пару дней. А затем ещё. Он обязательно приедет со всеми необходимыми сведениями и все будет прекрасно. "Просто ещё пару дней".
"Однажды тебе придется продолжать путь без меня".
"Нет", — опустив голову, пегаска заскрипела зубами. Он говорил это когда-то давно, на что она лишь отшучивалась.
"Ты должна справиться с этим, Catulum".
"Не должна, я все ещё жду", — зажмурившись, она продолжала прокручивать эти давно затерянные во времени слова, которые были сказаны по началу просто в шутку, но затем...
"Пообещай мне, что доведешь дело до конца".
"Но мы же команда! Как можно довести дело до конца без важного напарника? Мы же..." — она не смогла довести мысль до конца, почувствовав неожиданное движение совсем рядом от себя. От страха пегаска слегка подскочила на месте и распахнула глаза, напрягаясь всем телом для дальнейшей защиты. Жуткое гудение мыслей в голове прекратилось, а в груди больше не клокотало. Волк снова уснул. Снова скрылся в своей тени, чтобы появиться уже гораздо позже. Неизвестно когда, но когда-нибудь. Все было вновь хорошо. Вновь спокойно и мирно. Аяно проснулась, Тоур... Рассказывал о чем-то. О кристалле? Ох, была бы Вульф кристальной пони или единорогом, она бы была заинтересована, но в обычной ситуации минералы ее не слишком привлекали. Всегда были дела и вещи ценнее и важнее. Но что-то все же привлекло ее внимание. Глаза кобылки распахнулись ещё шире от удивления.
"Увидеть саму суть", — вот черт.
"Узнать всё" — лягать вас налево, как она могла быть столь опрометчивой? Это была угроза. Это была более чем угроза ее мирному существованию и спокойной жизни. Нужно было что-нибудь сделать до того, как что-либо станет известно.
"Это не убийство. Это самооборона. Ты забыла, как он хотел напасть на нас?" — нет, подобные методы были из ряда вон. Сейчас было необходимо успокоиться. Волчи сделала глубокий вдох, после чего медленно выдохнула, прикрыв глаза. Все хорошо. Один пони не способен сделать ничего чересчур опасного, так что беспокоиться не о чем. Наверное.
Она бы возможно и задумалась над тем, чтобы как-нибудь обезвредить кристаллическую угрозу, однако...
— Можно напомнить, как разговор пришел к этой теме? — Аяно! Стоп. Какой теме? Она снова прослушала! Глупый глупый глупый пегас, пора бы прекратить пропускать все мимо ушей. Неудобно-то как.
— Хороший вопрос! — неловко улыбнулась Волчи, раздумывая над тем, стоит ли менять тему, — Просто мало кто способен принять рациональную точку зрения, — она лишь усмехнулась, стараясь выглядеть как можно более естественно и расслабленно, что давалось с трудом.
— Кстати говоря, как спалось? — это прозвучало как издёвка, но одновременно с этим в ней прекрасно ощущалось это странное заботливое тепло. По крайней мере, Волчи попыталась придать своей интонации именно эти словно родительские или дружественные нотки, чтобы хоть как-то разбавить и без того неприятную атмосферу, а также окончательно вытряхнуть из головы бредни старого единорога.
       Глядя прямо на пробудившуюся единорожку, Волчи периодически переводила свой взгляд на кристалл. Говорит ли он правду. Блефует ли. Правда. Блеф. Орёл. Решка. Нужно что-то решить, нужно что-то сделать. Орёл. Или ничего не делать? Оставить все на волю судьбы? Решка. Предпринять что-либо? Орёл. Сидеть смирно и не выделяться? Решка. Обманом заставить выдать кристалл и испортить их? Орёл. Просто наблюдать, а затем что-нибудь придумать? Решка. Чертова монета. Все кружится и кружится в этой глупой игре в судьбу. Продолжает крутиться, пока мозг активно пытается избрать более безопасный и менее опрометчивый вариант. Что же лучше? Сложный вопрос. Эти чёртовы решения. Эти бесконечные выборы, все в одиночку, вся ответственность на одни плечи, несправедливо! Хотя, вполне себе. Но что же решить?..
       Бездействие лучше необдуманных действий. Решка.

+3

67

— "Наверное наши истории настолько скучные, что от них клонит в сон." — Это было первой мыслью, когда стало ясно, что кое кто проснулся. В голове кузнеца были и мысли пожелать доброго утречка и спросить как спалось, да и многое другое шутки ради, но это всё быстро ушло в небытие. Сделав вид, что смотрит в потолок, единорог  искоса глянул на крылатую кобылку и понял, что-то было не так. Такое сложно передать словами, если вы не видели ни разу тех, кто  очень сильно погружается внутрь себя и в результате этого, отстраняется от внешнего мира. Именно это сейчас по всем признакам и было с ней, о причинах такого можно было только догадываться, это могло быть какое-то очень и очень важное воспоминание, попытка разобраться в себе, попытка принять важное решение или результат какого-то заклинания или даже болезни. Кое кто мог бы согласиться с высказанным ей ранее утверждением о том, что иногда бездействие лучше, необдуманной помощи, но, но, но, откуда можно узнать то, чего узнать нельзя? В этом наверное и была одна из проблем, если бы да кабы, если бы Тоур знал, что происходит, если бы он знал кем эта кобылка является, если бы он знал насколько ей нужна помощь, да, он бы помог, но всё сказанное до, "но" не имеет значения. Именно поэтому жеребец посмотрев на собеседницу чуть нахмурился, пару раз дёрнул ухом кончик которого почему-то стал замерзать, что было странно и обратно перевёл внимание на чашку, которая плавала почти посередине ванной.
"Можно напомнить, как разговор пришёл к этой теме?" — Этот неожиданный вопрос Аяно, мог означать либо, что она не спала, либо, что она проснулась, но однозначно лишь то, что её вопрос был действительно интересным, и как же это они к этой теме пришли? Кроме интересности, этот вопрос сосредоточил внимание единорога на на его источнике. Да, и вправду, разговор плавно перетёк из одного в другое, совершенно так не заметно. Вроде недавно обсуждали истории и вот уже речь идёт то-ли о героизме, то-ли о чём-то ещё, понимая что нужно было как-то вернуть разговор в прежнее русло кузнец немного повспоминал истории, но решил сначала ответить на вопрос, однако его опередила проворная пегаска.
— "Хороший вопрос!" — За этим ответом последовало ещё одно утверждение.
— "Просто мало кто способен принять рациональную точку зрения"
Когда вы хотите что-то сказать, но не успеваете, и за вас это кто-то говорит, это с одной стороны неприятно, а с другой возникает ощущение, что этот кто-то словно родственная душа понимающая вас с полуслова. Хорошо, когда это именно так, а не когда тот, кого перебили  не испытывает ничего хорошего кроме злости. Да злость опасная штука, но чувство злости как и ненависти, относится к чувствам, это часть восприятия окружающего мира, и если изменить объект восприятия или его сторону то эти чувства меняются. По всей видимости именно это крылатая и сделала, она уже была совершенно спокойна и казалась по крайней мере совершенно нормальной. Покосившись на неё ещё раз Тоур решил, что надо и впрямь возвращаться в прежнее русло и рассказывать истории, правда сперва надо ответить на вопрос более толково.
— "Хм, я тоже в некотором замешательстве, вроде как последнее что мы обсуждали, это то как группа жеребят пробралась на корабль грифонов, потом, хм, начался какой-то диалог а потом почти спор о героизме. Не помню толком, хотя сам здесь был." —  Перекинув косой взгляд на Аяно, но при этом продолжая делать вид, что смотрит на потолок, Тоур наконец-то начал рассказывать ещё одну из своих историй.
"Ладно, расскажу ка я одну немного смешную историю. Ещё когда я был в первых походах, это были походы  в которые меня брал мой старикан, он как-то прихватил меня в те самые земли зебр и мы там остались на несколько дней. Посреди ночи меня, и не только меня, разбудил шум, все бегали в панике, и как выяснилось, причиной этому был какой-то дух, которого кто-то из молодых шаманов призвал по неопытности. Сам по себе этот дух был не опасен, но он требовал большого опыта и знаний при изгнании обратно, и мог самостоятельно призывать или помогать в призыве других более могущественных духов, в остальном же, он был совершенно безобидным, мелким пакостником и шалуном, этаким любителем розыгрышей. Именно мелкими пакостями и прочим, он каждую ночь и поднимал всех, поэтому большинству удавалось выспаться только днём. Этой ночью вернулся учитель этих молодых шаманов, которые гонялись за духом. " — Сделав небольшой перерыв, на несколько секунд, что бы как следует всё вспомнить и набрать воздуха единорог продолжил. —"Если длинней, он кого-то призвал и эти духи гонялись уже за шаманами. Когда же их учитель вернулся ситуация поменялась на противоположную, шаманы опять стали гонять духов и изгонять их обратно, но всё было безрезультатно. На следующую ночь ситуация стала ещё хуже, количество нечисти стало ещё больше, и пришлось звать за помощью из соседних деревень, однако даже это не помогло, успех кто кого гоняет был подобен маятнику. Так продолжалось ещё несколько недель, пока наконец не изгнали причину всех проблем. Затем гениальное создание призвавшее этого духа похвасталось своим "достижением", после этого за ним ооочень долго гонялась вся деревня."
Тоур во время повествования, о том кто за кем гонялся стал размахивать копытом, то в одну сторону, то в другую, делая это неосознанно.
[edit]исправил пару ошибок[/edit]

Отредактировано Tour (2019-07-11 20:46:00)

+3

68

Аяно на мгновение замерла, почувствовав, как подскочила пегаска. Надо же, только проснулась, а уже умудрилась напугать Вульф. Или Тоур ей что-то сказал? Да нет, вроде ничего такого. Единорог по-прежнему производил впечатление пони, который пришёл в спа расслабиться. И только. Никакого намёка на угрозы и подозрения, даже если что-то подобное и имело место быть в начале их знакомства. Вернее, знакомства Аяно с этими двумя. Но тем сильнее бросалась в глаза напряжённость пегаски, явно контрастирующая с настроением остальных и с самой обстановкой.
- Что с ней?
Единорожка неосознанно протянула копыто к плечу Вульф, чтобы её успокоить. Но на полпути копыто остановилось, когда Аяно поняла, что пытается сделать.
- Нет, это… может того не стоить.
Неизвестно, на что так отреагировала пегаска, но если всё же на Аяно, то, может, лучше её пока не трогать. Ну, в прямом смысле. В остальных всё ещё можно.
- Всё в порядке? - негромко спросила единорожка.
Ей не хотелось, чтобы от такого пристального внимания Вульф почувствовала себя ещё хуже. Но игнорировать состояние пегаски кобылка не смогла бы ни при каких обстоятельствах. Как и тот факт, что она подставила парикмахерше крыло. Возможно, своё излишнее участие удастся замаскировать под ответную заботу? По крайней мере, так это будет выглядеть менее странно.
- Почему я просто не могу спросить? Прямо?
Потому что. Не всегда забота воспринимается положительно. Особенно если её проявляет едва знакомая пони. Это может оттолкнуть. Поэтому как бы единорожке ни хотелось защитить Вульф (неважно, от чего — от реальной угрозы или от плохого настроения самой же пегаски), прямо сейчас этого делать не нужно.
Осторожность. Одна из основ, за которые стоит держаться при общении даже с обычными пони, которые Аяно безразличны. А с Вульф - тем более. Даже если единорожка хочет помочь. Она сможет сделать это осторожно. Даже если Вульф скажет, что всё в порядке, Аяно всё равно будет настороже. Потому что она более чем уверена: не в порядке.
- Хороший вопрос! Просто мало кто способен принять рациональную точку зрения.
- Зачем вообще нужна рациональность? Не она делает пони счастливыми.
Но именно рациональность помогает предостеречься от многих вещей, которые способны сделать тебя несчастным. А иногда она сама становится причиной. Наверное, тут дело в мере? Если впадать в крайность, ничего хорошего не получится. Только вот как найти ту самую золотую середину, которой стоит держаться? Почувствовать? Вычислить? Смотреть на других и судить по их примерам?
- Но я не другие пони.
Но хотела бы быть. Разве не к этому она стремилась всю свою сознательную жизнь? Неважно, какими способами. Неважно, что это было замаскировано под заполучение Таро. Получается, он тоже был всего лишь средством? Осана помогла Пониши подружиться с Таро, но больше она ничем не была важна. Ямада же способствовал тому, что Аяно начала чувствовать. И, выполнив свою роль, стал уже не нужен.
- Стоп, о чём я вообще? Это не имеет отношения к происходящему.
Вульф тем временем смотрела на единорожку, периодически переводя взгляд на кристалл, о котором до этого рассказывал Тоур. Сейчас кобылка сильно жалела о том, что прослушала добрую половину того, что говорил единорог. Если пегаску тревожит именно кристалл, то Аяно следует знать, почему. На вскидку ничего настораживающего парикмахерша не смогла вспомнить.
- Кстати говоря, как спалось?
Несмотря на то что в тоне пегаски слышалась забота (или Аяно показалось?), вопрос заставил кобылку чувствовать себя неловко. Её сон был замечен. Но никто не осуждал единорожку и не обижался на неё. Это было странно и... приятно.
- Хорошо, но мало. - Аяно улыбнулась, глядя на Вульф. Вот если бы она раньше обратила внимание на её крыло, то оставалась бы "спящей" гораздо дольше.
Тем временем Тоур вернулся к старой теме. Вернее, отправной точке множества родственных тем для монолога.
- Ладно, расскажу-ка я одну немного смешную историю...
История была действительно забавной. Аяно она напомнила кое-что из её жизни. При других обстоятельствах единорожка скорее всего не стала бы рассказывать о чём-то подобном, но сейчас она увидела в этом возможность вернуть разговор в интересующее её русло.
- Духи, говорите? В моей старой школе тоже была одна ученица, которая увлекалась этим. Правда, она, - была, - единорожка, а не зебра. Может быть, поэтому, а может, книг толковых не попадалось, но у неё так ни разу не получилось призвать никаких духов.
Следя за жестикуляциями Тоура, Аяно чуть было не забыла о кристалле, беспокоившем Вульф, а с ней и саму единорожку. Нужно было узнать, спросить, но подвести к этому разговор так, чтобы переход выглядел как можно более естественным. Что странно, упоминание о той самой ученице не вызвало у Пониши никаких неприятных чувств с последующим погружением в воспоминания. Возможно, причиной было то, что Аяно сосредоточила все свои мысли на происходящем здесь и сейчас. Это было гораздо важнее.
- Ну а в то время, пока эта единорожка не пыталась выйти на контакт с очередной сущностью или найти для этого заклинание, она искала артефакты. Тоже не очень удачно. Обычно она находила и тащила к себе домой всякие старые или странные вещи. Или и то и другое в одном флаконе. Но ничего из этого не работало.
Так. А теперь ближе к сути.
- Кристаллы она, что странно, ни разу не пробовала. Хотя вы утверждаете, что они обладают определёнными свойствами, - которые она благополучно прослушала, да, - но откуда вам это известно? Вы уверены, что вам не продали, как вы сами выразились, простую безделушку?
- Нет, нет, не в ту степь. Нужно просто спросить.
Аяно неловко улыбнулась и опустила взгляд.
- Да, простите, я немного прослушала, когда вы говорили о свойствах этого кристалла.
Делая вид, что смущена таким признанием, единорожка продолжала сидеть с опущенной головой. В то же время она внимательно прислушивалась и присматривалась боковым зрением к реакции пегаски.
- Спокойно, Вульф, всё хорошо. Я тебя в обиду не дам, просто узнаю, что это за штука и почему ты так на неё смотришь.

Отредактировано Аяно Пониши (2019-07-11 22:22:57)

+2

69

— Все в порядке? — обычный вопрос. Хосс задавал его каждый раз,
когда хотя бы краем глаза замечал, что его вечно оживленная напарница немного хмурилась.

— Мы бродим вслепую, — удручённо протянула серая пегаска, листая дневники
в попытках разобрать небрежный почерк единорога,
— чем дальше мы заходим,
тем более безвыходной кажется ситуация. Словно, пытаясь перейти реку вброд,
мы в итоге понимаем, что она не имеет дна.

— Глубокую реку всегда можно переплыть, — тёмно-серый жеребец
попытался воодушевленно улыбнуться, но из-за усталости клыкастая улыбка
получилась блеклой и вымученной,
— либо перелететь.
— Будь я трижды проклята,..
— Ты уже, — невесело бросил собеседник.
— ... Если эту реку вообще можно преодолеть. Мы тонем, Филс. Мы. Тонем!
голос серой кобылки предательски задрожал, она прекрасно осознавала,
что следует за утоплением, она прочла последние страницы дневника.

— Мы ещё даже не опустили копыт в прохладную воду. Сейчас мы лишь бродим по каменистому берегу.
— В темноте, Филс. В темноте.
— Значит, ты не в порядке?
— Я буду в порядке, как только мы найдем эту проклятую формулу.
— Мы найдем не каменистую тропу вброд, Catulum, мы пройдем по радужной дуге и заберём все сокровища себе. И формулу тоже.
Формула так и не была найдена. А в темноте был потерян ещё и спутник пегаса.
Темные воды слишком голодны, они не позволят просто так пройти. Нужны жертвы.
Ещё немного. Совсем чуть-чуть. И вода унесет за собой обезумевшего из-за проклятья пегаса.
И темные воды вновь восторжествуют.

И ничто не будет в порядке.

— Все в порядке?
     Волчи нервно вздрогнула, услышав столь неожиданный вопрос. Впрочем, он был вполне закономерной реакцией на внешнюю напряжённость пегаса. А действительно. Все ли в порядке? Конечно. Конечно же! Что может быть не в порядке? Помимо того, что она застряла в этом чертовом городе в подвешенном состоянии, когда любое важное решение повлечет за собой последствия, что ее напарник либо погиб, либо просто оставил ее в одиночестве, и наверняка хочет сложить всю добытую информацию в какую-нибудь пресловутую энциклопедию и быть всем таким важным и знаменитым, что каждый день на счету, а каждую ночь сквозь боль и слезы она обращается в черт знает что! Чертовски хороший вопрос! Все ли в порядке? Сколько можно задавать эти вопросы, мистер Филс?
      "Спокойно"
      Волчи глубоко вдохнула и шумно выдохнула. Все в порядке. Ничего не в порядке.
— Полный порядок. Просто кое-что неприятное вспомнилось, — Вульф ободряюще улыбнулась сидящей рядом единорожке, — Иногда воспоминания становятся проблемой, — иногда Ликантропия становится проблемой. Иногда зверь внутри становится проблемой. Иногда ты сам становишься проблемой.
— Расскажу-ка я одну немного смешную историю... — они вновь вернулись к историям? Было сложно следить за разговором. За историей в целом.
    Время.
     Черт, как много его осталось? Когда эта безумная чертовщина неожиданно ударит в голову? Скажется ли это на ночном обличии? Что если она потеряет контроль? Не думай об этом. Если она все же станет опасна для окружения? Успокойся. Если она попробует крови? Капкан захлопнется. Ты так сильно не хочешь послушать историю? История. Да, точно. История. Это было важным. Это поможет отвлечься. История о зебрах, о духах, о глупцах и простых пони. Надо же, другого Вульф и не ожидала.
— Повезло, что те духи были достаточно благосклонны. Многие из них предпочитают покой, из-за чего способны обратить весь свой гнев на вызвавшего их по неосторожности зебру, — хмуро проговорила она, вспоминая древний зебринский ритуал. Духи были разгневаны и не завершили его. Волчи так и не поняла, что именно их разозлило, но была благодарна даже за эту болезненную метаморфозу. Хотя бы некоторое время ее разум будет в порядке. Относительно, — уж лучше бег от всей деревни, нежели весьма болезненная и жестокая смерть, — мрачно закончила Вульф, потирая подбородок.
      Сейчас был более важный момент. Более важный предмет. Этот проклятый кристалл, который якобы обнажает суть других пони. Правда ли это? И умеет ли он вообще этой штукой пользоваться? Решится ли? А если решится, то что делать? Что предпринять? Надеяться, что все работает несколько более метафорично, чем огромная надпись "Смотрите, это же волк!" над головой? Это... Это было вполне разумно.
— Но откуда вам это известно? — стоп, она же не собирается?.. — Вы уверены, что вам не продали, как вы сами выразились, простую безделушку? — о да. Эта единорожка, кажется, действительно решила спровоцировать Тоура на демонстрацию свойств кристалла. Вот уж... Прекрасно.
       Волчи удивлённо глянула на Аяно, после чего вновь перевела взгляд на кристалл. Внутри все похолодело и сжалось от страха. Нет, она не может. Ей незачем. Просто интерес разыгрался. Любопытство. Но он же не поддастся на это. Просто ещё раз объяснит работу...
— Ты слышала когда-нибудь о леопардах?
      Леопарды.
— Рассказать тебе зебринскую историю?
      Истории, да?
— Для них всегда есть время.
     Особенно сейчас? Или это будет слишком неправильно? Нужно просто сделать вид, что это как бы случайно было брошено. И дело в шляпе.
— Эта история о духах все же кое-что мне напомнила, — как бы невзначай начала пегаска, после чего выпрямилась и окинула глазами присутствующих.
— Вы слышали когда-нибудь о леопардах? — начала она как обычно, с этого пресловутого "Слыхали о леопардах?", Которое чаще всего не приводит ни к чему, а история заводится совершенно о другом. Но на этот раз у нее была припасена интересная легенда.
— Позволь рассказать тебе историю, юный волк, о зебре прекраснее дня и ночи и звере, что пожирал других зебр...
— Позвольте рассказать вам историю, милые пони, о зебре прекраснее дня и ночи и звере, что пожирал других зебр, — вторила пегаска говорившему в прошлом единорогу. Она знала эту историю наизусть, ибо он ее часто повторял. Видимо, она была любимой историей старого путешественника, — Когда-то давно, возможно сотню лет назад, а может и на прошлой неделе, три юные зебры отправились к реке, чтобы нарвать трав. Они шли и болтали, жуя сахарный тростник, как вдруг увидели череп и приняли его за белый камень. "Какой красивый белый камень! Он так похож на нашего маленького братца!" — воскликнули зебры. Но одна из них посмеялась над подругами, сказав, что камень не может быть похож на маленького братца. Закончив собирать траву, они собрались было домой, но обнаружили, что череп превратился в огромную скалу, что преградила им дорогу, —  Вульф переводила взгляд с Тоура на Аяно и обратно. Даже Лотос с Алоэ, казалось, заинтересованно прислушивались к рассказу юного волка, — Каждая из подруг спела заклинание, чтобы сдвинуть скалу и пройти. Однако, когда это сделала та, что посмеялась над черепом, скала не шелохнулась. И прекрасной зебре пришлось остаться у реки, пока к ней не подошёл леопард. Он предложил ей помощь взамен на что-то достаточно ценное. Зебра предлагала богатство, родных, но леопард согласился перенести ее только после того, как та пообещала выйти за него замуж. На том и порешили. Зебра схватила леопарда за длинный пятнистый хвост, он прыгнул, но хвост оборвался и зебра упала на землю. И так к ней подходили другие леопарды и пытались помочь, но у всех у них обрывались хвосты. Пока к зебре не подошёл десятихвостый леопард, Ириму, — это имя она произнесла мрачно, словно это было некое страшное божество, о котором все знают и которого все должны бояться. Сверкнув глазами, Волчи продолжила, —  Зебра ухватилась за десять хвостов и благополучно перебралась через скалу! И тогда он повел зебру в свой дом. Там он дал ей еды и поселил в отдельном помещении. Сам леопард питался мясом зебр, но охотился по ночам, чтобы его новая жена не знала об этом. Через несколько месяцев Ириму решил, что его жена достаточно поправилась и отправился к своим родственникам, чтобы пригласить тех на ужин. Когда леопард ушёл, братья зебры, что разыскивали ее, услышав их голоса, зебра произнесла слова, при помощи которых открывалась скала, и братья вошли в дом. Но не успела сестра их накормить, как домой вернулся ее муж. Она едва ли спрятала их и дождалась, пока Ириму уснет. Ночью братья выскользнули из дома леопарда, а прекрасная зебра на следующий день, когда Ириму ушёл, вымазалась грязью, измазала ею порог, камни очага, столбы и стропила крыши. Каждому предмету она сказала "Если мой муж позовет меня, отвечайте: "Я здесь!" — Волчи улыбнулась, предвкушая счастливый финал, — Зебра выбежала из дома и поспешила в родную деревню, то и дело встречая родственников Ириму, которые тащили с собой тяжёлые дрова и интересовались, не она ли жена их родственника-леопарда. На что юная зебра отвечала, что его жена сейчас в доме, и продолжала бежать. Ириму тем временем уже встречал гостей и звал свою жену из дома. Сперва порог отвечал ее голосом, потом печь, и так продолжалось, пока леопард не обыскал весь дом и не пустился в путь за беглянкой. Но она к тому времени уже подошла к реке. Чтобы перейти ее, она крикнула "Вода расступись! Пусть одна половина течет, а другая замрет", поток немедленно расступился и зебра перешла реку. Ступив на другой берег, она сказала "Вода сомкнись!" И  вода вновь потекла как прежде, а зебра присела отдохнуть и умыться. В этот момент на другом берегу появился Ириму, который спросил зебру, как она переправилась. И тогда она рассказала ему о заветных словах, но затем добавила, что дойдя до середины нужно сказать "Вода сомкнись!". Леопард последовал ее словам и произнес последнюю фразу посреди реки. И течение унесло его! — пегаска торжествующе подняла копыта и распахнула крылья, но, опомнившись, вдруг закашлялась и вернулась в прежнее положение, продолжая рассказ, — Уносимый потоком, леопард проклял девушку, крикнув, что куда бы она ни пошла, повсюду будет видеть зебр с пятью головами. В ответ на это, юная зебра крикнула "Ступай своей дорогой и стань банановым деревом!". Юная зебра отправилась дальше и вскоре встретила зебр с пятью головами. Увидев их, она рассмеялась, и лишние головы тут же отпали. Зебры закричали "Верни нам наши головы!", На что находчивая зебра отдала им бусы и пошла дальше. То же самое произошло ещё несколько раз и, наконец, зебра благополучно вернулась в свою деревню, где жили ее родители. А Ириму вынесло потоком на берег, он пустил корни и превратился в банановое дерево. Вот и все, — удовлетворенно протянула пегаска последнее предложение и прикрыла глаза, явно успокоившись и наконец окунувшись в более добродушное и приятное прошлое со странными, но интересными историями и глупыми нравоучениями, если кобылка отвлекалась. Возможно, о кристалле все уже забыли. А может и нет. Сейчас... Даже она сама забыла о нем. Простая безделушка, наверное. А если нет, то она в любом случае что-нибудь придумает. Как та находчивая зебра из рассказа. Или другая зебра из другой нерассказанной истории.
       Все в порядке.

Отредактировано Wolf Wing (2019-07-22 16:53:38)

+3

70

Бывают такие моменты, которые являются в вашей жизни переломными, или не обязательно в вашей, а чьей-то, а вы в этот момент находитесь рядом, ну пускай даже это не переломный момент, а что-то очень важно, что-то такое, что приближает к цели всей жизни на шаг.  Иногда происходит то, что приближает кого-то, и не только кого-то одного, а возможно даже всех присутствующих в этот момент желаемому, хотя ничто не известно заранее, ведь всё может измениться в любой момент, любое мельчайшее действие, всё что угодно, любая мелочь порой может все усилия свести на нет, ну или наоборот, кто знает, и тут как говорят "если бы знать где подстелить". Именно это, сейчас и происходило, возможно это было случайное стечение обстоятельств, возможно это было то, что некоторые называют судьбой, но произошедшее остаётся фактом, ведь вся троица по немножку приближалась к своим заветным целям, хотя кто-то ещё даже не знал к каким целям идёт, и может показаться глупым такое утверждение. Но когда вы вдруг обзаводитесь из за некоего события, парой единомышленников, пускай может это ещё и не друзья, а просто хорошие знакомые и собеседники которые с вами согласны и готовы помочь,  преодоление любых препятствий становиться намного легче, как и достижение каких-то целей, к которым в одиночку прийти гораздо сложней.
Продолжая делать вид что смотрит на потолок, Тоур смотрел то на Вульф, но на Аяно, и пытался что-то сообразить, что-то такое, что до него доходило медленно, с заднего плана, и собиралось подобно пазлам по кусочкам, но никак не складывалось в целую картину. Периодически возникающее ощущение того, что что-то здесь не-то, отметалось логикой, да и собрать всё воедино было пока ещё не возможно, хотя бы по той причине, что информации было маловато. Кое как он пытался что-то обдумывать, понять ту самую причину "зависания" кобылки и того, что же вообще с ней не так.
— " Что за ерунда, стоило ей передать кристалл и превратилась в статую, вот блин, ну да ладно, вреда от них не должно быть. Хотя стоп, ведь империя отсутствовала с тысячу лет, информации о кристаллах нету почти никакой, что если от них что-то может случиться с пони? мне ведь никто не говорил ни о отсутствии вредных эффектов ни о их наличии, значит, следовательно исключать последние нельзя. Если это так, то как с этим бороться? Стоп, если уберу кристалл не станет-ли хуже, и что дальше-то делать? Ещё раз стоп, а из-за кристалла-ли это, может она просто задумалась? Аха, задумалась, и смотрит в пустоту. Да ну, ерунда это всё, лучше спросить, а хотя потом, позже.  "
Однако все эти выводы были сделаны уже слишком поздно, да и толку от них не было никакого. Нет, не так, сказать что от этого не было ни какого толку, это даже слишком, кузнец просто топтался в своих размышлениях на одном месте с момента встречи с ней, но кто знает может это хорошо, а может плохо.
— Повезло, что те духи были достаточно благосклонны. Многие из них предпочитают покой, из-за чего способны обратить весь свой гнев на вызвавшего их по неосторожности зебру. — Вопрос показался очень глупым, а ответ как бы чем-то что было само собой разумеющееся, поэтому жеребец вместо нормального ответа, сперва громко рассмеялся на это утверждение, а после с весёлой улыбкой ответил. —"Хех, однако, забавно, по вашему все духи которых вызывают, это ооочень страшные и злые демоны? Если это так, то зачем их вообще вызывают, и хранят информацию о том как это сделать, не проще-ли и не лучше-ли было просто всё это забыть, сжечь и ещё как-то уничтожить? Хех, кое кто видимо не знает даже, что все в этом мире обладают своим характером."  Ещё немного посмеявшись и легонько ткнув копытом в плечё кобылку, он продолжил улыбаться. Вроде бы ничего смешного, ну это для большинства, а вот для единорога здесь было явное логическое противоречие, и ему было неважно, задел он как-то крылатую сказанным или нет, он ведь просто высказал своё мнение без каких либо задних мыслей. Да и вообще, на что тут было обижаться?
Тем временем решение того как достать письма пришло само собой, Алоэ и Лотос стояли у входа и слушали рассказ кобылки, который по всей видимости им был очень интересен. пользуясь моментом, единорог попросил достать письма которые он прихватил с собой. Да логика может показаться отсутствовала в этом, если вы идёте куда-то, на не совсем скажем законное мероприятие, то зачем было брать с собой письма адресованные вам, ведь если потерять хотя бы одно, это будет доказательством вины, уликой! Но вы ведь не думаете, что Тоур собирался их тащить с собой, до того самого места куда хотел добраться изначально? После оного, оставалось лишь вернуться в исходное положение и внимтельно слушать, и продолжать беседу.
—"Может быть, поэтому, а может, книг толковых не попадалось, но у неё так ни разу не получилось призвать никаких духов."
— Может да, а может нет. Магия-то у всех разная, но она есть. — Едва слышно и в никуда проговорил единорог.
" Да, простите, я немного прослушала, когда вы говорили о свойствах этого кристалла." — объяснение не последовало, точней оно последовало но далеко не сразу, ведь рассказанная история оказалась очень уж интересной, хоть и начиналось всё опять с той же фразы.
—"Свойства очень простые, этот предмет показывает магическую энергию, что нас окружает, которую некоторые называют аурой, но только пока длиться вспышка, например если кто-то здесь является оборотнем, то распознать такого будет проще простого. У зебр ещё есть какая-то мазь, но ни её, ни рецепт заполучить не удалось, а свойства примерно те же." С этими словами он забрал кристалл у кобылки, и внимательно осмотрев его и посмотрев на пегаску ответил Аяно. —" Нет, маловероятно, что это подделка, никто не станет рисковать своей репутацией, хотя путаница вполне могла произойти," — повернувшись уже к тёмной единорожке, Тоур продолжил — "И наверное намёк на то, что их стоило бы проверить, более чем правильный, к тому-же надо иметь хоть какое-то понимание того, как они вообще работают. Вживую, а не из описания, этот самый маленький, а значит слабый, и его меньше всех жалко, проку от него всё равно будет мало." Тем немногим, что сдерживало от использования заклинания, это была цена, и то, что кузнец не был в этом отношении столь легкомысленен. Поэтому маленький, светло-голубоватого цвета и полупрозрачный кристалл, который буд-то светился изнутри если на него смотреть подольше, витал в воздухе какое-то время. Эта левитация длилась не больше минуты, пока его владелец взвешивал все за и против, сменив постепенно свою позу из расслаблено раскидистой на напряжённо задумчивую и спустив передние копыта с бочки в воду.
Единорог нахмурив брови и глядя сосредоточенно на кристалл, в конце концов встал из воды, его взгляд изменился как и выражение всей морды, теперь напряжения не было, было спокойствие и сосредоточенность. Сделав даже не шаг, а шажок, Тоур начертал в воздухе правым копытом какой-то знак, хотя сложно сказать что это было определённо, но напоминало пару тройку каких-то букв, однако сделано было слишком быстро что бы можно было разобрать. Кристалл тут же начал слегка светиться, он напоминал звёздочку на ночном небе которая мерцала в безоблачную погоду, или маленькую искру которые отлетали от костра, только цвет постоянно менялся. Сделав шаг, который уже был в отличие от предыдущего полноценным шагом и потому он упёрся в стенку бочки, жеребец обратился к собеседницам: "А сейчас немножко темноты и тишины".
Свет погас сразу после какого-то заклинания которое применил жеребец и в комнате остались только два источника света, (если окна не считать) это его рог и кристалл которые едва едва светился, но ничего не освещал, а теперь напоминал скорей уголёк который кто-то подвесил в воздухе. Шёпот, копыто кузнеца дотрагивается до кристалла и резкая яркая для этой темноты вспышка, которая продлилась секунды полторы, может три. Описать то что можно увидеть в результате такой вспышки словами, это тоже самое что написать на бумаге то как вы впервые услышали пение птиц в диком лесу, всё равно фантазии не хватит, но попытаться можно. Около кристалла были едва заметные нити, они были тоненькие словно паутинки, словно тысячи и тысячи паутинок на какие-то сантиметры от него, сам кристалл осветил такие же паутинки и даже ниточки которые были словно беспорядочно разбросаны обрывками в воздухе вместе со светящимися точками и чем-то что напоминало какие-то едва различимые и непонятные сюрреалистичные фигуры. Кристалл сумел осветить всех троих пони, так как расположился почти ровно между ними, и кроме описанного выше, освещённая часть каждого пони, имела свой цвет, буд-то каждого намазали какой-то фосфорисцирующей краской, за исключением пегаски которая имела странный двойной контур, он расходился своим силуэтом с физическим телом кобылки. Да, это было странно, прекрасно, завораживающе, и здесь можно написать много других эпитетов. Неважно,это всё закончилось прежде чем кто-то что-то успел разглядеть или сообразить.
Почти сразу после вспышки, раздался бульк, ознаменовавший падение кристалла в воду и то, что он превратился в обычную безделушку о которой и говорила Аяно, и уже через несколько секунд освещение в комнате стало прежним.

+2

71

- Полный порядок.
- Нет, нет и нет, Вульф.
- Просто кое-что неприятное вспомнилось. Иногда воспоминания становятся проблемой.
- Это точно.
Пожалуй, можно сказать, что Аяно знала толк в неприятных воспоминаниях. В любой момент что-нибудь может напомнить о том, о чём лучше не вспоминать. Потому что тогда следом за одной мыслью обязательно вылезет другая, третья, четвёртая… как ленточки из шляпы фокусника. Много и вне сцены совсем не к месту.
Единорожка знала, почему с ней так происходит. Ей было что вспомнить. По большей части именно в дурном свете. Но она сама поработала над этим. Никто её под копыто не толкал и силой не заставлял. Всё сама. Маленькая самостоятельная школьница. Мило, сказали бы взрослые, если бы не знали подробностей. Маленькое чудовище, сказали бы они, если бы узнали.
Но что такого могло произойти с пегаской, чтобы у неё были неприятные воспоминания? Такие, что заставляют замереть с пустым взглядом, погрузиться в себя и напрячься, словно ожидая нападения? Вульф что-то сделала? Или сделали ей?
- Спросить?
Пегаска не выглядела расположенной к обсуждению этой темы. Это заставляло Аяно чувствовать себя бессильной. Она хотела помочь, но не знала как. Она могла бы узнать, но Вульф явно не хочет делиться.
- Это ведь нормально, да? Мы же недавно знакомы. - в который раз за день подумала единорожка. - Конечно, поэтому мы и не можем рассказывать о некоторых вещах.
Но Аяно хотела бы, чтобы могли. Вульф для неё не просто знакомая, даже если сама пегаска об этом не знает.
- Хех, кое кто видимо не знает даже, что все в этом мире обладают своим характером. - Тоур ткнул пегаску в плечо.
Аяно сразу же напряглась.
- Если вот это, что сейчас было, в твоём характере, то в моём рано или поздно…
Стоп.
- Успокойся. Мы так больше не делаем. И Вульф здесь. Ты хочешь, чтобы она увидела вот это?
Вдох, выдох.
- Но он…
Сделав над собой усилие, единорожка вернула мордочке настолько беззаботное выражение, насколько это было возможно при настоящей буре в мыслях. Теперь она выглядела едва ли менее напряжённой, чем Вульф.
- Тоур не пытается. Ничего не пытается. Это был просто дружеский жест. Может быть, немного фамильярный, но кто их разберёт, эти нормальных пони. У них такое не считается чем-то из ряда вон. Пом… я помню, да. Всё в порядке вещей.
Она может быть настороженной, если уж так хочется, но не более того.
- Пока что не более.
Кажется, ванна перестала действовать на Аяно. Однако это не помешало ей ни вести рассказ, ни пытаться расспросить единорога. Наоборот, разговор позволил кобылке немного успокоиться. Или отвлечься. Или сначала второе, а за ним в качестве следствия первое. Не выдержав, единорожка всё же повернулась к Вульф и поймала её взгляд, которым пегаска "наградила" младшую за попытку узнать что-нибудь о кристалле.
- Ох, ну, по крайней мере, она не злится на меня за это.
- Эта история о духах все же кое-что мне напомнила...
Но тему перевести собирается. Аяно никак не могла возразить, потому что тогда её интерес к необычному камню станет очевидно выходить за рамки простого любопытства. Да и если пегаске так спокойнее...
История была похожа на легенду, что неудивительно, поскольку ей она, очевидно, и являлась. Невольно единорожка переключила свои мысли на неё. Не то что бы Аяно сильно любила легенды, но многие моменты в повествовании не могли не вызвать у неё вопросов. Пусть даже они не озвучивались вслух.
- Во-первых, почему зебрам нужно было петь по очереди? Почему бы им не пройти всем разом? Зачем хвататься за хвост леопарда, если можно, например, забраться на его спину? Так гораздо надёжнее. Хотя если бы из-за этого аналогичным образом развалился весь леопард, то получилось бы не очень удобно.
И так далее. Это вовсе не камни в огород истории. Легенда хороша. Но что поделать, если единорожка не могла удержаться. Многие годы в своём сознании она моделировала различные ситуации, подбирая наиболее рациональные, на её взгляд, варианты действий и противодействий. Даже продумывала это в реальном времени, когда было необходимо. А легенда… Ладно, на то она и легенда. В жизни такого не бывает, а значит, и думать нечего. Вместо этого почему бы в конце концов не заставить себя нормально слушать и просто наслаждаться историей?
- Свойства очень простые, этот предмет показывает магическую энергию, что нас окружает, которую некоторые называют аурой, но только пока длится вспышка, - объяснял Тоур.
Единорожка даже вздохнула свободнее, поняв, что ей не придётся ещё раз переспрашивать. Тоур сам вернулся к интересовавшей её теме. И снова Аяно не заметила в описании кристалла ничего тревожного. Ну сущность показывает. Разве это так страшно?
- А что если Вульф и есть сущность?
Кто-то, кто не является они, но ей притворяется. Или одержимая этой самой сущностью. Но одержимых Аяно как-то иначе себе представляла. Хотя она могла и ошибаться, но как минимум такие пони должны чем-то отличаться от остальных. В Вульф ничего из ряда вон не было. Ну, кроме того что Аяно была готова взорваться от переполнявших её эмоций, когда только познакомилась с ней. Да и сейчас ситуация не изменилась.
А что насчёт варианта с оборотнем?
- Да нет, бред какой-то.
Оборотней не существует. Или Тоур опять говорил о перевёртышах? Их тоже можно назвать этим словом. Но даже если Вульф и оказалась бы кем-то из них, это всё равно ничего бы не поменяло в отношении Аяно к ней.
- Ничего не понятно, но ладно. - подытожила единорожка про себя. - Мы всё услышали, расходимся.
- И наверное намёк на то, что их стоило бы проверить, более чем правильный, к тому-же надо иметь хоть какое-то понимание того, как они вообще работают.
Аяно нужна была именно информация, а не демонстрация. Тот намёк она сделала… случайно? Теперь было трудно разобраться. Каша в голове и в эмоциях тогда не дала единорожке достаточно сосредоточиться на вопросах, чтобы сразу подобрать нужную формулировку.
- Если они такие дорогие, то может и не стоит… - неуверенно начала кобылка.
Но Тоур, похоже, уже настроился на испытание. Хотя и задумался на минуту. Аяно понадеялась было, что единорог передумает. Но нет. Свет погас, и пятеро пони (включая Алоэ и Лотос, которые уже вернулись с теми самыми письмами) оказались в темноте. Светился только рог Тоура и левитируемый им кристалл.
Броситься на него? Выхватить этот злополучный камень на глазах у всех?
Нет.
- Прости, Вульф.
Вспышка. И... ничего не понятно. Секунду-две трое сидящих в ванее казались вымазаны светящейся краской. А заодно и пространство вокруг каждого из них. Изначально Аяно смотрела на Тоура. Когда она смогла оторвать взгляд от единорога и повернуться к Вульф, действие кристалла закончилось. Камень упал в воду, и свет в комнате стал прежним. Единорожка с тревогой смотрела на Вульф, но вовсе не потому что успела заметить что-то странное.
- Ничего страшного не случилось. Но всё равно за это она мне спасибо не скажет.
Аяно уже представила себе с десяток вариантов дальнейшего развития событий, от того, где Вульф не придаёт случившемуся значения, до более худших, вроде того, где пегаска до конца жизни не будет даже разговаривать с ней. Это явно было не самым лучшим средством для успокоения, так как худшие варианты представлялись более вероятными.

Отредактировано Аяно Пониши (2019-07-18 12:22:05)

+2

72

"Некоторые тайны лучше оставлять нераскрытыми".
     И суть не в сохранении интриги, атмосферы таинственности или чем бы то ни было ещё. Суть в безопасности. Сохранении собственной личности. Или даже жизни. Если вся ваша жизнь это одна огромная тайна, то ее раскрытие буквально обнажит вашу душу, всю вашу историю. Вы останетесь нагие и беспомощные, если ваши секреты раскроют. И ради чего? Простое любопытство, что губит не свой источник, а объект, который привлек внимание. Медленно и беспощадно владелец чрезвычайно важного и, возможно, опасного секрета погружается в бездонный океан страхов и подозрений. Давление столь высоко, что кости и мышцы гудят от напряжения, невозможно пошевелиться, судороги пронзают все тело, а горло обжигает соленая вода. И чем ниже он опускается, тем более страшными кажутся последствия раскрытия, тем больше воды все давит и давит.
       Пока вся тяжесть неожиданно не отступает.
       Столь долгожданный глоток воздуха, неожиданное, но желанное облегчение, расслабленная обстановка и заманчивая иллюзия прекрасной мирной жизни без опасностей и интриг. Никому нет дела до ваших секретов. Все в порядке.
       Стоит вам это произнести, как огромная волна, словно цунами, сносит вас черт знает куда. Вода везде. Она заполняет лёгкие, желудок, вода бурлит в ушах, соль обжигает горло, носовую полость, режет глаза. Давление ломает вам кости, скручивает мышцы, и вот вы уже на дне. Всё ещё цепляетесь за свою тайну, пытаясь ее скрыть от чужих глаз. Всё ещё готовые вертеться до конца, чтобы отстоять свои секреты от чужих расспросов, но уже не так уверены в своих возможностях. Что-то произошло. Что-то незаметное, возможно даже незначительное, но оно с лёгкостью разрушило карточный домик, который вы собирали годами. И теперь вы лежите под обломками. Под водой. Загнанные в угол, напуганные, разочарованные в себе, но все ещё готовые лгать до последнего, даже если пользы это не принесет.
      А ведь хватило всего одной маленькой вспышки.

"Зачем демонстрировать?!" — пронеслось в голове у серой пегаски, как только до нее дошло значение слов единорога, — "Разве я рассказала недостаточно долгую историю, чтобы вы, Дискорд бы вас побрал, оставили тему кристаллов?" — кобылка приподнялась было, чтобы... Сделать хоть что-то. Этот импульс, это инстинктивное звенящее в ушах "ДЕЙСТВУЙ", это стремительное движение вперёд с головой выдали бурю эмоций внутри пегасьего черепа. Страх. Отвратительный гнетущий страх за собственную безопасность, осознание явной уязвимости положения, вина перед старым товарищем из-за провала и непонятная животная ярость, клокочущая в груди. Пони перед ней были источником опасности. Раскрытия личности. Это ли не повод, чтобы начать действовать?
      "Нет. Все будет хорошо," — усилием воли Мисс Винг перевела все волнения на второй план и как можно более непринужденно устроилась в бочке, словно этот краткий рывок был лишь попыткой устроиться поудобнее. Заминка.
       Все в порядке.
      Магические артефакты в некотором смысле всегда были больной темой для Вульф. Она знала о существовании многих магических приспособлений связанных с оборотнями, защитой и порой даже атакой. Нередко попадались и вещички раскрывающие чужую личность. От них Хассобиар сразу избавлялся. Он знал, как противостоять подобным вещам и как становиться для них невидимым. Вульф этого не знала. Даже более того, она в принципе не понимала, как все эти вещи могут работать, из-за чего само их существование было довольно пугающим. Неизвестность всегда пугает. Впрочем, страх перед неизвестностью и был причиной создания подобных магических "оберегов" в обществе пони. Никогда не знаешь, какая тварь может скрываться под личиной какого-нибудь жеребенка, а без магии осознание придет слишком поздно.
     Даже Филс был всегда на стороже и держал наготове пару-тройку защитных приспособлений, которые совершенно не нравились Вульф.
     Но какой смысл использовать их сейчас, когда нигде не видно даже намека на опасность?
— Не думаю, что есть необходимость, — она подала голос, наконец, сосредоточившись на том, чтобы звучать убедительно, — Да и какой смысл? Вот были бы мы в Вечнодиком... — скучающим тоном протянула кобылка, потянувшись.
— Если они такие дорогие, то может и не стоит… — даже Аяно засомневалась. Или ей было что скрывать? Это... интригует. Оба зрителя не особо-то и хотят смотреть на работу кристалла. Возможен ли вариант, что Тоур резко передумает и скажет "Ммм, да, пожалуй"? Ну, возможен. Вот только это не сработало. Единорог поднялся со своего места. Каждое движение заставляло сердце внутри сжиматься до невероятных размеров, дыхание сбивалось и было практически невозможно вздохнуть. Скорее всего со стороны это выглядело как крайняя степень любопытство, будто кобылка сидела, затаив дыхание, но это был страх. Тоур начал свои незамысловатые манипуляции с кристаллом. Свет погас.
     Вода прибывала.
     А затем вспышка. Недостаточно яркая, чтобы ослепить обычных пони, но достаточно неприятная для глаз ночного хищника, которые секунду назад слабо мерцали в получившемся полумраке. Вульф зажмурилась, обиженно фыркнув, словно свет от кристалла нарочно кольнул ее в глаза и теперь он ее противник на века. Однако, тряхнув головой и избавляясь от неприятного ощущения, волкопони сфокусировала свой взгляд на... на всем. Множество мельчайших нитей оплетали все вокруг, создавая потрясающую игру света и тени, а сами пони, которые наблюдали за этим многоцветным сочетанием связей, сами светились, словно были сделаны из чистейшего звездного света. Они больше не были пони, они были... Они были чем-то большим, даже величественным. Каждый из двоих собеседников светился по-своему, но при этом оба были одинаковы. Одно свечение, но при этом свое у каждого. На этот раз у Волчи перехватило дыхание от восторга, а страх отступил, озаряя лицо кобылки неподдельным удивлением и благоговением перед увиденным. Она хотела было взглянуть на себя и подняла копыто, чтобы посмотреть на особенность своего свечения, но в ту же секунду кристалл погас и с громким "Бульк!" упал в воду. Это даже раздосадовало пегаску, из-за чего на ее мордочке проступила гримаса обиды. Ну вот, сначала эта кристаллическая вещица ярко загорается, а затем мешает посмотреть на свое свечение.
      А было ли оно таким же? Страх вновь появился на пороге и медленно стучал копытом в дверь. Если каждый видел свечение друг друга, то это значит, что Мисс Винг тоже как-то выделялась. "Увидеть саму суть". А какая у нее суть? Неужели, все увидели?
      Вульф перевела взгляд на Аяно, затем на Тоура. "Что они успели разглядеть? Немного. Правда же? За такой короткий промежуток... Нет-нет-нет, они не увидели многого. Просто свечение. Простое свечение!"
     — Уверена, что твои мирные методы сейчас подходят лучше моих?  — прошелестел знакомый голос в голове, сея сомнение в разуме миролюбивого пегаса. Можно найти объяснение совершенно всему. Всегда. Да и неизвестно, что они вообще заметили!
Огромная волна, сметая все на своем пути, заполнила двойственную душу пегаса бесконечной паникой.
     Волчи нервно сглотнула, все еще переводя взгляд с Аяно на Тоура. Как долго она уже это делает? Неважно. По крайней мере, она может начать беседу до того, как кто-либо сделает... что-либо. Она была готова ко всему. Особенно к нападению. Возможно со своей стороны.
— Чтож, — Протянула Волчи, пытаясь унять дрожь в голосе. Она так говорит от восторга. Не из-за страха, нет-нет, — Это было... Красиво. Да, действительно прекрасное зрелище! — нервно усмехнулась пегаска. "Давай, держи себя в копытах, не поддавайся страху", — Она чувствовала, словно только что прямо у всех на глазах обратилась волком и взвыла, а теперь должна объяснить это "О, ну, это игра зеркал" так, чтобы все поверили. Но она не была уверена, что хоть кто-то придал значение этому обращению. Пони могут быть слепы и невежественны. Волка в комнате они, конечно не упустят, но и зебринскими шаманами, что при твоем приближении чувствуют эти странные колебания и сразу обращаются к тебе "Юный Ириму", что равносильно "Юный оборотень". Быть может, ее свечение было отлично лишь слегка, из-за чего никто ничего не понял. Как же много вопросов.
— Итак, мы выяснили, что это не просто безделушка. Это безделушка, которая светится, — натянуто улыбнулась волкопони, кивнув в сторону места, куда упал кристалл, — Что теперь?
      Нужно было занять остальных беседой. Хоть как-то отвлечься? В процессе выяснить, что что видел, понять, кто что чувствует и просто отвести любые подозрения.
— Еще историй? Или какая-нибудь более занятная тема для разговора?

+2

73

Вспышка, и многое было бы расставлено по своим местам, если бы присутствующие имели ещё пару аналогичных кристаллов и умели "читать" информацию которую они показывают. Если бы так было многое стало бы ясно в мгновение ока, но зачем говорить о том, чего не произошло, лучше рассказать о том, что произошло.
Вспышка, и тьма была развеяна... Темнота и  тишина, могли, могли скрывать очень долго настоящие сущности, если бы не эта вспышка. Эта самая вспышка, показала много, она показала; но когда вам старшие дают ответы на вопросы и советы, всегда-ли вы прислушиваетесь? Похоже, что здесь произошло то же самое, и даже если бы все всё увидели, увиденное ещё надо было бы правильно понять! В то же время, нельзя сказать, что никто совершенно ничего не видел, кто-то, что-то всё равно увидел, разница была только в том, кто и что увидел.
Кузнец смотрел в момент вспышки даже не на сам кристалл, а на пространство вокруг него и как ему и советовали, пытался обхватить взором максимальное пространство. Иногда это было бы излишним, если предмет был слаб и не давал должного эфекта как например сейчас, потому смысла отходить не было, всё можно было рассмотреть прямо отсюда. Быстро осмотрев всё, что осветила вспышка, взгляд сначала зафиксировался на Аяно, потом перекинулся на ВульфВинг, и обратно на Аяно и всё погасло. Когда Тоур понял, что увидел, что-то странное было уже поздно; он опять вернул свой взгляд на пегаску, на которой краем глаза зафиксировал, что-то очень и очень странное. Увиденное было похоже на большую объёмную тень с неразборчивыми очертаниями сливающуюся с силуэтом самой кобылки; что это было не понятно. Рассмотреть увиденное не удалось, так как Тоур сначала смотрел на кристалл, потом на Аяно, и лишь потом на пегаску, да и то это было краткое мгновение в целях осмотреться по сторонам. когда же он это увидел, взгляд вернулся на крылатую собеседницу и он начал пристально её рассматривать пытаясь понять, что же это такое было. Но как уже сказано, он опоздал и то, что он видел ранее, уже развеялось.
Тоур смотрел на пегаску, полную восторга от увиденного и суде по всему, даже не понимавшую, что с ней что-то не так. Восторг, да это конечно прекрасно, это замечательно, но для этого пони самое главное в увиденном это опыт, это то, из за чего он решил использовать этот кристалл. —  "Замечательно, это прекрасно! Такого я ни разу не видел, только слышал от одной пони, что она видит нечто подобное, жаль я ей тогда не верил и посчитал, что она не в своём уме. Если бы я тогда был разумней и вежливей, я бы мог гораздо больше понять из того, что я такого увидел. Но, что же я только что видел? " — Взгляд сосредоточился на кобылке, а брови нахмурились, единорог пытался вспомнить что же он такое увидел. Увиденное им в момент вспышки ускользало из памяти всё дальше и дальше, это было подобно сновидению, которое исчезало в глубинах памяти, постепенно растворяясь в новой реальности, в то время как разум переходил из мира морфея сюда. Каждая секунда, она растворяла какую-то деталь, уничтожала чёткость, но даже несмотря на это, сам образ порой сохранялся, и стоило покрепче зацепиться за этот образ и... Вот оно! Воспоминание проносится как вывеска на вагоне огромного железнодорожного состава на котором пытаешся что-то рассмотреть, вроде что-то и увидел но и ничего не понял, а потом ещё раз, и ещё мгновение, мозг опять за что-то цепляется и так раз за разом и в итоге эта борьба продолжается либо пока не сдашся либо пока не вспомнишь. Несколько минут такого умственного труда, способны утомить порой больше чем махание кувалдой целый день. Тоур продолжал напряжённо вспоминать, что же он увидел, его взгляд как со стороны казалось был направлен на крылатую,но на самом деле разум блуждал по лабиринтам памяти и пытался вытянуть одно из воспоминаний из этой бездны, и ему это в итоге удалось...
Воспоминания, не всегда являются тем, что мы видим, но они порой очень близки к этому, ведь это всего лишь обрывки. И найдя этот обрывок единорог продолжил глядеть на пегаску, но уже смотрел прямо на неё, рассматривая и пытаясь понять, что же это было и что он увидел за тень.
  —"Чего? Как? Что это такое? Кристалл указывает на концентрацию различных видов энергии и потоки, следы заклинаний и других применений магии насколько я помню. Я конечно впервые такое вижу, но это явно смотрится странно.  Странно по сравнению с чем?  "— Тоур не успел найти ответ на этот вопрос как кобылка отвлекла его.
Это было... Красиво. Да, действительно прекрасное зрелище! — Похоже, что только Тоур сосредоточился не на том, что это прекрасно, а на том, что это опыт и на том, как это всё выглядит и что же это значит. Именно это ему и нужно было, именно поэтому он и решил потратить один кристалл сейчас.
  — "согласен, красиво." — монотонно ответил кузнец. Хотелось ещё многое добавить, но стоило-ли оно того?
Еще историй? Или какая-нибудь более занятная тема для разговора?
Даже не знаю.— он ещё раз посмотрел на пегаску, затем на чёрную единорожку и опять принял свою прежную позу, у стенки бочки продолжив речь — "Я даже кажется понял часть того, что увидел, не всё, но кое что понял. Я не могу понять только одного, почему у вас было что-то вроде "тени"?" На какой-то момент жеребец задумался над тем какие слова следует подобрать, ведь если слово тень более менее подходило, то как объяснить остальное? —"Тени, которая была вместе и отдельно относительно остального, словно кто-то нарисовал два рисунка на одном." Последние слова прозвучали довольно чётко и твёрдо, для Тоура это были не домыслы а факты, ведь он это видел, ведь именно это он так старательно вытягивал из памяти и оставалось только одно, понять, что же это было такое...

+2

74

Пегаска выглядела не менее взволнованной, чем Аяно. Что-то пошло не так? И кобылка это что-то, похоже, упустила. Уже не в первый раз такое: стоило хотя бы на несколько секунд отвлечься от Вульф, как единорожка оказывалась не в курсе происходящего. Это же опять думать, пытаться понять, восстановить пропущенное. Переспросить на худой конец. Но второй раз такое уже не пойдёт. Да и если бы не во второй, всё равно Вульф выглядит слишком встревоженной, чтобы расспросы казались уместными.
— Чтож, это было... Красиво. Да, действительно прекрасное зрелище! - проговорила пегаска вроде бы с восторгом, что заставило Аяно усомниться в своих мыслях. Возможно, волнение серой было вызвано именно увиденным, и ничем больше? Засмотрелась на необычное свечение, а оно взяло и исчезло. И вот — снова привычный мир, но чтобы вернуться в него окончательно, нужно некоторое время. С другой стороны, что-то многовато восхищения по поводу одного только камешка. Даже с таким эффектом. Не то что бы Аяно судила по себе, но Тоур, например, тоже не выглядит таким уж впечатлённым. Скорее даже задумчивым.
Тут Аяно спохватилась, что до сих пор не ничего не сказала о работе кристалла.
- Да. Это было удивительно. - улыбнулась кобылка, как бы благодаря единорога за демонстрацию. - Никогда ничего подобного не видела.
- Интересно, если Тоур столько денег отдал за этот камень, он возьмём с нас что-нибудь за просмотр?
— Итак, мы выяснили, что это не просто безделушка. Это безделушка, которая светится. - подытожила пегаска.
- Ага, а я так до сих так и не узнала, что с тобой.
Всё-таки Аяно склонялась к тому, что Вульф волновалась. И, надо отметить, хорошо скрывала это. Кобылка знала, что иные эмоции бывает трудно отличить от некоторых других. Поэтому-то их легко замаскировать друг под друга. Например, рыдания и смех могут звучать одинаково, и в первые секунды даже единорожке бывало трудно понять, плачет пони или смеётся. Но чем дольше длится такое странное выражение эмоций, тем более явной становится разница. Восторг или страх могут дать мимолётную дрожь в голосе, в той или иной степени повышенный тон. Но восхищение - эмоция положительная, а такие всегда длятся меньше. Негатив более прилипчив. От него труднее избавиться. Конечно, есть вероятность, что некоторые пони могут сохранять приподнятый настрой неопределённо долгое время. Как, например, Пинки Пай. Но это её нормальное настроение. А Вульф ни разу не похожа на это скачущую розовую пони-вечеринку. И если пекарша заражала хорошим настроением, то от пегаски Аяно только что подхватила колючее беспокойство.
- Да неважно уже, что не так с этим кристаллом, он превратился в обычный камень. - Нет, всё ещё ценный камень, который можно кому-нибудь продать. Но это уже дело Тоура, как им дальше распорядиться. - С тобой что?
Оба собеседника то и дело смотрели на неё. Аяно сделала над собой усилие, замедляя дыхание. Это немного помогло расслабиться — внешне и внутренне. Конечно, глубоко в груди всё ещё оставалось что-то холодное и колючее, но единорожка заставила себя не думать об этом. По крайней мере, попыталась.
— Еще историй? Или какая-нибудь более занятная тема для разговора?
И всё равно Аяно было не до историй. Она должна была узнать. Неважно, насколько это потребуется времени. Если Вульф плохо, то и она не может быть спокойна.
Тоур тоже не спешил возвращаться к рассказам. Вот он, похоже, что-то смог разглядеть в этом сиянии, и теперь пытался разобраться в увиденном.
- Я не могу понять только одного, почему у вас было что-то вроде "тени"?
Единорожка снова посмотрела на Вульф. На этот раз так внимательно, словно хотела разглядеть не только каждую её шерстинку, но и то, что скрыто под ней. Например, внутренности. Или мысли. Или ту самую тень.
- Так всё-таки что-то есть?
Одержимость? Нет. О ней единорожка уже думала и отмела этот вариант. Тогда… дух? Пегаску кто-то проклял, и/или некая сущность преследует её? Или это такую форму приняли неприятные воспоминания, на которые сослалась Вульф? Груз прошлого и всё такое. Хотя тогда что-то аналогичное должно было произойти и с аурой Аяно. Но Тоур ничего не сказал про единорожку. Он прожигал задумчивым взглядом только пегаску.
- Может, это дух? Здесь может быть что-то подобное? - обратилась Аяно к Тоуру.
Она даже не знала, зачем высказала это предположение вслух. Или верила ли в него до конца. Если бы они с Вульф были здесь одни, спросила бы пегаску прямо. А так приходилось скрывать своё беспокойство. Если что-то не от мира сего правда сейчас находится здесь, лучше от этого избавляться. Возможно, Тоур или Вульф знают, как это делается. А если нет, нужно найти кого-то ещё. Если неведомое нечто прицепилось к Вульф... Аяно даже не могла ничего с этим сделать. Это заставляло чувствовать себя беспомощной. И немного злой - на ту самую тень.
- Мне плевать, что это такое. Если оно навредит Вульф, я найду способ навредить... этому.
И ведь "это" даже не пони. А значит, собственный запрет вреда на тень не распространяется. Это было неожиданно приятно осознавать. Впрочем, ничего удивительного, если так подумать.

+3

75

Что такое ликантропия? Никто не знает, никто не понимает, у всех свои догадки и мысли по этому поводу. Кто-то считает, что это древнее проклятие, которая карает нечестивых грешников, что заслуживают подобной участи. Это наказание древних, жестокое, но справедливое. Однако как дитя может заслуживать нечто подобное? Разве оно может совершить нечто ужасное за столь короткий период, пока темная сущность не раскрывает себя? Бред. Другие же считают, что это болезнь. Древняя, неизвестная, склоняющая к первобытному жестокому поведению. Словно это резко обращает все эволюционные приобретения разумных существ, обращая их вспять, перерабатывая и оставляя после себя неразумное подобие инфицированного. Но тогда как связать превращение в волка? Это может быть просто ментальная болезнь, все бы это приняли за чистую монету. Но ментальные болезни также не вызывают подобные метаморфозы. Но если частично связать каждый из пунктов, то может получиться нечто более правдоподобное. Полосатые соседи считают ликантропию древней болезнью духа. Словно на духе новорожденного или укушенного вечно паразитирует дух другой сущности. Это может быть медведь, леопард, а может быть и волк. Считай, что это твое тотемное животное, которое вечно с тобой связано. И которое ночью прорывается наружу, изменяя внешний облик своего носителя. В них нет ничего плохого или хорошего, это просто звериный дух, который стремится выжить. Обычные инстинкты, которые в нашем обществе давно заглушаются "более важными" вещами, вроде семьи, друзей, статуса и влиятельности. Однако если обычно зверь просто следует за носителем, то здесь более изощрённый случай. Род Ульве́н был связан с духом зверя с незапамятных времён. Это порочная, искусственная связь, созданная посредством древней темной магии. Это стало проклятием. Мощным, источающим глубокую злобу и ненависть. Но имя древнего мага утонуло в глубокой древности, так что неизвестно, как ещё снять подобное проклятие. Зверь не просто следует за носителем и стремится вырваться. Он медленно поглощает его разум, ускоряя процесс становления диким зверем. Это гораздо опаснее простого укуса или рождения от обычного ликана. Тень Волка следует за тобой, но ты не можешь её видеть, даже если бы захотела. Главное помнить, что рядом с тобой всегда есть кто-то ещё.
     Заявление о тени рядом с Вульф Винг вызвало у нее ещё большую панику. Она помнила слова о духах, о волках, о всяких предположениях Хосса. Но это были предположения и рассуждения, в которых все ещё было множество неточностей и несостыковок. А теперь. Теперь ее Тень увидели. Разглядели и задались вопросом, а какого дискорда к тебе прицепилось? Ей захотелось одновременно дико расхохотаться и одновременно с этим разразиться рыданиями. Она чувствовала себя загнанным в угол зверем. Беспомощная дикая тварь, у которой есть лишь один ответ для проклятых охотников. И этот ответ — жестокая расправа. Загнанное в угол животное становится опаснее, чем когда-либо, оно осознает, что это конец, но бьётся до конца, пытаясь собственными когтями и зубами прорвать себе путь к спасению. В ином случае у одинокого зверя нет смысла жестоко убивать разумных охотников. Он боится и избегает прямых столкновений. А когда он в тупике, наступает апогей дикого первобытного страха. И чаша переполняется. Оборотень поднимается из воды, в его глазах сверкает лишь одно чувство — страх смешанный с животной яростью. Но что есть ярость, как не последствие болезненного страха? Охотник слишком увлекся своей игрой в хищника и жертву, пытаясь перевернуть стол, так и не заметив, что он остаётся жертвой, с какой стороны не подойди. Злоба переполняющая Волка вырывается из груди с диким воем, намокшие перья выглядят дико, отталкивающие, как и яркие глаза, ярко вспыхнувшие даже в светлом помещении, а острые как бритва клыки сверкают в свете ламп. Он не ведает, что творит, он защищается, он желает лишь одного, он хочет получить то, чего желал все эти долгие годы под контролем маленького Пегаса. Он хочет крови. Крови пони прямо перед ним. Чужой крик оказывает приятное воздействие на больной разум. Они чувствуют боль. Агонию. Они умирают. И вода в озере становится красной.
      Забавно, как все это заканчивается.
     Наваждение спало и Волчи обнаружила, что все ещё сидит перед двумя единорогами, а вода была все такой же белой и успокаивающей. Ни капли крови, ни одного тихого вскрика. Она была и будет держать себя в копытах, даже если на нее нападут. Нужно сказать хоть что-то. Показать, что она не опасна. Она не Волк и не позволит случиться чему-то подобному. Все будут в порядке. Будут жить долго и счастливо. Да! Все будут жить счастливо!
     Кроме зверя, который умрет в лесу. Эта участь ждала каждого в клане Ульве́н, с чего она вообще взяла, что сможет изменить это? Как она вообще может исправить хоть что-то, если ее метка только и означает, что древнее проклятие, которое навечно закреплено на ней? Связано с ее духом. Волки прожорливы, он будет отрывать по куску от ее души и проглатывать целиком, а потом одолеет Пегаса в этой неравной борьбе.
"В одиночку вы так и останетесь зверем, Мисс Винг. Но если я предложу вам взаимовыгодное сотрудничество?" — в одиночку сложно выжить. Волки живут по одиночке. Но она же не волк! Она просто пони. Просто пегас. Пегас, у которого нет никакого таланта, но он бы отчаянно хотел стать таким же, как и остальные пони. Жить своей жизнью, работать, не боясь раскрытия, возможно даже завести семью! Пони живут счастливо, но никогда этого не ценят. Волк тоже имеет свои преимущества, но так же их не ценит. Никто ничего не ценит и стремится к чему-то недостижимому. Пони хотят стать величественнее, лучше, откусить кусок побольше. Волк просто хочет жить среди остальных. Но если в одиночку ничего не выйдет. Вульф смерила двух единорогов оценивающим взглядом, так ничего и не сказав, после чего опустила глаза на воду, напряжённо всматриваясь в свое отражение. Если в одиночку не выйдет, а пони слишком невежественны, чтобы не остерегаться и понимать зверя, но при этом так стремятся к этой своей "магии дружбы", то возможно ли слегка изменить истину. Сказав правду, но лишь половину.
      Так что же такое ликантропия? Кто знает, кто знает. Скорее всего это просто проклятие из детских сказок, в которые уже давно никто не верит. И ведь действительно не верят! Кто бы что ни говорил, а оборотни — всего лишь выдумка, которая никак не может стать реальностью. Но как ликантропия относится к делу этого юного Пегаса? Наверное никак. Он просто болен. Болен древней болезнью духа. Он стремится излечить себя. Потому и отправился на земли зебр, а старый друг семьи помог ему с этим. Абсолютно невинная история бедной пони, жизнь которой просто ужасна из-за этой жуткой практически неизлечимой болезни. Но наверняка можно найти лекарство. Найти бы только... Союзников.
       Она практически чувствовала рядом с собой Хассобиара, который, как заботливый отец, нашептывал правильные слова, которые необходимо произнести. Она никогда не знала, кем является Хосс, откуда он так много знает про общество аристократов и почему так хорош в манипуляции и светском общении. Но она точно знала, что он способен помочь даже если его нет рядом.
        Барабанная дробь и Волчи оторвала взгляд от водной глади и собственного отражения. Она устало улыбнулась, наконец раскрывая, как сильно ее помотала вся эта жизнь и все эти болезни.
— Я бы могла солгать вам о простом падении света, об игре воображения, ведь некую Тень заметил лишь один из вас, — медленно протянула она хриплым голос, в котором не чувствовалось и капли страха или хоть какой-то радости от жизни, — Однако на деле все гораздо проще. Эта Тень всегда была со мной, — она никогда не оставалась в одиночестве. Не потому что рядом с ней всегда был Филс. Потому что она в принципе не могла остаться Одна, — Древняя болезнь преследовала меня с самого детства. Ни один врач не мог предпринять ничего против Тени. Она вытягивает из меня жизненную энергию, становясь все сильнее. Поэтому мы с моим напарником отправились на Земли Зебр. Местные шаманы помогли нам узнать много нового, а также остановить медленное разложение моего собственного духа под властью паразита. Изнать его не представляется возможным, пока я не найду необходимую формулу, — она говорила медленно, словно объясняла детям нечто сложное и непонятное для их ума, — Поэтому я не задержусь в Понивилле надолго. И поэтому было видно тень. Это действительно связано с духами. Но это не одержимость, если вы вдруг испугались, что рядом с вами сидит демон. Просто маленький дух-паразит, — Волчи ободряюще улыбнулась, разряжая атмосферу. Им нечего бояться. Все в порядке.

+2

76

Развалившись у стенки бочки,  единорог продолжал наслаждаться ванной, настроение было хорошим  и он не задавался вопросами о различных несостыковках во всём происходящем, он просто наслаждался тем, за что заплатил. Это было вполне нормально для любого пони, кто будет пытаться обращать внимание на всякие мелочи, когда надо просто отдыхать? Поэтому даже увидев тень, он просто задал вопрос; если бы он задумался над этим, если бы, он понял, что содержится в увиденном, что эта тень значит, но всё это уже не имело значения.
И вот события, одно за другим, собирались воедино, складывались друг к другу в единое целое, подобно каплям копившимся в чаше на другой стороне весов, что бы в один прекрасный момент, эта чаша перевесила и запустила некий механизм в движение. Именно это и произошло, единорог, ждал ответа на возникшие вопросы, которые множились словно снежный ком, а кобылка пребывала в странном состоянии и уже второй раз погрузилась внутрь себя. Что же было внутри, что же было такого, такого важного, что было важней реальности, что заставило её не в первый раз задуматься над происходящим? Это была та самая тень, или точней упоминание её, вот что заставило её погрузиться в такие раздумия, вот что было для кобылки важней всего, и похоже, что все это заметили.

—Может, это дух? Здесь может быть, что-то подобное?— Версия была очень интересна, и даже очень правдоподобна, ведь мастер металлообработки успел ознакомиться с материалами о том, что из себя представляют эти кристаллы, как они работают, и что и как выглядит в их свете, но для правильного толкования увиденного, нужны целые увесистые тома-справочники и вовсе не в одном экземпляре. Везёт тем, кто рождается со способностью видеть подобное, им не нужны ни кристаллы, ни справочники, это всё у них заложено с рождения, на интуитивном уровне. — А почему бы нет? Надо, надо, надо будет зарисовать увиденное и разобраться во всём как следует, а лучше перенести из разума прямо на бумагу. — Эта мысль стала одним из планов действий на ближайшее время, и Тоур продолжил бы его обдумывать если бы Вульф Винг не начала объяснять произошедшее.
—Я бы могла солгать вам о простом падении света, об игре воображения, ведь некую Тень заметил лишь один из вас.— После этой фразы, которая по видимому нужна была что бы в дальнейшее поверили, была небольшая пауза. Это и впрямь было похоже на начало откровения и Тоур сначала посмотрел на пегаску, а потом на единорожку, очень уж было интересно увидеть её реакцию, поняв, что является причиной его интереса он легонько усмехнулся выдав едва небольшую улыбку с прищуром и медленно опять повернулся  в прежную сторону продолжая слушать откровенный рассказ.
—Однако на деле все гораздо проще. Эта Тень всегда была со мной— Да, это было определённо откровение, вопрос состоял только в том, сколько же здесь правды, какой стороной и пропорциями, она подана на этом блюде.
— Древняя болезнь преследовала меня с самого детства. Ни один врач не мог предпринять ничего против Тени. Она вытягивает из меня жизненную энергию, становясь все сильнее. Поэтому мы с моим напарником отправились на Земли Зебр. Местные шаманы помогли нам узнать много нового, а также остановить медленное разложение моего собственного духа под властью паразита. И знать его не представляется возможным, пока я не найду необходимую формулу.— Слушать, внимательно слушать каждое слово, вдумываясь в них, и быстро анализируя всё раз за разом прогоняя всё по новому кругу, всё то, что произошло, собирая в единое целое. Вот что приходилось делать одному из слушателей этого рассказа, что бы  собрать весь пазл из тех несостыковок, которые засели в памяти, но которым не придавалось должного внимания, и вот... Картина собрана, все пазлы на месте, можно любоваться новым произведением, новым достижением; и вот оно ощущение того, что есть что-то новое, не просто достижение, а что то большее! Но что это? Это правда, и не просто правда, это признание, может и не всё и не полностью, так как вынужденные признания, никогда не бывают полными; другое дело, когда кто-то рассказывает что-то о себе от чистого сердца, самостоятельно, а не так вот будучи припёртым к стенке фактами. Но, это уже не имеет значения, это тоже правда, это признание, и в нём скрыто что-то ещё и это... Да, это просьба о помощи, она не так сильно проявлена, но она есть. Кобылка оказалась не в самой лучшей ситуации, с одной стороны, ей нужна помощь, она хочет жить нормально, с другой она боится осуждений, иначе бы не скрывала это, и с третьей её вынуждают объяснять, что же это такое за тень. Где-то в глубине, Тоур это всё понимал, но мысли ещё не были сформированы, они находились в самом зачаточном состоянии, поэтому можно сказать, что он это и понимал и не понимал, а точней он находился на стадии осознания этого. И первым этапом, была пришедшая ему в голову часть песни, которую он неособо задумываясь пропел, едва слышно глядя на крылатую. — Но время встаёт на дыбы как загнанный конь... может есть выход который всеми забыт... — Тоур только закончил и тут же последовало следующее пояснение.
—Поэтому я не задержусь в Понивилле надолго. И поэтому было видно тень. Это действительно связано с духами. Но это не одержимость, если вы вдруг испугались, что рядом с вами сидит демон. Просто маленький дух-паразит.— 
—Маленький? Хм, не очень-то похоже, ну да ладно, это скорей для неё нежели для меня, я-то видел.  Хм, а почему ты сразу не рассказала?— Секунду спустя, поняв насколько это был глупый вопрос, Тоур дополнил сказанное, слегка опустив голову с немного виноватым видом—Прости, глупость ляпнул.
Алоэ и Лотос которые так же видели всё это, но к моменту начала объяснений уже ушли по своим делам, оставив письма у входа. Пачка писем взлетела в воздух, сразу же как только была замечена кузнецом, и направилась в сторону бочки виляя из стороны в сторону, медленно и не очень-то и плавно.
—А почему Вы не обратились ни к Селести, ни к её сестре, ни к принцессе Каденс ну или к какой-то новой, Спарлайт Твайлайт или как её правильно зовут, не помню. Или Вы обращались? — Пока кое кто болтал, пачка писем пролетела над его головой и с шлепком приземлились за спиной. Более мягкого и плавного приземления, не следовало ожидать, ведь его способности слабо развиты в отношении перемещения других предметом, а вот метал; но  кто же пишет письма на стальных листах, хотя ладно, промолчу.
Перестав пялиться на кобылку, и взяв наугад одно из писем, которое он тут же начал читать, Тоур наконец-то продолжил свои размышления вместе с чтением письма и периодическим поглядыванием в сторону пегаски: "И так, Всё более менее ясно, она просто боится осуждений со стороны и боится стать изгоем, что слава начнёт её опережать, и в итоге это помешает ей найти решение проблемы. Вполне нормальный страх, ведь не все из нас адекватно воспринимают и различают опасности, кто-то не понимая всего, может и вовсе напасть, считая, что защищает остальных от некоего зла, коим она не является. Зла? А зло-ли это?"
Повернув опять голову в сторону Аяно, Тоур решил, что стоит слегка сменить тему, но аккуратно, и потому что-то пробубнив про ерунду откинул в сторону прочитанное письмо, привстал и легонько ткнув в бок тёмную кобылку подмигнул и сказал —А теперь твоя очередь откровенничать, я чур последний. — После этакой попытки разрядить обстановку, он опять повернулся к пегаске сохраняя то же добродушное выражение морды и и такое же расположение духа. —Ещё раз прошу прощения, и если, что-то вдруг понадобиться, обращайтесь, чем смогу помогу. В разумных пределах конечно же.

+2

77

Поначалу Вульф напоминала кобылку, застигнутую на месте преступления. Ну ладно, может, не преступления. Но примерно так выглядел бы пони, который спокойно занимался своими совершенно-секретными-делами, полагая, что находится один. А потом оказалось, что за ним уже некоторое время кто-то наблюдал. И пусть даже в тех самых делах нет ничего такого, всё равно это в равной степени неожиданно и неприятно. И теперь нужно как-то объясняться. А в голову ничего не лезет, и ты просто замираешь с пустым выражением лица, как будто пытаешься изобразить камень.
Не то что бы Аяно судила по себе, но как минимум один раз в жизни что-то подобное она испытывала. Только ситуация была гораздо хуже. Или нет? Те самые секретные дела Пониши, о которых не должны были узнать другие пони, трудно сравнивать с загодочной болезнью пегаски. Это совершенно разные вещи: погибать от паразита и самому сеять гибель.
- Неважно. Я не буду больше так делать, и ни у кого никогда не будет возможности застать меня врасплох.
Не имеет значения, насколько ужасные секреты у неё есть, если их запас не будет пополняться. Если никто ничего не узнает, а сама единорожка сможет убедить себя, что этого никогда не было. Самовнушение — это же так просто. Это самая надёжная основа для притворства. А молчание — самый лучший способ уберечь себя от несостыковок, которые могли бы заметить остальные.
— Я бы могла солгать вам о простом падении света, об игре воображения, ведь некую Тень заметил лишь один из вас.
- Это должна была быть я. - мелькнула мысль.
Она должна быть внимательной. Нельзя отвлекаться на посторонние вещи, какими бы неожиданными и удивительными они ни были. А сейчас постороннее всё, что не касается Вульф.
-  Эта Тень всегда была со мной.
Теперь пегаска выглядела так, словно кто-то выдернул из неё невидимую опору. Несмотря на то что кобылка продолжала сидеть точно так же, как минуту назад, Аяно казалось, что она вот-вот согнётся от тяжести своей невидимой ноши и бесконечной усталости. Вульф рассказывала, и тон её слов мало соответствовал той пугающей правде, которую она обрисовывала непосвящённым умам. Ничего страшного, кто-то всего лишь смертельно болен. Всего лишь пытается найти лекарство, но поиски усложняются тем, что кто-то боится попросить помощи, потому что вместо неё может получить что-то похуже равнодушного отказа.
— Поэтому я не задержусь в Понивилле надолго.
- Нет. Нет-нет-нет.
Конечно, так предполагалось изначально. Вульф сама упоминала, что путешествует. А путешественники долго на одном месте не сидят. Это ясно даже жеребёнку. Так почему единорожка пропустила мимо ушей такую очевидную деталь?
- Я должна отправиться с ней.
Вот только какой предлог? Болезнь, поиск лекарства… Аяно в качестве сопровождающей. Первые два пункта имеют очевидную и логичную связь. Остаётся всего-то пристроить к ним третий. За какие-то несколько секунд Аяно успела успела так сильно задуматься, что чуть не подскочила, когда Тоур дотронулся до неё.
— А теперь твоя очередь откровенничать, я чур последний.
- И что мне рассказывать?
Если под откровениями он имеет в виду что-то в том же ключе, в котором сейчас говорила Вульф, то это не самая лучшая идея. "Особенность" её рода можно, конечно, назвать болезнью. Но не той, о которой стоит рассказывать кому-либо, кроме своей семьи. Или стоит? Ведь никто раньше не пробовал. Аяно взглянула на пегаску.
- Я могу сказать, что болела чем-то похожим и вылечилась. Что нашла нужного лекаря.
И тогда Вульф последует за ней, чтобы его найти. Но не найдёт никогда, потому что это ложь. Рано или поздно это раскроется, но в любом случае пегаска только зря потратит время из-за Аяно. А единорожка снова останется одна со всеми своими... делами. Только их будет на одно больше.
- Значит, стоит начать с другого конца.
И отталкиваться в первую очередь от того, что нужно помочь Вульф. Очнувшись от задумчивости, Аяно поняла, что её взгляд теперь был направлен на Тоура. Судя по выражению его мордочки, она только что  приняла всерьёз то, что было наполовину шуткой. Единорог не предлагал открывать все свои самые страшные тайны. Всего лишь что-нибудь безобидное. Скорее всего, он вовсе не думал о том, что у юной кобылки может быть что-то подобное. Какие проблемы, когда тебе семнадцать, вся жизнь впереди и…
Тут единорожке пришла в голову одна мысль. Она даже не стала обдумывать её сразу, решив развить по ходу разговора, чтобы не терять время.
- Смотря что понимать под этим. У меня нет чего-то такого, что меня бы беспокоило и вместе с тем я бы боялась об этом говорить. - Аяно виновато улыбнулась Тоуру, как бы извиняясь за отсутствие у себя интересных тайн. - Но тем не менее есть кое-что, что бы мне не хотелось иметь в копилке жизненных обстоятельств. - единорожка опустила голову и поводила копытом по дну ванны, собираясь с мыслями. - Я осталась без родителей, а единственные родственники, к которым я могла обратиться за помощью, переехали в неизвестном направлении. Если бы у меня была возможность, я бы обыскала всю Эквестрию.
Снова подняв голову, Аяно взглянула на присутствующих. Алоэ и Лотос не было в комнате. И хорошо. Им не нужно это слышать, не нужно беспокоиться о кобылке, которой по большому счёту всё же плевать на них. Единорожка снова улыбнулась и развела копытами:
- Но проезд в поездах не бесплатный, а пешком я могу и не дойти.
- Поэтому мне нужна помощь опытного путешественника. Твоя помощь, Вульф.
Поиски тёти могли сойти за предлог. А потом Аяно постаралась бы не напоминать об этом. И они бы сосредоточились на поиске лекарства для пегаски. Парикмахерша вздохнула, собираясь с силами, как перед прыжком над пропастью. В этот раз она точно не притворялась. Нужно было прямо обратиться к Вульф, но что если она не захочет брать с собой младшую кобылку? Или решит продолжать путь в одиночку? А если пегаска согласится, но случится что-нибудь плохое? Нет, Аяно этого не допустит. Ни за что. Но даже так заставить себя задать этот вопрос было крайне трудно.
- А что насчёт тебя? - в последний момент Аяно решила обратиться не к Вульф, а к Тоуру.

Отредактировано Аяно Пониши (2019-08-06 12:57:34)

+2

78

Пони — глупый народ. Довольно наивный, простодушный и всегда готовый помочь даже тому, кого знают от силы полчаса. Или час. Черт его знает, сколько они тут сидят, беседа явно затянулась и ушла в неправильном направлении. Будь Волчи Хоссом, она бы могла предвидеть подобный исход и предотвратить какой-нибудь колкой фразой, забавным комментарием, идиотской лекцией. Забавно, что предвидел он только плохое, так что его удивлённое лицо в ответ на чужую доброту было зрелищем, на которое стоит поглядеть. Но сейчас можно было довольствоваться лишь удивлённой мордочкой Вульф, которая была поражена то ли себе, то ли окружающим. Подумать только, она смогла нормально донести свои мысли и даже не раскрыть абсолютно всех карт. Стоило лишь разбавить неожиданное откровение ложью и сокрытием лишней информации, как вот ты уже на коне. Фигурально. Вот ты уже сидишь в окружении пони, которые хотят помочь, а не стремятся выведать побольше тайн. Жалость по истине чудно́е чувство. Оно остужает голову, отводит азарт и злость на второй план, оставляя лишь желание посодействовать и помочь. Ох, бедное создание, истязаемое злым духом! Филс бы усмехнулся на этом моменте, Вульф же почувствовала укол вины. Ей не хотелось ни обманывать их, ни подвергать опасности, ни тем более просить у них помощи. Но в какой-то момент это стало необходимостью. Если бы она продолжала сидеть в своем номере, то она бы, вероятно, осталась в этом городе ещё на пару недель, а то и навсегда, полностью завершив поиски. Потому что было страшно, потому что это лишняя ответственность, потому что проще переложить эту ответственность за самого себя на других. Не досмотрите за волком — ваша вина. Как-то так она это и воспринимала. По крайней мере, Хосс уж точно был готов взять на себя все последствия. Это было видно. Но теперь нужно либо идти самостоятельно, либо найти других спутников. Не то чтобы вариантов было много, всего двое, да и те не самые лучшие на взгляд пегаски. Было бы неплохо, если бы это был знакомый криворогий старик, а не два совершенно незнакомых единорога.
       Но с чем приходится.
— А почему Вы не обратились ни к Селести, ни к её сестре, ни к принцессе Каденс ну или к какой-то новой, Спарлайт Твайлайт или как её правильно зовут, не помню. Или Вы обращались? — вполне закономерный вопрос тому, у кого явные магические проблемы. Если у тебя неурядицы с магией — иди к принцессам. Которых теперь в два раза больше, чем было пару лет назад. Волчи улыбнулась в ответ на "Спарлайт Твайлайт", она и сама была удивлена тому факту, что какая-то ученица смогла стать принцессой, так что до сих пор не могла запомнить ее имя. Хосс громко смеялся над титулом. "Принцесса Дружбы" — что это вообще такое? В чем ее смысл и функции? Хоть кто-нибудь знает? Вульф уж точно не знала. Да и не собиралась выяснять, просто очередные глупости. Глупый мир с глупыми волкопони, пони и огромным множеством глупостей. Глупо.
      Глупым также был тот факт, что она действительно так и не обратилась к принцессам. Гиблое дело. Что она им скажет? Как убедит, что она никогда не делала ничего такого, на что способны ликантропы?
— Как же ты собираешься поведать ей о своей проблеме? "Ох, дорогая принцесса, я пришла в этот замок, наводненный огромным количеством стражи, к вам, одной из двух самых могущественных пони Эквестрии, чтобы рассказать вам о том, что я являюсь наиужаснейшим существом, проклятым Ликантропом, которые в беспамятстве способны убить полдюжины пони без какого-либо милосердия. Поможете мне?.." — глупый единорог говорил глупости, забыв, что пони такие же глупые, как и он сам.
— Мы не могли к ним обратиться, — осторожно начала Волчи, как бы прощупывая почву. Почему они не обратились к ним? Потому что они ни разу не были в Кантерлоте, вот почему! И потому что оба параноидальные идиоты. Либо справедливо осторожные умные волкопони и темный единорог? — В Кантерлоте мы оба так и не побывали. Мой друг туда отправился и должен был вернуться несколько дней назад. Но так и не объявился. И, скорее всего, больше не объявится, — пегаска расстроенно опустила уши и даже стала выглядеть более хрупко и огорчённо, чем обычно. Ее действительно удручала мысль об этом. Конечно, прошло всего несколько дней, однако этот единорог был настолько педантичен и пунктуален, что должен был уже как месяц проживать в городе, ожидая пегаску и удерживая табличку "Если ты пришла вовремя, то ты опоздала". Но нет.
— Ещё раз прошу прощения, и если что-то вдруг понадобится, обращайтесь, чем смогу помогу. В разумных пределах конечно же.
      Будучи вечно осторожным волкопони, который отчаянно не хочет раскрывать своей личности перед другими пони, вы перестаёте воспринимать понимание, как нечто должное. Оно становится чем-то новым, удивительным и несёт за собой в некотором смысле облегчение. Вот оно, вас понимают, вам сочувствуют. Это не просто жалость, блеснувшая в глазах, отразившаяся на лицах, это открытое проявление понимания. Пускай и не совсем той проблемы, но по большей части, так что все вполне честно. И вот именно в этот момент Вульф неожиданно поняла, что столкнулась не с жалостью окружающих, а с их сочувствием. Это не то же самое, что ощущается при встрече с другими оборотнями, нет, здесь все все знают и чувствуют. Но с пони все по-другому. Они не ощущают, но готовы сочувствовать, разделять боль, помогать. Они странные. Неправильно это, глупо! Хосс всегда говорил, что сочувствие несёт за собой последствия, но при этом проявлял те же эмоции. Отрицал? Отвергал? Боялся.
      Возможно, боязнь принимать чужие чувства, чужую помощь, сочувствие и звучит странно, однако это вполне объяснимо этой бесконечной осторожностью и желанием защитить себя и тех, кто вам дорог. Даже если таковых не осталось, а в роли подобного пони выступает пегас черт знает почему. Так уж судьба складывается. Так дружба строится. На понимании и разделении чувств. И сейчас, пускай и с огромной долей вины, но в груди загорелся огонек надежды. А если она сможет найти друзей? Новых друзей, что способны помочь, поддержать, понять? Глупости. Глупые пони, глупая волкопони, глупая дружба.
— Я осталась без родителей, — Вульф наконец оторвала удивленный взгляд от единорога, так ничего и не сказав. Грубо, но нужно было немного подумать над этим. Но заговорила другая пони. И разговор был явно не из приятных, — а единственные родственники, к которым я могла обратиться за помощью, переехали в неизвестном направлении. Если бы у меня была возможность, я бы обыскала всю Эквестрию.

— Взаимовыгодное?.. — серый пегас удивлённо склонил голову набок.
— Мисс Винг, на что Вы готовы ради избавления от вашего "недуга"? — едва знакомый
темный единорог заговорщически улыбнулся, ожидая ответа.
Его алые глаза словно изучали саму душу ликантропа.
Он внимательно следил за каждым движением, улавливал микромимику, изучал, выжидал.

— На многое. Хоть обойти всю Эквестрию вдоль и поперек.
— Не стоит ограничиваться Эквестрией. Я предлагаю Вам...

— Не ограничивайся только Эквестрией, — протянула пегаска, внимательно разглядывая единорожку, — Порой некоторые ответы можно найти и за ее пределами, — у нее здесь никого не было. Ни родителей, ни братьев или сестер — никого. Значит, она бы могла уехать! Куда угодно. Что ее здесь вообще задерживает?
— Но проезд в поездах не бесплатный, а пешком я могу и не дойти, — и нужен сопровождающий. В поезда же не пускают жеребят? Да, да, она почти взрослая, но все же, она лишь "почти взрослая".
— А если возможность будет? — глупость произнесенная почти шепотом, но вслух. Глупая идея. Что из этого вообще может выйти? Кто она? Просто пони из Понивилля. Тем более, она ещё слишком юна, чтобы ринуться сломя голову прямо в эти "захватывающие" приключения. Однако Хосс должен быть в Кантерлоте, а он не столь опасен для кобылки, нежели для волка. Глупость. Но в ней есть смысл!
     Взгляд рубиновых глаз, неожиданно загоревшихся какой-то непонятной энергией, резко перескочил на единорога. "А если у них у обоих будет возможность и смысл?" — ещё одна глупость. Этот день становился глупее с каждой секундой. И в этом всё еще был смысл.
— Что насчёт тебя, Тоур? — Мисс Винг улыбнулась, заинтересованно выгнув бровь, — Может, у тебя тоже есть причина покинуть этот городок и отправиться на встречу приключениям? — глупо звучало. Но все же не так плохо. Как очень глупая шутка. Глупая, но намекающая шутка. Если они отправятся в Кантерлот, у нее будет сопровождение, которое, возможно, не даст в обиду. Да и с ними будет просто спокойнее. И если они туда отправятся, то, возможно, получится найти хотя бы следы Филса. Хотя бы новые сведения. Или ещё что-нибудь.
      Вульф заметно расслабилась. Как минимум, ее больше не будут пытаться раскрыть, — уже "готово", а как максимум, она сможет заручиться поддержкой двух вполне себе неплохих, хотя это и под вопросом, спутников. Она чувствовала, насколько это было глупо и неправильно. Импульсивно, самонадеянно, у нее ничего не выйдет. Да кто вообще за ней пойдёт? Никто в своем уме уж точно. Или по своей воле. Но если у них будут схожие цели. Одна точка назначения, то пускай и краткое, но хоть какое-то объединение будет обеспечено. И тогда она наконец сдвинет свой круп с места и начнет действовать, как нормальный волкопони, а не пугливая глупая пегаска, которая и шага не может сделать без компании и нравоучений своего спутника. Вот уж глупость.

+2

79

Откровения, услышав их, можно кому-то помочь подняться, встать на ноги, найти опору, а можно наоборот, воспользоваться этим и навсегда обрушить весь мир который существует у того кто открылся.  По крайней мере Тоур, точно не собирался вредить никому из здесь присутствующих, он даже предложил свою помощь. Предложив помощь, он оказался перед выбором, помочь здешним пони и решить часть уже накопившихся здесь проблем, или же снова отправиться в путь с компанией из тех кого он почти не знает и помочь им.
Теперь, последствия выбора кобылки,  поставили перед выбором двух других пони находящихся в этой комнате. В добавок к этому Аяно, слишком серьёзно поняла шутку про откровения и в результате рассказала кое что весьма интересное и не совсем хорошее.
— Я осталась без родителей, а единственные родственники, к которым я могла обратиться за помощью, переехали в неизвестном направлении. Если бы у меня была возможность, я бы обыскала всю Эквестрию.— Ну ёлки палки, не горячее так мокрое блин. Нда, жалко, но, что поделать. Похоже, что скоро и я начну всё выкладывать про себя, видать экстракты подействовали, значит скоро можно будет вылазить, главное ничего не ляпнуть, прежде чем вылезу отсюда. Ладно, не важно, всё равно я успокаивать и сочуствовать никогда не умел толком, лучше даже и не пытаться. Именно такие мысли пробежались в голове кузнеца после фразы юнной особы. Суде по всему, всё сводилось к поискам родственников, и няньки, вторая видимо была обнаружена и с точки зрения Аяно подходила на эту роль; а вот с точки зрения Тоура, Вульф, сама нуждалась в няньке, как и добрая половина всех пони. И следующая фраза подтвердила его пока что только возникающие догадки.
— Не ограничивайся только Эквестрией. — На морде единорога возникла неоднозначная улыбка, ну оно и понятно, ведь сама по себе эта фраза была весьма неоднозначна, и если её выдрать из контекста, то это было похоже на часть какого-то заговора, и как же хорошо было, что тут больше никого не было. А тем не менее по мнению кузнеца, происходящее ничего хорошего не предвещало.
— А если возможность будет?— И вот почти свершилось второе чудо, казалось бы ещё чуть чуть и можно идти на поиски тех самых приключений, влипать в истории. Наверное всё же сразу так некоторые вещи не происходят, хотя бы потому, что иногда надо подготовиться. Иногда это происходит ещё потому, что на парочку хороших, весёлых, добродушных пони, всегда найдётся кто-то, кто будет не столь оптимистичен и сходу испортит весь настрой. Это подобно тому моменту, когда все радуются на какой-то вечеринке, празднике, и внезапно кто-то заходит или что-то происходит и все стоят с кислыми мордами, удивлённые, с некоторым отчаянием, и осознанием того, что веселья дальше не будет. А испортил это, всего лишь один персонаж, и этим персонажем который буд-то с превеликим удовольствием для себя прервал этот радостный сбор в путь куда-то был Тоур.
— Надеюсь вы не собираетесь сегодня же отправляться в путь? Поезда по ночам не ходят, сейчас ливень, и нужно готовить вещи заранее, к тому же нужен запас денег и расчитаный путь.— Словно подтверждение этому, стало слышно как дождь начал барабанить по стенам и окнам, а не только едва слышно по крыше. Это могло означать только то, что ветер поменялся на противоположный, что не сулило ничего хорошего тому кто высунулся в такую погоду.
— Может, у тебя тоже есть причина покинуть этот городок и отправиться на встречу приключениям?
— Причины идти есть всегда, как и оставаться. — Это мало напоминало нормальный ответ, скорей что-то навроде недовольного ворчания. — Что за ребячество? Приключений хочется, ну допустим, и если куда с компанией этих двух детей идти, тогда они непременно влипнут, а вытаскивать их мне чтоль? Влипнут ещё ладно, а если что-то случится? Вместе с этими мыслями, голова кузнеца облокотилась на копыто и его физиономия погрустнела. Это было не удивительно, кобылки не понимали как ему казалось бы элементарные вещи, и тем не менее разговор шёл своим чередом.
—Надеюсь вы не успеете мгновенно во что-то влипнуть или натворить что-то когда меня не будет рядом. — Иначе, путешествие может закончится так и не начавшись; кто в здравом уме будет искать осознанно неприятности, зная что никто не придёт на помощь или пойдёт с такими самоубийцами помогать им в каком-то их деле? Иначе говоря, зачем помогать решить кому-то проблему, кто сам их ищет и не собирается избегать? Такие пони, как не трудно догадаться, сами во всём виноваты, и сколько им не помогай, всё будет бестолку, а глупая жажда приключений, это и есть одна из форм поиска неприятностей, по крайней мере для Тоура. Это могло означать только то, что за этой парочкой придётся приглядывать, так как ни самодисциплины, ни ответственности за свои поступки не видать и некоторые мысли наводили на то, что обе довольно легкомысленны. Чтобы оценить всё, стоило узнать хотя бы то, в каких случаях их можно будет оставить или может они прекрасно смогут и без него справиться?
— Эх, а что вы сможете сделать, в случае какого-то чп?— Это был не просто вопрос, это была попытка выяснить возможности этой парочки, которая собралась не понятно куда, и не понятно зачем.
И тем не менее что пегас что единорожка небыли столь легкомысленными как казалось кузнецу, но вы пытались хоть раз убедить стену сдвинуться с места? Ещё одна проблема в том, что Тоур из числа тех, кто очень и очень медленно разгоняется подобно огромному локомотиву и так же медленно тормозит. Именно эта инертность в его мышлении, сейчас и проявлялась. Если Аяно уже всё поняла, относительно произошедшего, то до этого "гения", всё только начинало доходить. Он по прежнему, только начинал понимать, что эта вспышка загнала кобылку в угол и вариантов у неё было ой как не много, и он был своего рода катализатором, и происходящее для него, ещё было вторичным событием, по сравнению с самой беседой, отдыхом, и чтением писем. Но тем не менее до него это доходило и уже из глубин подсознания начали просачиваться какие-то мыслишки, которые потихонечку начали формироваться в какой-то общий образ и кузнец уже задумчиво поглядывал из стороны в сторону. С одной стороны всё стало ясно, всё теперь вроде бы понятно, вот оно прямо перед носом, а с другой,  одно дело когда вам дали книгу, другое когда вы её прочитали и третье когда вы понимаете прочитанное. Именно на этой стадии он и находился, у него ужё всё было готово, уже было знание, осталось понять только это знание. А события продолжали развиваться, ведь кроме мыслей есть ещё и физическая деятельность.
Через какое-то время после "чистосердечного признания" крылатой, единорог решил вернуться к чтению писем, перебирая их одно за другим, с всё более и более недовольным видом. Некоторые из них даже успели покрыться пылью, какие-то имели гербовые печати, какие-то были не то что странными, а буд-то из прошлого века, иные были явно сделаны из первого попавшегося листка бумаги, а точней даже не листка, а клочка, а какие-то явно совершили путешествие по всей эквестрии и при том неоднократное. Именно последнее и вызывало недовольство. Хотя чему тут можно быть не довольным, если ты сам не оставляешь никаких координат, а почтовые пони должны каким-то образом доставлять письма по устаревшим и не существующим адресам, или хуже того искать адресата расспрашивая кто, где и когда его видели в последний раз.
Ну да, замечательно ещё и письмо с Кантерлота с просьбой туда явиться, и старика попросили явиться, уху, замечательно, найдите его сперва. Ладно, раз не сказано, что срочно, значит в течение трёх дней имею право отдохнуть и разгрести завал. Видать поездка всё таки состоится, вопрос лишь во времени. Единорог положил письмо в сторону и глубоко вздохнув взглянул на кобылок. — Согласен.

+2

80

- А почему Вы не обратились ни к Селести, ни к её сестре, ни к принцессе Каденс ну или к какой-то новой, Спарлайт Твайлайт или как её правильно зовут, не помню. Или Вы обращались?
Обратиться к принцессам, чтобы они разобрались со всеми твоими проблемами за тебя? Почему бы и нет. Они ведь живут дольше других пони, а значит, за свою жизнь успели увидеть гораздо больше, чем любой из них. Может быть, и с такими болезнями им приходилось сталкиваться. Определённо, принцессы должны знать, что делать. А если нет? Тогда шансы на благополучный исход стремительно падают. Но они всё же остаются. Говорят ведь, что, сколько ни проживи, всего узнать не получится. Конечно, трудно поверить в это, если говорить о принцессах, но вдруг? Вдруг даже они чего-то не знают? Но обязательно знает кто-то ещё.
- Мы не могли к ним обратиться. В Кантерлоте мы оба так и не побывали. Мой друг туда отправился и должен был вернуться несколько дней назад. Но так и не объявился. И, скорее всего, больше не объявится.
Немного странно говорить так, учитывая то, что не так давно она расспрашивала их двоих об этом спутнике. Как если бы предполагала, что они всё-таки могли его видеть. Или это была та самая надежда, которая умирает последней? Пегаска успела расспросить всех (а может, только некоторых) пони в этом городе, но никто не смог дать ей положительного ответа. А после вынужденного "признания" Вульф решила, что нет смысла скрывать некоторые факты и от себя самой. Это расстраивало, но такая истина была нужна, чтобы двигаться дальше. Потому что это необходимо. И определённо важнее, чем поиски либо ожидание спутника, который, может быть, никогда и не появится.
- Ещё раз прошу прощения, и если что-то вдруг понадобится, обращайтесь, чем смогу помогу. В разумных пределах конечно же.
- Нет уж, давай Вульф буду помогать я. А ты занимайся своими делами.
И неважно, что она, школьница, по части помощи явно может предложить пегаске меньше, чем путешественник. Хотя постойте, это как раз может плохо сказаться на успехе поисков.
- Так и быть, лишняя голова, особенно с мозгами, нам не помешает. Мало ли что случится. Но я всё равно слежу за тобой.
Пегаску же слова единорога удивили. Настолько, что она даже ничего не ответила. Неужели ей никто никогда не предлагал помощь? Или она ожидала другую реакцию? Что-нибудь между молчаливым отчуждением и прямым требованием держаться подальше. Возможно, с чем-то подобным она сталкивалась раньше. Или болезнь Вульф на самом деле страшнее, чем она озвучила. Конечно, все детали сложно назвать, даже если постараться ничего не упустить. Но ведь пегаска и говорила в общих чертах, так что на подробности по определению не следовало претендовать.
- Как бы там ни было, надо быстрее с этим разобраться.
— Не ограничивайся только Эквестрией. Порой некоторые ответы можно найти и за ее пределами.
От внимательного взгляда пегаски Аяно едва не сбилась с мысли. Искать родственников там, где их точно не может быть?
- Эм, нет, с Рионой я сталкиваться не хочу. Да и пока всё, что нужно, и всех, кто мне нужен, я нахожу в пределах Эквестрии.
Но это, опять же, хороший предлог, чтобы поехать. И если Вульф не захочет её брать с собой или они каким-то образом потеряют друг друга, то Аяно будет знать, что одной страной её поиски не ограничатся.
— А если возможность будет?
- Если будет, я всеми копытами за. - заговорщическим шёпотом ответила единорожка и улыбнулась. - А что?
Этим наигранно-хитрым выражением и ограничивалось внешнее проявление её эмоций. Аяно была готова скакать, поднимать тучи брызг, но по-прежнему сидела на месте. Вульф не против её компании! Сама пегаска тоже как-то преобразилась и обратилась к единорогу:
— Что насчёт тебя, Тоур?
Он же смотрел на них так, словно был единственным взрослым пони в компании жеребят. Последние придумали очередной фантастический план, а единорог понимал, что львиная доля работы по его выполнению ляжет на его плечи. И это Тоуру это явно не нравилось. В то же время он не мог быть настолько безответственным, чтобы бросить жеребят одних. Вне зависимости от того, настолько бредовые идеи им приходят в голову.
— Надеюсь, вы не собираетесь сегодня же отправляться в путь? Поезда по ночам не ходят, сейчас ливень, и нужно готовить вещи заранее, к тому же нужен запас денег и рассчитанный путь.
- Ну…
Аяно была готова отправиться в путь хоть сейчас. Да, именно так, никого не предупредив и толком не подготовившись. Единорожка осторожно взглянула на Вульф. Это её поиски, так что и решающий голос за пегаской. Скорее всего, ей понадобится время, чтобы собраться в путь, так что с отъездом придётся подождать. Заодно будет возможность предупредить Алоэ и Лотос.
— Причины идти есть всегда, как и оставаться. - проворчал Тоур.
- Так оставайся.
- Надеюсь вы не успеете мгновенно во что-то влипнуть или натворить что-то когда меня не будет рядом.
Аяно закатила глаза, но было видно, что высказывание единорога её скорее развеселило.
- Да не нужна нам нянька в твоём лице. Товарищ Тоур гораздо лучше.
— Эх, а что вы сможете сделать в случае какого-то чп?
- Вот это хороший вопрос.
Кобылка приложила копыто к подбородку, сразу приняв задумчивый вид. Раньше никто не спрашивал у неё ничего подобного, поэтому заранее подготовленного ответа у Аяно не имелось.
- Смотря какое чп. - осторожно протянула единорожка.
- Действительно, какое?
- Если придётся спасаться бегством, то… думаю, это легче всего.
Стоит ли говорить, что она умеет драться?
- Если придётся, то по-любому это выяснится.
А подобный сюрприз, пусть даже полезный или не очень значительный, может подорвать доверие между спутниками. Особенно если о нём умолчали тогда, когда спрашивали напрямую.
- Ну и в самооборону, - и не только, - тоже немного могу. Хотя всё-таки думаю, что бегство лучше.
Как-то так.
- Кстати, будет ли лишним задавать этот же вопрос Тоуру?

+2

81

Вульф Винг не отличалась умом и сообразительностью. Она была средней. Обычной пони с обычными умственными способностями. Очень часто глупила, редко продумывала все планы наперёд, ещё реже думала прежде чем действовать. Но в этом порой было ее преимущество. Если возникала опасность, она действовала моментально. Неслась сломя голову, полагаясь на инстинкты и эмоциональные импульсы. Раздражающе, но эффективно в случае реальной опасности. Единственное, что ее сдерживало, как и любого другого пони, — неуверенность в себе и четкие рамки морали. Эти ограничения были надуманными, однако они позволяли сохранять рассудок, не поддаваясь Духу, что стремиться забрать себе всё.
      Хассобиар Филс был умным пони. Иначе просто не могло быть. Он внимательно просчитывал каждый шаг прежде чем предпринять хоть что-либо. Он действовал гораздо медленнее, однако от того и был увереннее. Каждый его шаг, каждое действие — все было уже давно предрешено, холодно рассмотрено со всех сторон, а шахматные фигуры были расставлены по своим местам в соответствии с его Игрой. Он никогда не понимал, что всегда держал себя в ловушке, которую создал своими копытами. Он не понимал, как сильно ограничивает себя, придерживаясь правил Игры. Однако лишь игра связывала его с прошлой жизнью. Игра и непоколебимое чувство пустоты, которую заполнили страх, ненависть и недоверие.
       Несмотря на родовое проклятие и вероятность потерять рассудок, она продолжала искренне верить в лучший исход.
       Несмотря на полную свободу  действий, он всё ещё желал запереться в темной комнате и никогда не выходить.
       Они словно были две полные противоположности. Эмоциональная и жизнерадостная пегаска, и запутавшийся в себе вечно угрюмый единорог. Очевидно, что они никогда не должны были ладить или иметь хоть какую-то возможность выжить "в случае чп", но вышло совсем наоборот. Филс называл их отношения "своеобразным симбиозом", Вульф гордо назвала их дружбой. Каждый остался при своем. Вместе они были идеальным дуэтом. Главным в их отношениях был баланс, который каждый поддерживал собственными силами и достоинствами. Вместе они ощущали родство между собой. Один нашел потерянную дочь, вторая — столь необходимого ей наставника. И в некоторой степени отца. По одиночке они ощущали себя неправильно. Вместе — были командой, которая преодолевала любые трудности. Они всегда знали, что предпринять в случае чрезвычайной ситуации.
       Однако даже в одиночку они оставались путешественниками с немалым опытом. Первая помощь, самозащита, приготовление пищи в полевых условиях, да те же базовые навыки выживания — все известно, все знакомо, никаких сложностей. Оттого и возникло некоторое непонимание вопроса единорога. В случае чп? Натворить глупостей? Что он имеет в виду и какого лешего считает будто он здесь главный? Нет, она не хотела становиться отважным лидером всей этой маленькой команды или вроде того. Но и желания признавать лидера в ком-либо у нее совершенно не было. Особенно если лидерские задатки этого пони заключаются лишь в его "ой, а как же я буду следить за вами?".
       Вульф озадаченно посмотрела на Тоура, после чего расплылась в издевательской улыбке. Ну да, точно, она лишь жеребёнок, который не способен за себя постоять. Глупый вопрос. Впрочем, возможно, он был задан не столько ей самой, сколько кобылке рядом с ней.
— Чрезвычайные ситуации не новость с моим-то образом жизни, — раздражённо фыркнула Вульф, закатывая глаза, — Защита, нападение, побег, — вариантов множество.
— Только представь свои возможности! Ты же можешь... Ты можешь рвать врагов когтями?.. Представь, что мы можем... — Кобылка дернула ухом и потянулась, протяжно зевая.
— Никогда не знаешь, что ожидает в дороге, однако... Эквестрия более мирное место. Здесь нет... Ириму — Волчи заговорщически улыбнулась, глядя на собеседников. Здесь нет Ириму. И нет вещей похуже. "Опасайся зебр в масках леопардов. Они страшнее ириму", — однако в крайнем случае силовое преимущество может быть за мной. Да, вы двое единороги, со своей магией и прочими штуками, — кобылка махнула копытом, громко фыркая, — однако у пегасов, — "оборотней", — тоже есть свои преимущества, — гордо задрав морду и прикрыв глаза, кобылка демонстративно расправила крылья. Ее преимуществом был воздух. Пикирование на противника, неожиданное нападение с ветвей дерева над головой противника, эффект неожиданности. Когти, физическое превосходство волка над пони, животная ярость и выносливость. Множество вариантов. Волчи перевела уверенный взгляд в глаза единорога и нахмурилась, — Будь ты на моем месте, ты был бы готов сделать что угодно, чтобы достичь своей цели. И плевать на чрезвычайные ситуации.
        Она раздражала Хосса своим пацифизмом. Волчи любила жизнь, боялась смерти и не хотела, чтобы другие пони подвергались опасности. Однако это не сбавляло той решимости найти чертово лекарство, избавиться от болезни и зажить нормальной жизнью. Эгоизм? Конечно. Но он свойственен каждому, всегда. Все пони, все грифоны, драконы, да кто угодно, — эгоисты. Потому что это одно из важнейших свойств личности. Получение определенных сигналов в мозге после якобы положительного действия, желание пойти на что угодно ради достижения цели, да любое действие несёт в себе толику эгоизма. И за это не может быть стыдно или совестно. Это просто определенная черта, свойственная всем. Кому какое дело? Да и она не собиралась атаковать или тем более отнимать чью-то жизнь. Самозащита, не более. Если возникнет необходимость.
        Услышав короткое "согласен", Волчи захотела рассмеяться. Не то от радости, что с ней будет целая компания, не то от того, насколько пафосно это звучало. Он действительно считал, что его присутствие является... Спасительной ниточкой? "Бред же".
— Согласен-то может и согласен, — медленно протянула пегаска, прищуриваясь, — а что насчёт тебя? Что там насчёт "чп"? Что насчёт действий при опасности? Стоит ли напоминать, что ты тут не единственный "продвинутый эксперт по экспедициям"? — "И не лидер. И не босс. Не-а, нет", — сложно было признавать лидера в ком-либо, кто не является привычным "лидером". Ну или просто наставником. Да и не видела она никаких лидерских задатков кроме напыщенного "без меня вы не сможете". Раздражало, но это скорее накладывалось на некоторое волнение из-за предстоящего путешествуя в одиночку. Ну, в компании. Но в чужой компании. Одна, без Филса, без поддержки и того, кто дополнял ее и поддерживал гармонию.
— Однако не о том стоит думать. Перед долгой дорогой следует подготовиться. Припасы, понимаете? Стоит помнить о погоде. Не уверена, что мы отправимся на север, не хотелось бы встречать Ульфхеднаров или берсерков, — Волчи начала взволнованно тараторить, совсем не обращая внимания на то, могут ли собеседники разобрать хоть слово. В общем-то, она на них даже не смотрела, — Скорее всего, к тому времени вас со мной уже не будет, так что это лишь моя проблема. Ооо, да, кстати о погоде, стоит позаботиться о дожде. Да, я Пегас, но не собираюсь расчищать небо каждый раз, понимаете? Еда, еда это важно. Медикаменты? Да, пара лечебных зелий, бинты, все дела, думаю будет достаточно. Кто знает, что случится, верно? Ах, да и ещё... — она запнулась, вновь фокусируясь на двух единорогах. Неожиданно она поняла одну простую, но в то же время удивительную вещь. Сейчас она была похожа на Филса в моменты его особой увлечённости. И теперь она должна будет отчасти исполнять его роль. В команде юная кобылка, гораздо младше Волчи, а значит... Она теперь Хосс? Вот уж интересные вещи случаются, — Знаете, лучше будет обсудить все по порядку. Нам понадобится несколько дней на все. Тем более на то, чтобы узнать друг друга лучше.
        Вопрос доверия стоял острее всего. Если быть точным, то недоверия. Вульф не могла точно сказать, что может положиться на этих двоих. Более того, она ясно видела, что они тоже не очень-то и доверяли ей или даже друг другу. В подобных предприятиях, таких как путешествие в тот же Кантерлот, вопрос доверия был основой всех взаимоотношений. Конечно, это может быть просто глупая короткая поездка на поезде, так что проблем из-за доверия возникнуть не должно. Но что-то может и случиться в дороге. От Хосса Вульф переняла это отличное предчувствие опасности и проблем. Пускай и надуманное, но предупрежден — значит вооружен, верно? Поэтому и стоило позаботиться... обо всем. Но как построить нормальные взаимоотношения пони, у которых с самого начала знакомство задалось относительно скверно?

Отредактировано Wolf Wing (Вчера 04:20:39)

+2


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Центр города » Салон красоты Алоэ и Лотос