My Little Pony: Equestrian Friendship; С Днём Варенья, Ликвидатор!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Палаты Больницы

Сообщений 1 страница 30 из 100

1

Палаты, где лежат больные. Состоит из травматологического, инфекционного и общего отделений, каждый в отдельном корпусе.
Кровати в палате немного старые и жесткие, на зеленых стенах не висит ничего, кроме часов у входа. У каждой кровати стоит тумбочка с двумя ящиками. Всего одно окно посередине стены. Пол покрыт синим линолеумом.

http://fc01.deviantart.net/fs71/i/2013/255/6/a/commission___hospital_room_by_abydos91-d6m14n6.png

Отредактировано Rate Backstay (2014-09-16 01:38:26)

0

2

"Сахарный Уголок"  ===>>>

.     Общими чертами Понивилль был узнаваем. Похожие улочки, дома, городская ратуша в центре... Если осмотреть в целом, то ничего необычного. Но если присмотреться, картина тут же изменится. Город был абсолютно пустым, полуоткрытые двери домов, некоторые окна либо разбиты, либо крепко-накрепко забиты деревянными досками, будто кто-то миг назад взял и похитил через окна сразу всех населяющих Понивилль жителей. Всё окружающее было окрашено в неестественные для этого места серые цвета. Но больше всего ошеломляло небо. Оно полностью закрыто плотными серыми тучами, где периодически на весь небосвод мелькали молнии. Молнии были единственным источником освещения, поэтому, несмотря на риск пропустить её через себя, любой из из оставшихся жителей города был бы рад её появлению.
     Состояние города было соответствующим: ветер с невероятной скоростью пересекал улицы Понвилля, изгибая деревья и поднимая пыль на несколько метров вверх. Погода была катастрофической. Наверное, даже хорошо, что никто в это время не гулял по улицам в этот момент: ведь любого, что окажется на дороге, тут же снесёт ветром.
     Тандерлэйн здесь уже бывал. Возможно, десятки раз. И каждый раз он обнаруживал город в таком состоянии. Любой бы уже догадался, что это сон. Повторяющийся сон с одним и тем же концом — верная гибель одним и тем же образом. Пегас пытался это исправить: разгонял облака, пытался улететь отсюда куда подальше, но всё без толку. Но крылатый упрямо продолжал искать способы избежать своей собственной смерти, пусть даже во сне. И любой способ, — помнил он, — начинался с полёта. Так чего же ждать? Пегас согнул передние конечности, готовясь к полёту, чтобы рвануть вверх, и направил свой взгляд на три приближающиеся тучки примерно одинаковых размеров, которые отделились от общего массива облаков и, будто разумные, направились прямо к тёмно-серому пегасу. Это что-то новенькое, — подумал крылатый. Не теряя времени, он расправил крылья и...
     Резкая появившаяся боль заставила Тандерлэйна передумать и едва не упасть на землю. Он не взлетел, и желание повторить попытку всё никак не появлялось. Скрывшись от основного потока ветра в небольшом переулке, пегас снова попробовал взлететь. И снова попытка закончилась резкой болью, будто что-то внутри него ломается.
     — В чём же дело?! — возмутился Тандер.
     Он решил поискать причину, оглядев себя. Ничего необычного: все ноги на месте, в той же отличной физической форме, одно крыло, моральная готовность ко взлёту и... Стоп. Лэйн, выпучив глаза, застыл на месте и плавно вернул свой взгляд на место, откуда должно было расти правое крыло. Удивительно, но правого крыла там вообще не было, будто пегас наполовину был земным пони. Любое движение в районе места, где должно быть крыло, вызывало сильную боль. В течение нескольких минут Тандер приходил в себя и жмурился от боли, вызванной своим же хождением. — Надо же, — промелькнула мысль, — и опять-таки что-то новенькое.  Смирившись с исчезновением такой важной конечности, он набрался смелости выглянуть за угол, вдоль главной улицы. Те самые три облака уже почти столкнулись с землёй и были в нескольких метрах от пегаса. Тандерлэйн вышел навстречу к ним и не отводил взгляда от туч. У него не было плана, даже не было смысла что-то с ними делать. Но что-то в них вызывало у пегаса ненависть. Точно! — догадался наполовину крылатый. Теперь, когда они были буквально в двух метрах, всё было детально ясно: по форме и чертами тучи напоминали волков. Злобных, разозлённых, готовых убивать, хищников. Пегас помнил, что ненавидел волков, хотя не помнил, почему. Он был готов напасть на каждое облако по очереди и превратить в маленькие дождевые облачка.
      Первому облаку, что было между другими двумя, оно же было самым крупным, досталось не от Тандера. Небольшое жёлто-серое крыло (пегас так и не понял, что это было) на огромной скорости пролетело сквозь тучу и превратило его в ничто. В то же мгновение тёмно-серый, оттолкнувшись по воздуху одним крылом, накинулся на соседнее и со всей силы прижал его к земле, и то тоже распалось на ничто. Тандерлэйн собирался разделаться с последним, но в этот миг он забыл, чем же именно заканчивается сон — смертью от удара молнией. Ослепляющая вспышка поразила Тандерлэйна в бок. В глазах у пегаса потемнело, невыносимая обжигающая боль, которую можно сравнить с болью при сгорании заживо, медленно заполняла всё его тело. В один неожиданной момент сон оборвался.

***

     Тандерлэйн с трудом открыл глаза. Из-за боли по всему телу, будто его пару минут назад действительно пальнуло молнией, он не сразу понял, что он видит. Кости ломило, любое прикосновение с поверхностью, хоть оно и крайне мягкое, было сравнимо с пыткой, а любое движение приводило к боли в мышцах. Пегас, пытаясь отвлечься от боли, поднял голову, чтобы осмотреться и узнать, где он вообще находится. Зелёные однотонные стены с редкими деревянными перекладинами, средних размеров комната с несколькими одинаковыми кроватями и тумбочками, где было больше ничего, кроме них, деревянный потолок с нарисованным незамысловатом узором... да, это место было определённо знакомо пегасу, ведь он бывал тут не раз. Более того, он ведь являлся постоянным гостем этого помещения.
     — Больница, — догадался тёмно-серый пегас, произнеся догадку вслух. Оказывается, разговаривать выходит намного проще, чем он ожидал — почти никакой боли, здорово.
     Итак, Тандерлэйн сейчас лежит в больнице, с трудом пошевеливаясь. Но как он сюда попал? Он слабо помнил события до попадания сюда, но точно было весело. Отведя взгляд в сторону, он дотянулся передним копытом и почесал свой затылок, вспоминая. На удивление Тандера, копыто оказалось облеплено несколькими пластырями. Нахмурившись, он, с трудом поворачивая шею, полностью оглядел себя. Оказалось, всё его тело было покрыто пластырями, а некоторые его части забинтованы. Но самое страшное, что его правое крыло — то самое, которое пропало в его сне, — было в гипсе и плотно привязано бинтами к телу, не давая им пошевелить. Но Лэйн всё же попробовал шевельнуть крылом, но тут же испытал знакомую резкую боль, будто что-то внутри него сломалось. Пегас скорчился от боли и оставил свои попытки заставить крыло двигаться.
     Тандер пролежал в кровати минут десять, тупо смотря в потолок. Он постепенно стал вспоминать недавние события. Знакомство с Вульф Винг, стычка в Сахарном Уголке, схватка с лесными волками, сломанное крыло, гибель Оскала и, наконец, потеря сознания. В голове у пегаса всё сложилось, и он понял, что чем являлось в его сне и почему. Последняя туча осталась... Вздохнув, Тандерлэйн провёл копытом по пространству между целым, левым крылом и кьюти-маркой, вспоминая события четырёхлетней давности. Именно в то место четыре года назад пришёлся удар молнии в Тандера. С тех пор ему иногда снится один и тот же сон про опустевший город и удар молнией. К этому времени место удара уже зажило, и пегас старается забыть тот давний инцидент, но, к сожалению, пока без успехов.
     Прошло ещё минут десять, и Тандерлэйн набрался сил, чтобы спрыгнуть с кровати. Пегас глянул на часы, что висели у двери: уже была середина вечера. Здорово, — возмутился пегас, — целый день проведён без сознания! А может, и не один день? Первые шаги получились с невероятным трудом и представляли из себя те ещё мучения, но всё же со временем он привык, и боль проходила. Ещё несколько шагов, и пегас покинул палату. Ему было непривычно ходить наполовину забинтованным, ещё и со сломанным крылом, но другого выхода нет. Ну, хотя бы одна хорошая новость, — утешал себя пегас. — Недели две на больничном точно. Сейчас он поставил перед собой одну задачу — найти Вульф Винг.
———>>>"Улочки Понивилля"

0

3

[Начало игры]

Проводить праздник в больнице всегда грустно. Айси с тоской выглядывала за окно, стараясь уловить отзвуки далёкого торжества. Площадь, на которой сейчас идёт всё веселье, была слишком далеко, но иногда в переулках можно было заметить пробегающих туда-сюда поней. Ах, если бы не болело так сильно пострадавшее при падении копыто! Ходить можно и на трёх ногах, Айси даже придумала себе костюм трёхногой табуретки, но боль ненадолго отпускала её только после процедур, проводимых врачом. Меньше всего ей хотелось испортить праздник кому-то ещё, упав в обморок от боли. Да и одна из сестрёнок была бы вынуждена всё время держаться рядом, чтобы позвать на помощь, если ей станет хуже. Нет уж, лучше пусть малышки повеселятся как следует. А она наверстает упущенное, вылечив своё копыто.
"В конце концов, это полностью моя вина."
Не нужно было проверять, как ледяные пластины ловят ветер, стоя на скользком дереве. Айси никогда не оскальзывалась на льду, но вот мокрая ветка предательски ушла из-под копыта, и она грохнулась вниз, где среди лужиц растаявшего льда её и отыскали уже ближе к вечеру.
Ей нужно было остановиться на предыдущей версии крыльев. Хоть они и были составлены из плотно скреплённых пластин, что делало их неподвижными, смотрелись всё равно красиво и необычно. Но Ночь Кошмаров бывает раз в году, и Айси хотелось сделать свой костюм идеальным, так что теперь она здесь, без костюма и без праздника.
Дверь в палату открылась, и внутрь вошла медсестра Рэдхарт.
- Как вы себя чувствуете, мисс Филлингс? - спросила она и не дожидаясь ответа продолжила: - Нам привезли очень серьёзно покалеченного пони, и нужно будет много холодных компрессов. Если вам не трудно, не могли бы вы...
Откликнувшись на просьбу, Айси отошла от окна, где стояла опираясь о подоконник. Она подняла принесённую в тазу воду и превратила её в большие кубики льда, которые тут же складывала обратно в таз.
- Если этого не хватит, вы знаете, где меня найти, - грустно сказала она.
- Спасибо, дорогуша, - ответила медсестра Рэдхарт и вышла из палаты, волоча таз за собой.

Переход в: Сады Кантерлота.
[edit]Добавлен переход.[/edit]

Отредактировано Frozen (2015-02-24 22:35:39)

0

4

Ух, как же хорошо. Еще часика два, и встану. Давно не спал так долго, мягкая постель, приятный запах спирта... Когда я начал пить спирт? И почему я сплю так долго?
Перекинув сначала левую ногу на правую сторону, пегас повторил это и с задней ногой и попытался вслед за этим повернуть и тело.
Хм, что-то давит. Кто меня привязал к кровати?
Уставившись в одну точку, пегас прислушался к своему организму, однако, органы чувств немного сбоили: глаза не фокусировались на одном предмете, бегая по комнате бессмысленным взглядом, в ушах стоял тихий звон, тело одновременно ныло и не чувствовало ничего, а вестибулярный аппарат и вовсе сошел с ума, хотя может быть, это сам Рейт был сумасшедшим? Лишь обоняние не подводило мышекрылого, безошибочно определяя пары спирта, наполнившего комнату. Где спирт - там... Нет, пора прекращать это непотребство! Я хочу встать!
Глубоко вдохнув и напрягая каждый мускул тела, пегас со стоном поднялся и сел. Что-то доставляло сильный дискомфорт, сдавливая грудь и не позволяя повернуться. Рейт опустил глаза и проинспектировал свое тело,обнаружив широкую тугую повязку, которая шла от ключицы и заканчивалась под нижним ребром.
Ах,ну да... Привет Сомбре!
Не то, чтобы пегас злился на неосторожного жеребца, но какое-то зудящее желание подстебать единорога быстро завладело его мыслями, разделяя разум с горькой обидой на несправедливость друзей. Спасая  оборотню жизнь, он был оклеветан и покалечен, да и сама волко-пегаска, похоже, не сильно была ему благодарна, похоже, не подозревая о подкравшейся опасности.
Вот и делай после этого добро.
Затем пегас подумал, что если бы он не сбивал серого урода с ног, а сломал ему крыло, то проблем было бы намного меньше. Но, что сделано, то сделано. А еще очень хотелось, да не просто есть, а нормального сочного мяса. Организму нужно восстановиться, а где еще взять мясо, кроме как в лесу, бегающее, прыгающее и такое нежное... Нет-нет, он не собирался жрать жеребят, всего лишь кролика-двух. Но как поймать кролика, будучи поджарым, но высоким пегасом массой двести килограммов? Варианта было лишь два - попросить кого-нибудь или застрелить! Ни первой - кто будет убивать животное в городе травоядных?, ни второй возможности у него не предвиделось - значит, придется ловить собственными силами. Вот только как?
С трудом свесив ноги с кровати, пегас осторожно перенес вес на все четыре копыта - стоялось хоть и неуверенно, но вертикально, а это главное! Осторожно переставляя ноги в сторону окна, он отдернул заавеску и выглянул на улицу - над гордом висела полная луна, а значит, без сознания он пробыл день-два. Или несколько часов? Прислушался. Со стороны леса доносились крики и смех, разговоры, музыка... Ответ прост - единороги. Хреновы шарлатаны вправили ребра магией, видимо, введя ему через лейлинии какое-то свое единорожье месиво для ускорения регенерации. Впрочем, перелом ребер - не страшная травма, только легкое нудно болит при дыхании. Вот почему так хочется жрать...
Подвигав конечностями и оценив свои возможности, пегас пришел к выводу, что летать он пока не может, а ходить - вполне, только осторожно. На прикроватной тумбе были найдены и накопытник, принявший законное место, и сумки, и плащ. Одевшись, дабы не вызывать вопросов у возможно встреченного персонала больницы, пегас бесшумно подошел к двери и прислушался - никого. Тогда он тихонько толкнул дверь и вышел в коридор, освещенный одной-единственной тусклой лампой и погруженный в полумрак. Теперь надо было понять, как покинуть здание, не светясь у выхода? Точно не со второго этажаэтажа палаты. Осторожно ступая по потертому ковру, он дошел до лестницы и, проерив наличие на ней посторонних личностей, медленно спустился на первый этаж, выглядывая из-за угла лестничной площадки в сторону главного входа. Там в конце просматривались какие-то фигуры, но из темноты на свет смотреть было невозможно.
Главное, чтобы меня не заметил Сомбра. Он меня так просто не отпустит.
Переплывая от одного угла за другой, пегас тенью двинулся в сторону выхода.

0

5

<--- Центральная площадь

Как отметили Эпплджек и Тандерлэин, мое сердце не билось тогда. Всё же разряд электричества, проходящий через сердце, не слишком хорошо влияет на его работу...
Мне сильно повезло, что пегас сумел быстро доставить меня в больницу, где мне и оказали помощь. Вот только еще лучше бы было, если бы он оказал первую помощь на месте, а то я была мертва почти 7 минут, что означало, что я могла и не выкарабкаться. Именно это замешка и привела к небольшому осложнению.
***
Я проснулась в больничной койке с подсоединенной ко мне капельницей и кардиотомографом. Я чувствовала жуткую слабость и легкое покалывание в груди, голова одновременно была и тяжелой и какой-то ватной. Глубоко вздохнув, я почувствовала тяжесть в груди. От такого состояния усталости мне захотелось вновь заснуть, но в голове роились мысли, вопрошающие, где я, как я тут очутилась, что со мной случилось. Я не могла ответить на эти вопросы, так что просто закрыла глаза и вновь вздохнула.[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]

0

6

Главный Вход--->>>

     Тандерлэйна в то же время и примерно в том же месте мучали другие вопросы, в основном, вращающиеся вокруг основного "Что же делать?", а также лёгкая, только что всплывшая паника. Внезапно прозвучавший вздох в палате, заполненной мёртвой тишиной, прерываемой лишь в меру частыми писками аппарата-наблюдателя за работой сердца, просто не мог не напугать. Тёмно-серый пегас вздрогнул, уловив своими ушами новый, более протяжный звук. Его глаза резко распахнулись, сам он секундой позже стал отлипать от стенки с приставленной табуреткой, на которой уже больше получаса просидел или пролежал, облокачиваясь на ту самую стенку. Возможно, прошло немного больше времени, так как Тандер постепенно опустился в дремоту, теряя связь со внешним миром.
     Сон как копытом смело, как только Тандерлэйн осознал, откуда же именно последовал вздох. Взгляд медленно опустился на ближайшую койку, мордочкой к которой тот был повёрнут, сердце забилось интенсивнее, норовя выскочить наружу, перемещаясь по траектории взгляда, а всё тело будто цементом залили, лишь бы ни единая мышца не шевелилась. Она жива... — эта мысль заполняла все уголки его сознания, вымещая любые заложенные ранее мысли или даже воспоминания да такой степени, что крылатый просто забыл как шевелиться, а тем более — разговаривать. А навыки общения сейчас бы очень даже пригодились, учитывая, что тёмно-серый вообще не знал, как заявить о своём существовании. Громко? Испугается резких и внезапных звуков, что не лучшим образом скажется на не пришедшем в норму сердце. Тихо? Та же ситуация, только придётся напрягать ещё и слух. Радостное приветствие? Начало разговора ни о чём? Переход сразу к делу, сообщая все печальные новости? Начать сразу же успокаивать? Двигаться? Не двигаться? Не скрипеть стулом при малейшем наклоне в сторону? Тандерлэйн просто не знал, как ему быть, и лёгкая паника постепенно сменилась на тонкий слой уныния, что, собственно, было лучше в данной ситуации.
     — Кхм-кхм... — что-то застряло в горле, создавая дополнительную преграду в общении. — Флаттершай? — он старался говорить тихо, разборчиво, медленно и как можно спокойнее, постепенно спускаясь с табуретки, чтобы оказаться как можно ближе к пегаске. — Это я, Тандерлэйн. Всё в порядке. — из его уст подобные слова могли звучать не очень убедительно. При их последней встрече как раз этими словами он охарактеризовал созданный разрушительный шторм, распространившийся по всему городу. — Ты помнишь себя? Ты хорошо себя чувствуешь? кхм... насколько это может быть сейчас...

0

7

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]Когда я открывала глаза, очнувшись от долгого сна в темноте я не заметила, что рядом с кроватью сидит темный пегас. Поэтому меня сильно напугал кашель совсем рядом от меня. Резко открыв глаза и повернув голову к источнику звука.
Флаттершай? Это я, Тандерлэйн. Всё в порядке. — произнес пегас, как бы убеждая, а не спрашивая меня. Я слабо кивнула, попытавшись улыбнуться, но я все еще ощущала слабость и у меня это вышло плохо.
— Ты помнишь себя? Ты хорошо себя чувствуешь? кхм... насколько это может быть сейчас... - продолжал обеспокоенно спрашивать жеребец. Я чуть приподнялась в кровати и хриплым голосом почти лишенным сил попыталась ответить:
- Да, я помню кто я... Чувствую... по правде сказать... паршиво... - находиться в приподнятом состоянии было трудно, так что я обратно легла на спину, - Тандер... а что случилось? Я где?
На самом деле я туманно припоминала, что было последнее: череда вспышек и жуткая боль... причем она былпа не только физической, но остальное было в тумане слабости. я едва осознавала, что происходит вокруг. Где уж тут говорить о воспоминаниях.

0

8

     Тандерлэйн никак не мог понять, злится ли она на него или нет. Слабый хриплый голос пегаски едва доходил до ушей тёмно-серого, а движения ей давались с ещё большим трудом, а о выражении эмоций и речи быть не могло.
     — Тише, — пегас инстинктивно протянул копыто, чтобы вернуть кобылку в горизонтальное положение, когда та попыталась подняться, однако дело обошлось без прикосновений, и крылатый снова поставил его на пол. — Лежи, лежи. А лучше вообще не двигайся.
     Оказалось, память Флаттершай была на месте. По крайней мере, в основном. В противном случае ей просто нет смысла врать. Такая новость навела на Тандера поверхностное уныние. Пегаске было вовсе необязательно помнить, что же случилось тогда, среди грозовых туч и шторма городского масштаба. Очень плохая погода — может быть. Но вот чьё это копыт деяние... совсем уже другой вопрос.
     — Ну, ты в понивилльской больнице, в палате... кхм... — он испытывал некоторую неловкость при ответе, осознавая, что от него требуют не совсем этот ответ — ведь оно и ясно, что они в больнице, притом понивилльской. Конечно, такая современная аппаратура, как кардиотокограф, могли навести некоторые сомнения по поводу города, однако старые добрые зелёные стены и знакомый незамысловатый узор на потолке быстро их развевали. — Но ты будь поосторожней с памятью, — Тандер расправил правое и провёл передним копытом по небольшому участку туловища под крылом, которое было немного темнее, чем всё остальное тело, что вызвало слабое болезненное покалывание и долю неприятных воспоминаний двухлетней давности. — Лично я больше часа не мог вспомнить название города, в котором живу. — постарался улыбнуться крылатый, однако попытка была не намного удачнее Флаттершай. Снова прижав пернатую конечность к себе, тёмно-серый осмелился уделить должное внимание сухости в голосе. — Может, водички? Или чего-нибудь ещё? — вспомнив о капельнице, которая и так должна была снабжать всеми необходимыми веществами, тот поспешил себя поправить. — То есть... из стакана пить, наверное, приятнее. Кхм.

0

9

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]Тандер, похоже увиливал от ответа о том что же тут случилось, а у меня не было достаточно сил, чтобы усилить напор вопроса.
— Может, водички? Или чего-нибудь ещё? То есть... из стакана пить, наверное, приятнее. Кхм, - предложил жеребец, я улыбнулась чуть более живо, чем ранее, но все равно слабо.
- Да, спасибо, было бы неплохо... - согласилась я, поскольку у меня во рту стояла горечь и жутко хотелось пить. После того, как тандер налил мне стакан и подал, я отхлебнула, перевела дыхание и продолжила настаивать:
- Танди... Что произошло, как я здесь оказалась? - я осмотрела аппараты, что стояли около моей койки. - Что с нами приключилось? Все почти как в тумане...
Я не могла сосредоточиться на выслушивании ответа, от усталости меня клонило в сон и все казалось менее реальным, как и голос жеребца отзывался где-то  в далеке.

0

10

     Он рассчитывал, что сможет увильнуть от прямого ответа. Такая новость способна сильно перепугать, особенно если дело каcалось Флаттершай с её в данный момент еле держащимся в рабочем состоянии сердцем. Пегаске, оказалось, становилось только хуже — та смогла осилить только два глотка (или просто стоило налить поменьше, так как за время в обмороке кобылка могла просто разучиться напрягать мышцы, и сейчас сохранение стакана приносит ей невыносимую боль), глаза залипались, а голос становился всё тише и отдалённее.
      — Ну... всё там тебе знать не обязательно, там не всё закончилось идеально... кхм... но знай, могло бы быть и хуже. Никто сильно не пострадал, уже почти всё отстроили и прибрали, честно. — однако слова не переубедили поняшу. Ну, оно и ясно — тот просто развёл ещё большую интригу и теперь точно не отделается. Ей и так приходилось давить на кого-то, чтобы "выпытать" информацию, а делать это в таком состоянии... явно заслуживало похвалы, как минимум. Он вздохнул, заговорив тише и неувереннее, запинаясь на каждом втором слове. — Флаттершай. В общем, я... в тебя ударила молния, и, похоже, я в этом виноват. Очень виноват.
     Такое известие отразилось на кобылке ещё хуже (или ему так казалось).
     — Стой! Не уходи... то есть... не теряй сознание... — он инстинктивно коснулся своим копытом её копыта, позже объяснив это для себя тем, что та вряд ли захочет обрывать связь с реальностью, когда тебя фактически держит твой убийца. — Я... я не хотел... никогда не хотел. Мне жаль, очень-очень жаль.

0

11

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA] — Ну... всё там тебе знать не обязательно, там не всё закончилось идеально... кхм... но знай, могло бы быть и хуже. Никто сильно не пострадал, уже почти всё отстроили и прибрали, честно, - успокаивал меня жеребец, а я до сих пор не до конца понимала, что происходит, но осознание ситуации потихоньку доходило до меня. Непонимающе, но очень слабо я посмотрела на пегаса, он замялся, но все же продолжил:
— Флаттершай. В общем, я... в тебя ударила молния, и, похоже, я в этом виноват. Очень виноват.
несколько секунд я смотрела тупо в одну точку, потом закрыла глаза и вздохнула. В моей памяти начинало проявляться то событие, как я зависаю над Ратушей и в меня ударяет молния, проходя прямо сквозь меня. В груди кольнуло немного и я начала опять проваливаться в сон, но Тандер, заметив это, подскочил ко мне, заключил моё копыто между своих и нежно, обеспокоенно произнес:
— Стой! Не уходи... то есть... не теряй сознание... Я... я не хотел... никогда не хотел. Мне жаль, очень-очень жаль.
Небольшая слезинка скатилась из моего глаза, подняв копыто, я провела им по шерстке пегаса и превозмогая боль, с тяжестью в голосе произнесла:
- Сколько... дней я здесь...
двигать копытом в воздухе стало трудно и я бессильно его опустила, слушая, что скажет пегас.

0

12

     Всё. Это был конец. Видимо, полное отсутствие сил было единственной причиной, по которой Флаттершай ещё не выгнала его из палаты, не желая его видеть, быть с ним знакомым или вообще знать о его существовании. Пространство над его плечами потяжелело на несколько тонн, что сказалось на согнувшейся спине, сердце сжалось в одну точку, не собираясь больше работать. Он не мог выдавить из себя ни единого звука. Пегас целиком растерялся, не зная, как ему поступить и что сказать. Наверняка наилучшим вариантом будет просто взять и уйти, никогда более не тревожа кобылку. Шанс у него был, но всё оказалось испорченно из-за дурацкой идеи сократить срок заживания крыла до нескольких часов. Тандерлэйн сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями и всеми силами стараясь перебороть себя.
     — Примерно четыре с половиной суток, — сумел выдавить из себя тёмно-серый, виновато опуская взгляд.
     Потяжелевший воздух превратился в груз тяжести из неловкости, сожаления, печали и стыда, не стремясь в скором времени покидать плечи пегаса. На месте Флаттершай он бы давно уже себя прогнал и даже бы, наверное, хорошенько вмазал по морде, даже если бы это повлекло за собой потеряю сознания.
     — Прости меня... я... — не собираясь разъединяться, он своим копытом поднял копыто кобылки. Он снова поднял взгляд и вздохнул. — Я просто не знаю, что сказать. Просто это целиком и полностью моя вина.

0

13

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]-Четыре с половиной? - печально произнесла я. - Ох, божечки...
Больше мне нечего было сказать. Сейчас я настолько была слабой, что не могла уже ничего выражать. В груди еще стояла боль, как и во всем теле, а голова плохо соображала. Вздохнув, я закрыла глаза прошептав:
Это долго... ну, хоть очнулась...
Жеребец поднял мое копыто, я устало повернула голову в его сторону, медленно раскрыв глаза.
— Прости меня... я... я просто не знаю, что сказать. Просто это целиком и полностью моя вина, - произнес пегас, я болезненно улыбнулась, покачав головой.
- Нет, тебе не за что винить себя... Все же обошлось... Ведь так?- сглотнув, я попыталась поднять второе копыто, чтобы докоснуться до жеребца, мне это удалось, хоть и с большим трудом.
Танди... подойди, пожалуйста поближе, - попросила я его, собрав побольше в себе сил.

0

14

     Подойди-ка сюда, пожалуйста... Тандерлэйн имел дурной опыт со словами, имеющими такой смысл. В последний раз, когда такая просьба была адресована ему, то тот, конечно же, не задумываясь повиновался и получил сильную пощёчину, хотя и ожидал совсем другое. Хотя от Флаттершай и следовало ожидать что-то другое, так как дать пощёчину та не сможет просто физически. Да и предварительные слова звучали уж больно дружелюбно, испаряя последние сомнения. Увы, всё же он был виновником всех этих последствий, испоганил погоду, разрушил полгорода и причинил не мало вреда ни в чём не виноватым проходимцам. Тёмно-серый был бы рад обвинить кого-то ещё, как поступал обычно, с лёгкостью избавляясь от груза ответственности. Но сейчас ему было просто некого обвинять. Зекора, которая отдала ему зелье спустя время уговоров? Рэйнбоу Дэш, согласившаяся на такие погодные изменения, когда он осветил только плюсы от его идей? Или, может быть, прочие пони, с которыми тот сам развивал конфликт? Всё это звучало глупо даже в его голове.
     Пегас малость понервничал, переступив с копыта на копыто, бегая взглядом по палате, из-за чего и в без того слабо сохраняющемся диалоге возникла неловкая пауза.
     — Кхм... ладно, — неуверенно ответил Тандер, приблизившись настолько близко, насколько мог. Он наклонился к пегаске, состоя в полном недоумении.

0

15

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]Пегас стоял некоторое время в нерешительности и эта медлительность буквально убивала меня. Но затем он все же подошел, наклонившись ко мне. Я приподнялась, насколько мне позволяли силы и обняла Тандерлэина. Если бы я сейчас была сильнее, то обняла бы крепче, но так вышло просто, что я обвила вокруг него свои копыта. Из глаз стали литься слезы, сама не знаю почему и я прошептала:
- Не бросай меня, Танди, прошу, никогда не бросай...
Я потерлась немного влажной щекой о его, затем чуть спустилась, оказавшись прямо перед его мордочкой и посмотрела своими немного заплаканными глазами в его усталые. сердце вновь кольнуло, и я опять приблизилась к жеребцу, но на этот раз для поцелуя. Закрыв глаза, удерживаясь одним копытом о шею жеребца, а другим поглаживая его шерстку, я прильнула своими губами к его, став нежно целовать моего любимого идиота, что чуть не убил меня и не разрушил всю Эквестрию. От подобной характеристике в моей голове я улыбнулась сквозь поцелуй и, проведя копытом по щеке, медленно отстранилась от губ пегаса, оказавшись на подушке.
Немного покраснев, я отвела взгляд от жеребца на секунду, и потом вновь вернула его на него.
- Ты мне слишком сильно дорог...

0

16

     В отличие от истории несколько дней назад, тёмно-серый пегас даже не думал ни о том, чтобы вырваться из объятий, ни о том, чтобы прекратить поцелуй. Волны тепла, чувства удовлетворения и наслаждения распространялись по всему его телу, вызывая бурю ещё более ярких эмоций. Вероятно, для еле живой кобылки это сказалось ещё сильнее, возможно, в какой-то степени губительно. Но это того стоило. Этот поцелуй на самом деле подразумевал под собой нечто большее, чем обычный поцелуй. Даже несмотря на всё случившееся ранее — от неудачи в переговорах с Кэррот Топ до уничтожения половины города — теперь они вместе. Тандерлэйн только сейчас стал осознавать, что Флаттершай ему нравится не просто как красивая кобылка с ладным характером, а как самая настоящая особенная пони. Кто бы остался с ним после череды этих событий? Никто. Никто, кроме неё. Одно её присутствие рядом, один взгляд, одна милая улыбка, украшающая её мордочку как ничто другое, приносили пегасу чувство полного комфорта. Однако даже это и рядом не стоит с поцелуем.
     Тандер отстранился и выпрямился, вернувшись в реальность, что сопроводилось пыланием щёк и ушей. Хорошо, что тёмный окрас и плохое освещение идеально справлялись со своей работой, скрывая всплывшую неловкость крылатого. Уже полностью придя в себя через некоторое время, тот обратил внимание на слёзы пегаски, следы которых были размазаны на её влажных щеках.
     — Я и не знал, что настолько плохо целуюсь, — широко улыбнувшись, тот аккуратно подтёр очередную выступившую слезинку с щеки кобылки. — Надеюсь, это можно воспринять за намёк, что ты меня простила.

0

17

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA] — Я и не знал, что настолько плохо целуюсь, -пошутил Тандер, пытаясь поднять мне настроение, вытирая слезы. Теперь я чувствовала себя чуть лучше, но мне все еще нужен был отдых. Проведя копытом по шерстке жеребца я мило улыбнулась ему.
— Надеюсь, это можно воспринять за намёк, что ты меня простила, - спросил Жеребец, улыбнувшись в ответ.
— Более чем, тем более, ты мне ничего плохого не сделал. Что было - то прошло, и совершал плохие деяния совсем не тот жеребец, который мне нравится, - я хихикнула, совсем не чувствуя боли - Мне нравишься ты!
Я лежала с милой улыбкой на лице, раздумывая о том, что ранее мне было бы очень трудно признаться в любви кому-то, я очень бы стеснялась, но сейчас совсем  не чувствовала неловкости. Тандер очень хорошо на меня повлиял. Всего почти месяц назад я даже и не обращала на него внимания, а вот теперь...
- Подожди, - произнесла я, осознавая, какой милый поступок совершил пегас, - ты сидел здесь все это время? Все эти 4 с половиной дня, ожидая, когда я проснусь?
Мой голос немного дрожал от волнения, сама не знаю почему.

0

18

     Похоже, скованность в общении отходила на второй план. Теперь они не были просто знакомыми, которые случайно пересеклись в тёмном переулке. Они стали по-настоящему близкими друг к другу. Освоившись, тёмно-серый сложил передние копыта на койке Флаттершай и поставил на них голову так, что пегасы едва не соприкасались носами.
     — Ну-у, почти, — отвёл взгляд в сторону Тандерлэйн. Тут он почувствовал небольшую неловкость, что не оправдал ожидания жёлтой кобылки. — Твои подруги тоже здесь часто бывали, а я с ними пересекаться не хотел. Сама понимаешь, ведь если бы не я, то ничего бы не случилось... А так... большую часть освобождённого времени, даже пару ночей. — пегас постарался улыбнуться, хотя воспоминания, переживания последних нескольких дней дали о себе знать. — Конечно, не все в больнице были "за", чтобы я так делал, но мне разрешили, как частому клиенту.
     На какое-то время в палате воцарилась тишина, которую нарушали лишь частые писки аппарата по слежению за работой сердца. Тандерлэйн в это время просто любовался глазами Флаттершай, наконец полноценно улыбнувшись. От её взгляда становилось значительно легче на душе, ощущалась вся её доброта, вся поддержка и сожаление, скрывающиеся в этих выразительных глубоких голубых глазах.
     — Ты мне тоже очень нравишься, — признал очевидное Тандер. — Что бы я без тебя делал... спасибо тебе за всё. — их губы вновь соединились, в более длительном поцелуе.

0

19

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]И пегас подтвердил мою догадку, он действительно провел все это время рядом с моей постелью. Да, он иногда отходил, но он был рядом, и он увидел меня первой после выхода из сна. Да, это было видно еще по усталым глазам, как сильно он беспокоился обо мне. от осознания того, что я что-то для него значу становилось теплее на душе а после его признания стало совсем хорошо.
И он поцеловал меня. Это напоминало тот самый наш первый поцелуй у меня дома, но теперь я уже не хотела его прерывать. Нам было хорошо вместе, и теперь никто не чувствовал неловкости от непонятости намерений, ибо мы оба хотели сейчас одного и того же: быть вместе, по крайней мере эти минуты.
***
После того, как пегас был вынужден покинуть меня, чтобы дать мне восстановиться после комы прошло около недели, а может и больше, прежде чем меня, наконец, выписали из больницы. Когда ко мне заходили подруги я им рассказала про нас с Тандером и попросила их не держать на него зла. Они, конечно пообещали относиться к нему лучше, но не уверена, что они его, действительно простили...
Во всей этой кутерьме я совсем забыла про Энджила, что был в ветеринаром приюте, где я его оставила и так и не забрала. Но кто-то из девочек, кажется Эпплблум вместе с Скуталу забрали его от туда. Все это время мои подруги старались заботиться о моих зверюшках, ноу них это получалось плохо, так что мне пришлось как можно скорее выписываться не только для Тандера, но и для моих подруг со зверями.
Последствия бури были катастрофическими, но вполне легко устранимыми поэтому Тандерлэина не стали сильно наказывать за это, хотя, как я слышала его на какое-то время отстранили от облачной сферы управления погодой. Наверное, он был счастлив от того, что какое-то время ему не придется работать, ну а меня устраивало то, что я смогу проводить с ним больше времени.
***
Сегодняшнее утро было знаменательно тем, что меня выписывали. Обычно коматозников держали более длительный срок, но так как я чувствовала себя отлично и Эквестрия, ну или пока только лишь Понивиль Нуждались во мне, меня решили выписать раньше.
Наговорив мне множество советов о том, что мне теперь не стоит делать и прописав лекарства для сердца, доктор был готов отправить меня на выписку. Оставались лишь бумажные вопросы, ну а я ждала Тандерлэина, чтобы вместе с ним вместе где-то погулять.

0

20

     Тандерлэйн в очередной раз продрых до обеда. Приятный, длительный сон мог посоперничать с бездельем наяву, однако сравнить сегодня у пегаса возможности не было. Как только тот вспомнил о сегодняшней выписке Флаттершай из больницы, он со всех ног, крыльев и прочих конечностей помчался в госпиталь.
     Сегодняшнее событие просто не могло не радовать — наконец-то большая часть его дня не пройдёт в стенах больничного помещения. Не то, чтобы тот сильно боялся находиться среди всех этих аппаратов и веществ, способных сделать с пони всё что угодно, он здесь бывал слишком часто, и существование здесь ему просто надоело. А теперь можно было от этого отказаться, даже не разъединяясь с Флаттершай. Во время прогулки по коридорам Тандер и не рассчитывал на внимание со стороны персонала — здесь он бывал почаще некоторых докторов и в какой-то степени был неотъемлемой частью больницы. Он перемещался в ускоренном темпе, понимая, что должен был быть здесь на час или два раньше. Это, конечно, почти не обговаривалось, но за свой несерьёзный подход он испытал в какой-то степени стыд. Он остановился у закрытой двери в искомую палату. Оттуда слышались голоса, что значило, что Флаттершай там не одна. Крылатый постарался вслушаться, прислонив к двери ухо.
     — Вы точно уверены, что не хотите здесь остаться ещё на несколько дней? — раздался серьёзный знакомый кобылий голос, за которым таилось переживание. Тандерлэйн облегчённо вздохнул, малость порадовавшись, то "посетителем" оказалась медсестра Рэдхарт, а не кто-то ещё.
     — Да, мне... мне уже намного лучше, — жёлтая пегаска говорила на порядок тише, её сомнения чувствовались в каждом слове. Ну, ещё бы. После общения с этой пони-медсестрой у любого могло проснуться желание задержаться в госпитале месяца на два, если, конечно, были свободные палаты.
     Разговор, судя по всему, почти завершился, так как кобылки обменялись ещё парой фраз, и Редхарт вышла из палаты, едва не снеся Тандерлэйна, но тот вовремя сумел сместиться в сторону. Земная одарила его взглядом со смесью обиды и безразличия, после чего хмыкнула и решительными шагами стала двигаться по коридору в сторону регистратуры. Сам же пегас заглянул в оставшуюся приоткрытой дверь.
     — Привет, — он улыбнулся единственной оставшейся здесь пони, постепенно проникая в комнату. — Я ведь не опоздал?

0

21

[AVA]http://savepic.ru/7499571.jpg[/AVA]Почти сразу после того, как из моей палаты вышла сестра Рэдхарт, которая в последний раз рекомендовала все же остаться и помогала подготовить меня к выписки, в палату зашел темно-серый пегас. Я мило улыбнулась ему, подошла и обняла.
- Нет, нисколько не опоздал, я только выписалась, - ответила я ему на беспокойство по поводу его времени прихода. - Ну, я уже собрана. Куда отправимся?
Сейчас за окном уже лежал снежок, а где-то через пару недель уже должен был пройти канун дня согревающего очага, на который, наверное, впервые я могла исполнить еще одну традицию этого праздника: обнять и поцеловать любимого. Но этот праздник еще должен был быть не скоро, хотя я планировала уже постепенно начать наряжать дерево согревающего очага.
Когда мы вышли из больницы, я поинтересовалась у Тандерлэина, что нового произошло за последний день, и как справляются девочки с зверями и Энджилом в частности.
Коттедж Флаттершай--->

Отредактировано Eleonora Curze (2017-07-25 10:59:46)

0

22

     Удар молнии — дело крайне серьёзное, поэтому всё беспокойство Рэдхарт перешло к тёмно-серому пегасу. Он то и дело поглядывал на Флаттершай, внимательно изучая её походку, следы после удара, речь и прочее, что могло повредиться после пропуска через себя электрического заряда. По большей части, кажется, всё было просто отлично.
     — Если честно, я не особо задумывался об этом, — пожал плечами Тандер, насколько это было возможно во время ходьбы. — Может, для начала прогуляемся до твоего дома? Тебя ведь там не было почти две недели, м-м?
     Похоже, такое предложении понравилось пегаске, и пара непроизвольно ускорилась, стоило появиться какому-то стремлению. Наконец-то они покинули стены уже второго дома и направились прямо к жилищу кобылки. Путь обещал быть недолгим, так как ближайший пункт назначения был почти в двух шагах (на самом деле просто тоже находился где-то на границах города, и туда можно было дойти, не петляя по понивилльским улочкам).
     — Да ничего интересного, в самом деле, — они только что покинули территорию госпиталя и двинулись по широкой протоптанной в снегу дороге, которая начала постепенно сжиматься и разветвляться. — Без тебя весь мир скучный и неинтересный, даже рассказать-то нечего, — улыбнулся Тандерлэйн, умело (как ему самому показалось) скрыв свою тёмную сторону, не любящую читать газеты или обращать внимание на какие-либо иные источники новостей. — Девчата тоже неплохо справляются. По крайней мере, они ходят почти без царапин.

--->>>Коттедж Флаттершай

0

23

<<< Руины Библиотеки Золотого Дуба
Говорят, что иногда лучшая помощь - не становиться помехой, а сейчас ни на что большее единорог, по видимому не сгодится. Только если предоставится возможность... А сейчас стоит затихнуть...
***
Утро. За окном только поднималось солнце. Все вчерашние события сейчас казались каким-то сном. Но ото сна никогда так не болит голова... А еще просто так никогда не наступает сильный жар и головокружение... Похоже, ночь была весьма веселой, хоть половины единорог вспомнить не мог.
"Так... Я бежал с Фроузен по улице... Осмотрел местность на предмет опасности... Что же было дальше?.. Голова сейчас лопнет...
Голова стонала, так же, как и каждая до последней мышца в теле. Похоже, вчерашняя "ванна" не пошла единорогу на пользу, а без магии у него не было и возможности согреться.
"Магия... Я вчера потерял на время магию... А потом?.."
Пока воспоминания приближались к кульминации вчерашнего действа, голова начинала трещать все сильнее. От боли Лон даже тихонько простонал, переворачиваясь от окна к двери. В палате было пусто. Похоже, даже поболтать пока будет не с кем. Но ничего, есть время на то,чтобы обдумать все произошедшее...

0

24

Переход из: Руины библиотеки.

Она пришла на следующее утро, как только разрешили навещать больных. Так и не вспомнив, сказал ли он ей своё имя, она расспросила о нём в регистратуре, и там быстро разобрались, о ком речь. Она поднялась к палатам, попутно спрашивая не нужна ли здесь её помощь. В своё последнее пребывание в больнице Айси успела со многими подружиться и договориться помогать персоналу со льдом. Каждые несколько дней она приходила сюда и заполняла ледники. Так что никто не отказывал ей в помощи.
Вечер прошёл в расспросах, волнении и слезах родителей и сестёр, и теперь Айси искала спокойного тихого разговора с кем-нибудь, кто не воспринимает события с таким ужасом. К тому же она всё ещё чувствовала себя виноватой за то, что подвергла странника опасности. Она считала, что вывести танк из строя будет легко, что это будет как одно из приключений, о которых рассказывают другие. Реальность оказалась совсем иной.
Фроузен нашла нужную палату и постучала в приоткрытую дверь, перед тем как войти.

+1

25

Вскоре после того как Лон проснулся, в палату принесли лёгкий завтрак, состоявший из какой-то каши, яблока и чая, который можно было начать сразу после пары таблеток, рекомендованных при простуде. Учитывая крепкое здоровье жеребца и хорошую медицинскую оснастку Эквестрии, Лонровер быстро придёт в норму, и не в такие передряги попадал. Пересилив ноющую боль в спине, появившуюся от неудачного падения, единорог всё-таки сменил своё положение с лежачего на полусидячее, приступая к трапезе. Несмотря на кому-то странную нелюбовь к яблокам, все: и чай, и каша,и яблоко исчезли в течение, быть может, пяти минут.
Время неторопливо шло, память прояснялась не очень поддатливо, будто не хотя о чем-то вспоминать. Зато осмотреть новое - весьма скудное окружение не составило труда: рядом с кроватью, на тумбочке, покоились сумка с мантией, которая уже высохла после вчерашней незапланированной стирки. И пустые койки что напротив, что сбоку от "ложа" единорога.
Состояние же уже потихоньку улучшалось, магия возвращалась, а голова перестала болеть, по крайней мере, сейчас. Лонровер уже запросто мог оглядеть с полбольницы, просмотреть движение некоторых пони на улице. Весьма хороший знак. Но, чтобы дать себе отдохнуть, он всё-таки закрыл своё второе зрение, облокотившись на спинку койки и пялясь в потолок.
Через некоторое время кто-то постучался.
- Войдите, - раздался чуть хрипящий голос Лонровера. Он оглядел гостью и чуть улыбнулся добродушно, - а, это Вы, мисс Фроузен, приятно видеть, приятно, доброго Вам утра. Вижу, Вы перенесли эту ночь чуть легче, - закончив, он чуть усмехнулся, наблюдая за заходящей единорожкой.

0

26

Фроузен прошла в палату, тщательно притворила за собой дверь.
- Спасибо, - ответила она на приветствие и серьёзно кивнула, - И вам доброго утра, простите, не помню вашего имени.
Она осмотрела палату, но кроме этого единорога здесь больше никого не было, остальные кровати стояли застеленными, тумбочки пустовали, даже окна в дальней части палаты были занавешены. Услышав замечание про перенесённую ночь, она мечтательно улыбнулась.
- Тут вы правы, мистер, - она сочла такое обращение уместным, ведь на вид жеребец был старше неё, - Я провела эту ночь в окружении моей семьи. Родители сильно волновались, когда я уехала на выставку и не вернулась к вечеру. Им конечно сообщили, что я попала в Кантерлотскую больницу, но сами понимаете, это не прибавило им спокойствия.
Ух ты, это была одна из самых длинных тирад, которые она произносила в последние месяцы. Но Фроузен не собиралась останавливаться на середине.
- К тому же у меня две маленькие сестрёнки, которые тоже вспомнили, что любят меня. В общем, я просидела полночи в разговорах с родными, и поверьте, это дало мне гораздо больше отдохновения, чем те несколько часов, которые я проспала.
Но после этой своей фразы она вспомнила, почему старается говорить как можно меньше. Брошенный всеми, странник провёл здесь ночь в одиночестве после того как без вопросов вызвался помочь двум кобылкам в далёком от своего дома городе. Лишнее напоминание о беседах в круге семьи могло обидеть, расстроить или оскорбить его. В попытке сгладить последствия своей ошибки, она резко сменила тему:
- Я принесла вам книгу, - сказала она и с помощью телекинеза вытащила небольшой томик из сумки.

+1

27

- И вам доброго утра, простите, не помню вашего имени.
- О, это я прошу прощения, я ведь так и не представился вчера... Лонровер Голденхэй, но Вы всегда можете звать меня просто "Лон", - единорог улыбнулся чуть шире, но даже сейчас улыбка оставалась едва заметной.
А вот, зашедший про семью, разговор заставил жеребца опечалиться - ведь он не видел своей родни уже тринадцать лет... Их голоса, их забота, их улыбки - все осталось лишь в воспоминаниях о былом, добром прошлом. Впрочем, вина вся легла на самого Лона, ведь никто не принуждал его уходить, предпочесть предпочесть приключения семье... Сейчас он мог лишь искренне порадоваться за свою новую знакомую, которая не поступила так опрометчиво, как он...
Он лишь печально и устало улыбался, глядя на неё. Повисла неловкая пауза, которая, впрочем, вскоре была развеяна.
- Я принесла вам книгу, - молвила она, что-то доставая из своей сумки.
"После всего того времени в библиотеке... Да судьба смеётся надо мной..." Единорог мысленно усмехнулся самому себе.
- Книга - несомненно что-то, что может скрасить любой досуг, особенно, если он вынужденный, как в моём случае. Вы весьма добры, спасибо Вам... - сказал он без капли притворства или язвительности, - хотя ничто не может заменить живого общения... Расскажите, кстати, подробнее: что, всё-таки, произошло? А то кризис, вроде как, исчерпан, а я так и остался в неведении...

0

28

- Безумный был вечер, не до знакомств, - ответила Айси, левитируя книгу на полку рядом с остальными вещами единорога.
Ей тоже сильно не хватало живого общения, особенно после вечера с сёстрами и родителями. Есть множество вещей, которые она никогда не сможет обсудить с ними. И подробности вчерашнего дня точно были одной из них.
- Приятно познакомиться с вами, Лонровер. На самом деле по поводу вчерашних событий я чувствую себя примерно так же, как и вы.
Она устроилась на ближайшей кровати, чуть подвинув её край, чтобы не приходилось орать через всю палату. События на ярмарке буквально захлестнули её в невообразимый поток, она мчалась, не понимая иногда что и зачем делает. Салли был прав, когда сказал что ей не место в гуще событий. Ей следовало сразу пойти домой.
- И этот кризис ещё не исчерпан. Да, артефакт находится в надёжных копытах, но он не уничтожен, а пока существует он и подобные ему, никто из нас не в безопасности. Я расскажу вам эту историю так, как поучаствовала в ней сама.
Фроузен вдохнула и начала свой рассказ. Она скупо описала ярмарку Старсвирла и свои не очень яркие впечатления о ней, рассказала про пони-пегаску в шляпе Старсвирла Бородатого.
- Нет, вы можете себе это представить? Шляпа принадлежала великому магу, а его надели на пегаса.
Теперь она уже не завидовала Дёрпи и выпавшим на её долю испытаниям, так что негодование было скорее добродушным, чем раздражительным.
- А потом появились минотавры с кристаллами. Вот тогда-то всё и пошло наперекосяк. Все пони потеряли сознание, даже принцесса Луна и принцесса Селестия. Похитители прихватили Луну и Дёрпи, тогда ещё никто не понял, зачем им пегаска. А потом позволили пегаске сбежать, чтобы она привела королевскую стражу в ловушку. Мы пытались остановить капитана Роял Стара, убедить его подождать с атакой. Увы, мы узнали о тайном плане когда предупреждать о ловушке было уже поздно. Детектив Лоусон выяснил, что финальная стадия произойдёт в Понивилле, поэтому мы поспешили сюда. Это мой родной город, и меньше всего мне хотелось, чтобы жители пострадали.
Она собиралась перейти к последней части своего рассказа, но тут в палату вошла медсестра.
- Мисс Филлингс? Надеюсь, вы не сильно утомляете нашего пациента. Ему требуется отдых.
И обе кобылки перевели взгляд на Лонровера, ожидая его решения.

+1

29

Лонровер старался слушать рассказ как можно внимательнее, чтобы не упустить и малейшей детали. Представить ситуацию наиболее точно - вот задача, которая сейчас стояла перед единорогом. Хоть головная боль и утихала, но все-таки немного мешала логическому размышлению. И как бы ни было печально, Фроузен была права: кризис не исчерпан. Но наилучшее решение - оставить все как есть. В мире существует баланс, поэтому уничтожение таких артефактов приведет лишь к неизвестным, но наверняка печальным последствиям, а хранение в конкретном месте чревато тем, что кто угодно, прознав про их местоположение, сделает все, чтобы заполучить такую игрушку для использования в личных целях.
Когда она дошла до момента нападения минотавров с кристаллами, единорог чуть нахмурился: до этого он уже встречал подобное. Невольно ему вспомнилась недавняя вылазка с "геологом" в пустоши, якобы для пробы грунта. Но когда Лон узнал истинную цель похода, было уже поздно: его спутник нашел такой кристалл в камне и, докоснувшись, потерял сознание и магию, несмотря на то, что он был земным пони.
Рассказ был прерван внезапно для Фроузен, но вполне ожидаемо для термокинетка, зашедшей медсестрой, спросившей о состоянии пациента.
- Медсестра Рэдхарт, все в полном порядке, не волнуйтесь за меня, я в полном порядке. Более того, мне уже даже лучше, - добродушно ответил Лонровер.
- В таком случае, не буду вам мешать, - кобылка улыбнулась, кивнув, и удалилась.
- И примерно здесь, я так понимаю, я вышел на сцену? Но что же стряслось? Я не могу вспомнить часть событий... Может, влияние артефакта? Единорог вздохнул, понимая, что сейчас этот разговор мог оказаться не из приятнейших для Фроузен, но надо было идти в этом деле до конца.

0

30

Кобылка обрадовалась уходу медсестры, ведь пусть впереди и оставалась самая сложная часть беседы, ей хотелось хоть раз с кем-то нормально поговорить на эту тему. Она уже собиралась приступить к ответу на вопрос, как со стуком вернулась медсестра.
- Простите, что снова вмешиваюсь, но раз уж вы здесь, мисс Фроузен, не могли бы вы...
Айси увидела таз с водой.
- Да, конечно, - ответила она.
Потом с помощью телекинеза Айси подняла всю воду из таза и принялась делить её на маленькие кусочки, которые тут же замораживала кубиками и складывала обратно.
- Спасибо, - устало улыбнулась медсестра, - Пациента из восьмой палаты лихорадит и лёд это пока что единственное, что мы можем для него сделать. Простите ещё раз, - и она снова вышла.
- Хорошо снова пользоваться своей магией, - после пары секунд тишины продолжила Айси, - Да, именно на этом этапе я встретила вас. Мы пришли в Понивилль и встретили Дёрпи, которая уже успела узнать и про засаду в замке, и про план Старсвирла. Он хотел поместить подавляющий магию артефакт прямо на Луну, для чего ему понадобился танк и принцесса ночи, которая опустила бы луну поближе. Поэтому мы побежали освобождать заложников, а принцесса Убрала луну подальше на случай если нам не удастся остановить танк. Я знала, что вдвоём с Дёрпи нам никак не справиться, поэтому попросила помощи у вас.
Это не было настоящим извинением, да Айси и не умела их приносить. Но она попыталась хотя бы объясниться.
- Я могла обратиться к горожанам, но это неминуемо вызвало бы панику. А без объяснений нам удалось только попросить их устроить световое представление, что надо сказать не очень-то помогло. Вернее помогло бы, если б не фейрверк. Знай мы заранее, что имеем дело с танком... Чиз Сэндвич уже привозил его в Понивилль, и никто не обращал на танк особенного внимания. Так или иначе, мы попросили вас о помощи, и я действительно считала, что у нас есть шанс. Однако то ли мы опоздали, то ли просто оказались не готовы. И этот странный механический пони, откуда он взялся?
Не смотря на всё своё хладнокровие, при воспоминании о киборге Айси вздрогнула и отвела взгляд в сторону. Ей было страшно.

+1