My Little Pony: Equestrian Friendship; С Днём Варенья, Ликвидатор!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship; С Днём Варенья, Ликвидатор! » Мир "Equestria Girls" » Лагерь Эверфри и его окрестности


Лагерь Эверфри и его окрестности

Сообщений 31 страница 42 из 42

1

Внимание! В данной теме есть разделение на подлокации - это мини-локации в пределах мира ЭГ. Каждый пост в этой теме должен быть написан с циферкой соответствующей подлокации в первой его строчке.
Путь в лагерь Эверфри лежит по южной дороге города Кантерлот. Вам придется долго ехать по лесу, прежде чем дорога выведет вас к лагерю. Да и сам лагерь окружен с одной стороны лесом, с другой - горами, а с третьей - озером. Сюда традиционно каждое лето приезжают ученики различных школ, чтоб весело провести лето. Лагерем заведут Глориоза Дейзи, а помогает ей её брат Тимбер Спрут.
http://s3.uploads.ru/1DgSJ.png

Подлокации

Желательно при написании поста приписывать к цифре локации после точки номер подлокации

1 - Лагерь Эверфри

http://s0.uploads.ru/KJvMQ.png
В основном лагерь - это огромная поляна, на которой расположены различные строения. Поляна эта вся окружена лесом, а с одной стороны - озером. Дорога из города ведет прямо к лагерю, так что пропустить его вы точно не сможете.

1) Вход в лагерь

http://s4.uploads.ru/jFVcC.png
Лагерь начинается с огромной таблички "Лагерь Эверфри", которая возвышается как раз над въездом в лагерь. Сама табличка словно закреплена между двумя деревьями, на которых она и держится. На табличке также изображен незатейливый символ лагеря - Солнце, которое встает над холмами и озером. А за ней начинается уже сам лагерь. Здесь стоит главное здание лагеря, в которой сидит управляющая лагерем Глориоза Дейзи. Именно тут новоприбывшие студенты ожидают когда же их распределят по палаткам. Кроме того, здесь расположен флаг с эмблемой лагеря и огромное поле травы.

2) Главная площадь

http://sad.hasbro.com/0f05b96b7d9b192746fd3ce24ac3286e72c58b35/90fd7a14c04b276bd9b7b965ca8ec259.png
Главная достопримечательность главной площади, которая находится в самой её середине, - это деревянная беседка. Именно звоном с колокола с этой беседке управляющая лагеря зовет студентов подойти сюда. Также здесь есть тотемный столб и каменные солнечные часы, установленные Селестией и Луной, когда они были в этом лагере. Отсюда можно попасть в столовую лагеря. Стоит упомянуть и небольшие скамеечки, которые тоже тут есть.

3) Столовая

http://www.picshare.ru/uploads/170610/wAyw9o019k.png
Здание столовой лагеря сделано из дерева, как и все постройки здесь. Здесь царит полное самообслуживание. Да, здесь есть холодильник и ящики с едой, но вы не найдете человека, который стоял бы на раздаче пищи. Ученики школ могут сами свободно брать и готовить пищу. Никто не боится, что кто-нибудь может взять лишнее. Кроме того, здесь есть деревянные столики и стулья, похожие на пеньки. Крышу столовой словно поддерживают два дерева, расположенные у входа

4) Палатки

http://www.picshare.ru/uploads/170610/n1R6VLr1Ww.pngЗдесь отдыхающие отдыхают и спят. В этом лагере нет специальных домиков. Все спят в палатках. Главная особенность этих палаток - они все названы в честь драгоценных камней. Как только ученики приезжают сюда, они сразу наугад вытягивают карточку с камнем палатки. Здесь есть изумрудные, аквамариновые, аметистовые, сапфировые и рубиновые палатки. Поговаривают, что сапфировая палатка самая лучшая, а рубиновая самая плохая. Хотя, возможно, и врут.

5) Место у костра

http://sh.uploads.ru/U8ZK3.png
Небольшое местечко, в центре которого расположен огонь, окружено лесом. Со всех сторон от костра лежат деревья, на которые отдыхающие садятся, чтоб услышать жуткую историю. Это весьма живописное место, если вы любите посмотреть на ночное небо. Кроме того, оно отлично подойдет для любителей жарить зефир на костре.

6) Озеро, стена для скалолазанья, а также иные места лагеря

http://s3.uploads.ru/dhOYK.png
http://sh.uploads.ru/aUjf4.png
Рядом с лагерем раскинулось большое озеро. Здесь есть причал, с которого можно сесть на каное и поплавать по водной глади. Каное вы можете получить в небольшой домике, который находится тут же. В нем хранится различное снаряжение для плаванья и не только. Также тут есть пляж. Иногда отдыхающие запускают с пирса красивые бумажные фонарики, которые летят вверх. Делается это обычно вечером или вовсю ночью. Недалеко от озера есть специальная скала для скалолазанья. Лучше всего делать это вдвоем, чтоб один страховал другого. Пораниться здесь тяжело, но можно.

2 - Лес

http://s6.uploads.ru/OPjnU.pnghttp://sh.uploads.ru/XpecH.png
Вечнодикий (Вечносвободный) лес - загадочная штука. Тут легко заблудиться, не говоря уже об опасной фауне и флоре. Здесь, конечно, нет такого, что может убить безрассудного отдыхающего, но в лес все же не рекомендуется ходить. Да, виды тут красивые. Высокие деревья, быстрая речушка, прудик с водопадом, красивые растения... Вот только все же чувствуется в этом месте что-то таинственное и магическое.

3 - Кристальная пещера

http://sg.uploads.ru/r4UYd.png
Кристальная пещера - это огромная пещера, которую не так-то легко найти. А зайти сюда еще сложнее из-за того, что вход закрыт лозами и камнями. Стены и потолок здесь выложены кристаллами, в основном розовыми. Многие из них похожи ни шипы. В середине расположено нечто, напоминающее чем-то отдалено кристальный трон. Вниз на него спускается луч света. Это место пропитано магией. Вход туристам строго запрещен.

4 - Город

http://sg.uploads.ru/YPL1M.jpg Недалеко от лагеря есть город, однако для того, чтобы сюда попасть, придется пройти густой лес. Это не город Кантерлот, нет. Сей город расположен в горах, в отличие от Кантерлота, расположенного практически на равнине. Улочки здесь довольно маленькие, а домики совсем небольшие.

Отредактировано Eleonora Curze (2017-06-10 13:27:04)

0

31

2

Бенедикт замер в паре метров перед Элеонорой, стоило ей выставить против него ружье. Лука молча стоял и не рыпался. Гэбриел уже собирался было открыть рот, но тут мистер Филгейт очень неприятно захихикал, выдав полную злорадного торжества фразу:

- Ха! Может ты и крута, Элеонора-Путница, но забыла одну важную деталь. Я вампир, и могу отличить, где чья кровь течёт. У этого Гэбриела в теле лишь его душа, в то время как мой сын поглотил множество. Он явно "оригинал", если говорить проще. Вторым доказательством служит твой маленький сюрприз, который отдает идентичным запахом.

У бедного дворецкого от таких откровений глаза на лоб полезли и волосы дыбом встали. Мало было магии и иных миров, так ещё и некие двойники объявились с ужасно запутанной историей... в какой-то момент ему даже начало казаться, что он и сам был чьим-то доппельгангером, просто копией без индивидуальности. Может, он - это лишь бледное подобие той девушки, что держала его сейчас в заложниках? От этих мыслей голова становилось тяжелой, как чугун. Он должен был собраться и принять происходящее, чтобы найти силы для...

- Девять месяцев... значит, искажение временного потока было действительно ощутимым. Для меня прошло не больше нескольких недель - подал голос молчавший до этого Гэбриел, - Я прошу простить, что меня так долго не было. Мы с Тильмидом, тем арканистом отправились сражаться с Древней, Акутой. Позже к нам присоединился детектив, назвавшийся Лоусоном. Он многое знал о нас и предложил помощь. Там же я встретил и другого себя. Мы вчетвером сражались против порождений темного божества, пока не угодили в его логово - за пределы реального мира, в Завесу меж мирами. Там произошла катастрофа, в ходе которой я и иной Гэбриел вступили в смертельную схватку. На нас рухнул портал, который выбросил нас обоих на задворки этого мира, населенного людьми. А детектив и колдун остались бороться с Акутой, успешна ли была их борьба, мне неведомо. Я надеюсь, что да. Акута была вне себя и её обитель трещала по швам. После этих событий я остался один против собрата-чудовища. Наша дуэль длилась долго, мы использовали все известные приёмы... не вдаваясь в подробности битвы, я одолел его, воспользовавшись смекалкой. Каждая душа внутри вампира питает его, и мне пришлось поочередно одолеть все их проявления. Он уничтожил не так уж и много... жертв, если подумать. Прости меня. Он угрожал причинить тебе вред, потому что ты стала бы искать меня после моей смерти. Тут либо я его, либо он меня... и все что мне дорого заодно. Я не мог этого допустить.

Пока Гэбриел говорил, Лука выжидал. Неожиданно, дворецкий, дождавшись момента, когда все были увлечены рассказом, вырвался из рук Элеоноры. Прыти юноши можно было позавидовать - он успел выхватить при этом пистолет Гэбриела из-под ног Путницы. Для него он оказался очень тяжелым, поэтому Лука держал его двумя руками, поочередно направляя на всех троих в холле и отходя к выходу. Это выглядело почти комично, парень не умел обращаться с оружием, с трудом держал тяжеленную пушку, и в его глазах читался страх. Но именно этот страх и заставил его действовать. Лука устал быть жертвой. Пока он вырывался, его горло успели таки полоснуть касательно - но кровь юноши не полилась из раны, выдавая его истинную природу. Дворецкий пятился прочь от странной троицы, истерично вопя:

- Назад! Не приближайтесь, вы! Кто вы такие?! Откуда пришли?! Что за Эквестрия, что за двойники, вампиры, магия!!! Хозяин! Вы лгали мне! Я нанимался на работу не к вам... вы убили моего настоящего хозяина... а ты... ты убил мастера Кёрза не из-за угроз, да? Это потому, что он вампир. Поэтому ты пришёл за хозяином? Поэтому ты пришёл... за мной?! Путница! Как же! Мы должны были уйти... должны были... зачем! Я не хочу всего этого знать. Просто не хочу! Но я должен!

Филгейт лишь молча наблюдал за этим, скалясь в зловещей улыбке. Гэбриел же дёрнулся было вперёд, но пушки были теперь у совсем других персон. Настроенных весьма решительно - и непредсказуемо.
[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+2

32

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
Стоит ли верить кому-то вроде Филгейта? Если он говорит, что это Габриель, то это еще не значит, что его утверждение - чистейшая правда. Но с другой стороны зачем ему врать? Путница сосредоточенно смотрела на старого графа. Если напрячься, то можно было разглядеть как у неё в голове двигаются шестеренки. У неё и раньше было не так много поводов для сомнений в подлинности Габриеля... Значит все же он. Элеонора решила пока принять это, но в будущей ей все же стоило провести для него пару личных тестов чтоб убедиться, что это правда он. Сможет ли она вообще быть с ним, всю жизнь сомневаясь, мол, не чья ли это умная махинация? Что если все это время он был не тем Габриелем? От этого можно было сойти с ума. Мда. Как раз к этому моменту заговорил и сам вампир. Его история была более дельной, чем у Филгейта. Но звучала также неправдоподобно, как и у старого пердуна.
- Я не помню никакого арканиста. Это было понец как давно. У меня сейчас другая жизнь. И я надеюсь, что ты понимаешь, что весь твой рассказ звучит как больная фантазия школьника, перечитавшего слишком много фантастики? Блин, да вся эта ситуация так звучит. Почему всегда все должно быть так сложно? В этом фишка мира людей? Чтоб все запутывать? Я уже жалею, что оказалась тут. Впрочем, я жалела об этом с самого первого момента, как я тут появилась. Потому что тут все слишком греб...
Она не успела договорить. В этот момент Лука вырвался. Ну как вырвался. Будь он человеком, эту попытку можно было назвать скорее неудачной, чем удачной. Он успел оцарапать горло бритвой. Однако та осталась чистой. Что и следовало ожидать. Однако у Элеоноры был и другой туз в рукаве. Туз на... самый необходимый случай. Однако на этом все не закончилось. Дворецкий еще ринулся к пушке. Все произошло так быстро, что Путница, пожалуй, не успела бы даже ничего сделать, если бы не её рефлексы. Сама того не желая, она со всей силы въехала ногой, которая не так давно стояла на оружие, по роже Луки. Надо признать, что кожа у вампира была довольно мягкой и приятной на ощупь. Ему стоило поблагодарить Филгейта, что он так и не выдал Элеоноре с дочерью обувь. Мальчик само собой выглядел испуганно. Выглядел жалко. Путнице было очевидно, что он не выстрелит. Или выстрелит, но потом будет долго жалеть. Он не был охотником. Скорее был жертвой. Даже если у него в руках пистолет. Именно поэтому Элеонора не навела на него оставшееся у неё ружье. Оно все еще было нацелено на Филгейта.
- Успокойся, Лука. Подумай о тех ягодах, которые я пообещала насобирать тебе после этого. Мне самой не нравится весь этот цирк. Но я точно знаю кто тут главный клоун. Нет, серьезно. Ты просто посмотри на него. Он даже лыбится, как настоящий клоун. Святая Селестия, почему твой хозяин так любит палиться? Я так счастлива, что могу это наконец сказать... Нет ничего умного в том, чтоб твердить каждому встречному о своей любви к красному. Серьезно. Это скорее наоборот напрягает. И твоя нынешняя улыбка тоже не отводит от тебя внимание, а наоборот.
Элеонора обвела взглядом Филгейта, Габриеля и Луку. Старый вампир явно мог воспринять ее слова как провокацию, но её это мало волновало. Он буквально кричал всем своим видом, что у него тут что-то такое запрятано, что всех повергнет в шок. Элеоноре само собой не особо хотелось это видеть, но её раздражало как же долго хозяин Луки тянул. Будь она пони, она бы давно уже подошла и лягнула его. Путница тяжело вздохнула, ощущая что настал ее черед рассказывать истории.
- Я уйду. Уйду как только все разрешится. Если тебе интересно кто я, то... Меня зовут Элеонора Кёрз. В девичестве Майпа. Я... знаю звучит глупо, но я искательница приключений из другого мира. Там все пони. Кхм. Я, к примеру, единорог. Не буду вдаваться во всю историю. Она очень долгая. Серьезно. Чтоб пересказать ее всю ушло года четыре, пожалуй. Но... Что касается Кёрзов, то мы, ну, убили Маркуса. Вам вроде как важна его персона. И вот этот упырь вроде как мой муж. Не думаю, что вам интересно более развернутая история...

+1

33

2

Дворецкого слова Путницы не впечатлили. Или вернее - не удовлетворили. Он не стал понимать больше, однако попытался успокоиться. Рыжей девушке Лука доверял больше, чем остальным. Ведь тот, кому он служил верой и правдой, как оказалось, убил его настоящего хозяина. Этого юноша просто не мог принять. Перестав целиться во всех подряд, дворецкий замер в дверях и нацелил оружие на "хозяина". Лука заговорил, и в его голосе больше не узнать было того мямлящего паренька:

- Мне... мне не важно. Неинтересно, почему ты здесь оказался. Откуда ты там пришёл. Кто ты такой. От чего бежал, кто эти люди. У меня. Только. Один. Вопрос. За что ты убил мистера Филгейта?

Филгейт продолжал скалиться, и теперь его наглая ухмылка обратилась к его слуге. Хозяин дома молвил:

- Потому что это та цена, которую я заплатил за своё спасение. Все мы платим за то, что приобрели. Даже ты, Лука. Тот Бенедикт был лишь немощным стариком, к которому ты устроился, чтобы прокормиться. Голодный, ободранный, никому не нужный мальчишка... такой же как и Гэбриел. Он вовсе не был так хорош, как тебе кажется. Филгейт, старый скряга, не заплатил тебе ни гроша. А я подарил - бессмертие, в обмен на услужение. Честная сделка, между прочим.

- Я думал, мы были друзьями. Настоящий мистер Филгейт действительно ценил меня. Он бы ни за что не стал со мной так поступать. Чёртов двойник, убирайся в ад! - закричал Лука, и тут же нажал на спусковой крючок. Раздался щелчок, и следом - выстрел, столь оглушительный, что в ушах зазвенело.

Отдача выбила из рук худосочного паренька громоздкое оружие. Пистолет с грохотом вновь оказался на полу. Послышался крик, исполненный жуткой боли. Лука посмотрел на свои пустые бледные руки, и поднял взгляд к своему "хозяину". Бенедикт не стал отпрыгивать, сбегать, прятаться. Он, в кои-то веки, принял удар на грудь. И в ней сейчас зияла такая рана, что ни один живой человек после нее не смог стоять бы на ногах. И вампир долго не простоял. Сначала Бенедикт упал на колени, а потом завалился назад, заливая старинный пол каплями чужой крови, что всё ещё теплились в его вампирьих жилах.

- Как я и говорил... за всё приходится платить. Кх...

Старый вампир лежал на полу своего особняка, медленно умирая. Его грудная клетка была разворочена, и он дышал с трудом. Над умирающим застыл дворецкий, глядя на него немигающим взглядом. В чахлом юноше неожиданно обнаружилась необычайная решимость, которой даже Гэбриел подивился. Сойдя с места, он на всякий случай отопнул огромный пистолет своего двойника куда подальше, к стене. Сделать такое возможно было, только обладая неплохой физической силой. Встав рядом с Лукой над поверженным владыкой, Кёрз произнёс:

- Так вот каким будет твой конец, Бенедикт Филгейт-Кёрз. Убит собственным же слугой, в своём же доме... да, едва ли через тысячу лет об этом сложат легенды. Ну что, кровопийца, каковы твои последние слова?

[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+1

34

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
Это правда было неожиданно. Если раньше Лука казался Элеоноре простым услужливым и верным пареньком, то сейчас он буквально вырос в её глазах.  Все произошло неожиданно. Дуло ружья девушки все еще было наставлено на Филгейта. На пару минут она растерялась. Нужно ли ей было тоже выстрелить? Элеонора ощутила волнение за Луку. На пару секунд ей стало страшно после выстрела. Она вовсе не была той пони, которая предпочитает решать дело разговором. Скорее даже наоборот. Ей не было жаль Филгейта. Этот старик не вызывал у неё никакой симпатии. Элеоноре  показалась забавной мысль, что когда-то Авернус был похож на него. Когда пистолет бухнулся на пол, Путница сама не заметила как чуть не вскрикнула, но вовремя успела закусить губу. Ей вдруг стало страшно за Луку. За это время она успела привязаться к пареньку. Он правильно сделал, что убил хозяина, но... его немигающий взгляд пугал её. Девушка подскочила к дворецкому и растерянно взглянула на него. Она понимала, что он ощущал. Лука не был тем, кто способен был убить. На неё нахлынула такая жалость к юноше, что вся её дерзость мигом улетучилась. Путница вновь ощутила ту материнскую заботу, что и раньше. Лука был для неё маленьким мальчиком, который впервые в жизни совершал действительно взрослый поступок и сейчас был шокирован. И ему нужна была поддержка. Чтоб он понял, что все в порядке. Что он тот же Лука. Только лучше. Увереннее и взрослее. Элеонора осторожно обняла его. Она была ниже его, поэтому дотягивала ему лишь до подбородка. Он был примерно одного роста с Габриелем.
- Лука... Все в порядке. Ты все правильно сделал. Я думаю, твой настоящий хозяин тобой бы гордился. Ты молодец. Ты... Ты покончил с ним. Так и надо.   Лука... Я тобой горжусь.
Лишь после этих искренних слов, полных нежности, взгляд Элеоноры замер на Габриеле. Она не воспринимала Луку как мужчину. Скорее как сына. Но её муж то это не знал. Навряд ли по внешности Луки он догадается о том, что она думала о том, что он мог бы быть их сыном. Путница несколько смутилась. С мужем обниматься ей совсем не хотелось. Она все еще была зла на него. Но и вызывать приливы ревности ей тоже не хотелось. Так что она отпустила Луку, одарив его на напоследок обычной улыбкой. 
- Все правильно.
С все этой же улыбкой повторила она и выстрелида уже из своего ружья прямо в Филгейта. Пускай оно и не было особым оружием против вампиров, но навредить все же мог. А еще заткнуть Бенедикта, которого все равному никому не было жаль. Разве что самую малость. В конце концов он любил своего сына когда-то... Пуля попала прямо в голову. Как раз туда, куда нужно.
- Что теперь?

0

35

2

Казалось, умирающий вампир ещё желал что-то сказать, цепляясь за остатки жизни, как утопающий за спасательный круг. Но жизненные силы покидали его, и Филгейт захлебнулся в собственном кашле, судорожно дёрнулся, и затих. Последний, действительно последний на этот раз живой родственник Гэбриела Кёрза был мёртв. Призраки прошлого преследовали его и в другом мире, но используя руки дворецкого, молодого юноши, Кёрз исполнил предначертанное. Лука же на это всё просто отказался реагировать, закрыв лицо руками, и упав на колени после объятий Элеоноры. Всё-таки, ему трудно было найти ту грань, где заканчивался для него Филгейт-человек и начинался Филгейт-вампир. Бенедикт умело манипулировать юнцом, расставив эмоциональные маяки в его сознании. Дворецкого трясло, но он не плакал. Лишь осознавал содеянное, и думал о грядущем.

- Я не хочу, чтобы это место пропало даром. Не имеет значения, когда хозяин перестал быть тем человеком, которому я поклялся в верности. Дворецкий всегда должен хранить свой очаг. Я... я буду заботиться о поместье, несмотря ни на что. Это мой долг. Не важно, что здесь будет - лагерь для детей, отель, приют, санаторий... - неожиданно поделился откровениями Лука. Голос его дрожал.

- Это правильное решение. Я поддерживаю его. Этот особняк, несмотря на то, что несёт на себе отпечаток мрачного прошлого, всё же не запятнан так, как это было с моим отчим домом. - поддержал юнца Гэб, положив руку ему на плечо.

После этого, Гэбриел обратил всё своё внимание на свою жёнушку. Она похорошела, стала более солидно выглядеть, тем более это было странно и необычно подмечать в облике человека. Элеонора наверняка узнала тот самый самодовольный взгляд. Ни щетина, ни кровь, ни раны не могли скрыть юношеского задора того самого жеребца, что прижимал её к дереву в Белохвостой Роще.

- Я скучал - коротко и почти дерзко бросил Кёрз, сдобрив это такой нахальной улыбкой, что позавидовал бы сам Дискорд.

[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+1

36

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
На короткую фразу Габриеля Элеонора лишь фыркнула и отвернулась. Неужели он вправду думал что она сможет простить ему все эти девять месяцев лишь благодаря этой улыбке? Путнице ещё не придумала ему достойного наказания, но точно знала, что ласковой она сейчас с ним не будет. Она все еще была не расположена к проявлению эмоций. Пускай Филгейт и погиб, но дело ещё не было завершено. Девушка решила взять всё в свои руки. Лука был сейчас не в таком состоянии, чтоб мыслить трезво, а Габриел... Элеонора поежилась, вспомнив его улыбку, которой он, вероятно, хотел очаровать её. Но она уже была не такой юной авантюристкой, которую можно так легко заинтересовать таким.
- Габриел, ты дотащишь тело до заднего двора? Думаю, лучшего всего похоронить его там. Или в лесу. Где-нибудь подальше. Можешь избавиться от тела иначе, если хочешь. Не думаю, что кто-то будет его искать, но лучше перестраховаться.
В голове промелькнула мысль сделать какой-нибудь намек на тот случай с телом Сайдера, но Элеонора решила упустить её. Ей не хотелось, чтоб Габриел слышал вообще какую-нибудь веселость в её голосе. Она была зла на него. И зла за дело.
- Мне нужно выйти на пару минут, но я скоро вернусь. Лука, не против если я заварю тебе чай? Думаю, он поможет тебе успокоиться. Всем нам. Лучше поскорее убрать тело. Если не уверен, что справишься, то попроси меня. Но позже. Я скоро буду.
Не сказав больше ни слова, Элеонора выскочила из особняка на улицу, предварительно кинув ружье на пол. Было холодно. Элеонора ощущала этот холод даже сквозь одежду. Листья уже начали опадать с деревьев. Наступила осень. А значит скоро должна быть и зима. Путница вспомнила как славно они отметили прошлый праздник... Та елочка была такой милой. Внезапно она ощутила сильную тоску по Квайтли. С Авернусом она могла всегда связаться, но с Квайтли... Ей жутко не хватало подколов этого непоседы. Как он там, в Понивилле? Девушка тяжело вздохнула и присела у цветов. Она сразу нашла свою малышку. Та ерзала на месте, едва сдерживая слезы.
- Прости, пожалуйста... Я знаю, что холодно, но... но тебе правда не стоило быть там. Сейчас согреешься. Иди ко мне. Вот так. Все хорошо, видишь? Мама рядом. Моя умничка.
Элеонора нежно поцеловала дочь в макушку. Малышка уткнулась матери в грудь, сбивчиво дыша. Она явно пережила сильный для своего возраста стресс. Тот шум из дома наверняка напугал её. И все же она смогла не заплакать. Путнице оставалось лишь восхищаться самообладанием малышки. Скоро ей должно было стукнуть десять месяцев... Элеонора быстро заскочила в дом. Приятное тепло сразу окутала её тело. Совсем не акцентируя внимание на девочку на своих руках, Элеонора направилась к кухне.
- Лука, пойдем на кухню... Сядь хотя бы на диван. На полу холодно. Ох, ещё нужно будет эту кровь оттереть. Но это потом. Святая Селестия, ну и заварушка...

0

37

2
Гэбриел понял, что женская ласка ему сейчас не светит. Впрочем, были пока что дела и поважнее. На замечание о том, что надо бы избавиться от тела, Кёрз лишь пожал плечами, да взвалил на себя тушу своего мёртвого дяди. Филгейтово лицо застыло в таком выражении, будто бы он собирался ещё что-то важное сказать, но ему этого не дали. Это был его родственник, поэтому Гэбриел решил взять на себя заботу о его бренном теле. Крови от вампира было немного, но всё же она успела заляпать пол и его собственные рваные лохмотья. Кёрз потащил его через главный выход на задний двор, не забыв подобрать свое громоздкое оружие, так и не встретившись взглядом ни с Лукой, ни с Элеонорой, которая резво и быстро убежала на кухню.

***

На кладбище Филгейтов было обнаружено сразу несколько недавно вырытых могил. Вполне возможно, что вампир закапывал там своих жертв. Надгробий и прочего не было, только ямы в земле. Остальные же могилы возвещали о том, что в них похоронены Филгейты - те самые, настоящие. Кёрз не стал церемониться. Подзаборному псу - собачья смерть. Кое-как уложив труп прадяди на дне ямы, Гэбриел стал закидывать его землёй с помощью лопаты, что была воткнута рядом. Появилась мыслишка о том, что вампир вполне мог ожить. Бенедикт не был носферату, но всё же... Гэб отложил лопату в сторону, и проверил патроны в пистолете своего двойника. Трофейное оружие было не предназначено для простых смертных. "Нормальный" Гэбриел его мог держать лишь благодаря своей возросшей физической силе. В магазине оставалось ещё четыре заряда. Больше боеприпасов у Кёрза не было. Без задних мыслей, мужчина всадил три выстрела поочередно в голову, сердце, и таз мертвеца, превратив того в ещё более уродливую мешанину плоти. Первые две точки были традиционными для контрольных ударов по кровопийцам. Таз же был выбран Гэбом на тот случай, если Филгейт всё же оживёт. Так он хотя бы не сможет передвигаться. Гэб пожалел о том, что не может сжечь труп. Но на стадии раздробления костей ниже пояса он уже понял, что просто страдает паранойей. Бенедикт мёртв, и никогда не вернётся. Мертвец вскоре был закопан со всеми почестями, и Гэбриел даже нацарапал ему табличку с помощью куска доски и гвоздя. В пистолете всё ещё оставался один патрон. Размышления о смерти и вампирах привели Кёрза к одному не очень приятному выводу. Его тоже придётся применить. В здании оставался ещё один вампир, и наследник проклятого рода просто не может дать ему уйти.

[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+1

38

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
День подходил к вечеру. Казалось всего пару мгновений назад Элеонора стояла там, внизу, и наблюдала за начавшимся боем между Габриелем и Филгейтом. А теперь она уже стояла и неспешно совершала круговые движения ложечкой в чае. Ей удалось найти ромашковые лепестки и прочие травы, которые должны были помолчать Луке успокоиться. Пока чай заваривался, Путница успела вернуться в гостиницу и забрать малышку на кухню. Она усадила её на один из стульчиков, предварительно положив на него целую гору подушек. Вначале малютка задергала ножками, явно намереваясь в одиночку попробовать добраться до нужного места, однако с рук Элеонора её все же не спустила.
- Мне всё равно трудно принять, что вся моя жизнь прошла во лжи. Хоть я и сирота, но мог бы выбиться в люди, стать кем-то... а теперь я осознаю, что моя жизнь давно закончилась...
Внезапно начал Лука. Юноша незаметно проскользнул в кухню, застав Элеонору на мгновенье испугаться вздрогнуть от его неожиданных слов. Вампир приземлился на диван, который стоял на кухню. Диван выглядел старым, поэтому не удивительно, что пружина недовольно звякнула, когда Лука сел на диван. Парень весь дрожал, обхватив руками голову.
- Она вовсе не закончилась... Оглядись вокруг. Сейчас начинается твоя новая жизнь. Без лжи и обмана. Все меняется. И теперь лишь ты хозяин своей судьбы. Ты... Ты хозяин этого поместья теперь.
Элеонора осторожно взяла чашку с уже готовым чаем и протянула её Луке. Парень, казалось, ей сразу осознал, что именно он должен делать, поэтому Путница поспешно сунула ему чашку прямо в руки, а сама села напротив Луки, за стол, поставив стул таким образом, чтоб видеть краем глаза свою дочь и при этом хорошо видеть вампира.
- Я - ходячий мертвец. Как с этим жить, скажи мне? Мою жизнь отняли, не дав ей расцвести. Я даже посвятить себя мести не могу - некому мстить.
Лука не спеша пил чай, бросая какие-то болезненные взгляды то на дочь Элеоноры, то на пейзаж за окном. Едва сделав глоток чая, юноша вновь стал мрачнее тучи и опустил голову.
- Месть - это не лучшая цель для дальнейшей жизни. Да и кому мстить? Филгейт мертв. Его сын мертв. Не надо позволять заполнять этому противному чувству свою душу, Лука. Лучше наполни её чем-то более светлым и добрым... Не важно, что ты вампир. Это вовсе не приговор. Просто научись жить с этим. Или же... Попробуй все вернуть на свои места. Это возможно. Я знаю. Я... я видела это.
Элеонора закусила губу, не зная стоит ли сказать ему больше. Ей не особо нравился настрой Луки и девушка боялась, что разговор может пойти не в то русло. Что и случилось.
- Знаешь? Видела?.. Но как это возможно? Он же... он же... это твой муж, да? Он исцелился?
Недовольный взгляд скользнул по Луке. Она могла понять его желание вновь стать живым, но... Нельзя, чтоб это стало одержимостью. Однако то, как оживился парень не могло не радовать. Он бодро поднял голову и в его глазах мелькнул огонек. Путница медленно кивнула, обдумывая свои дальнейшие слова.
- Да... Но для этого ему пришлось убить своего злейшего врага... Добиться своей цели. И обрести новую цель. Более светлую. Какова же твоя цель, Лука?
Девушка попыталась вернуть разговор в прежнее русло. Взгляд Луки вновь потух и вновь устремился в окно. В голове у Элеоноры мелькнула мысль, что Габриеля долго нет.
- Я... я хочу быть свободным. Я нахожу свободу в том, чтобы быть полезным... ведь недаром я дворецкий. Помогать, служить, оберегать, не важно. Мне нужно осознавать себя нужным, приносящим пользу. Но как мне делать это, если я чудовище, созданное разрушать?
Тяжелый вздох вырвался у Путницы. Она слабо понимала Луку. Наверное, его и невозможно было понять, не будучи вампиром. Так что Элеонора смогла лишь наклониться пониже, положить свои ладони поверх ладоней Луки, которые держали горячий чай. Она посмотрела ему прямо в глаза.
- Ты не чудовище. Ты Лука. Не сгущай краски. Чудовище приносят зло и боль. Они убивают. Ты... Ты убил лишь один раз. И убил ты как раз чудовище. И уж тем более ты ничего не разрушал. Ты помог мне с дочерью. Помог всему этому месту. Дак какое же ты чудовище?
Луку это, казалось, нисколько не успокоило. Его лицо начало становиться более беспокойным и бледным.
- Это пока что. А что будет дальше? А если я сегодня же нападу на вас? Я не знаю, что делать с этой силой
Разговор уходил в никуда. Элеонора чувствовала, что ей не удавалось успокоить Луку. Даже горячий чай не работал. Оставалось предпринять последнюю попытку и напомнить ему о обозримом будущем.
- Научись управлять ей. Направь её на благо дело. Стань лучше. Измени это место. Будь сам себе хозяин. И позволь людям называть себя новым графом...
Увы, это было ошибкой. Парень испугался. Его глаза округлились и он принялся лихорадочно мотать головой, испугавшись, казалось, ещё сильнее, чем раньше.
- Что? Графом? Нет, нет, я говорю, ты же знаешь как вообще избавиться от этого? Вернуть кровь в жилы и всё такое? Есть же средство?
Элеонора нахмурилась и убрала руки. Ей не хотелось говорить с Лукой об этом. Её смущало, что вампира это так беспокоит. Она помнила через что прошел Габриель. И она понимала, что если Лука будет жить лишь ради исцеления, то это может привести к очень плохим вещам... Такая одержимость никогда не ведет ни к чему хорошему.
- Есть... Но тебе лучше поговорить об этом с моим мужем. Но пойми... Дело не в средстве. Оно не будет ничего стоить, если ты не изменишь изнутри, как изменился Габриель.
Это было последней точкой. Все тело парня затряслось, словно он беззвучно рыдал. Губы изогнулись в ненормальной линии. Путница испугалась, что он сейчас заплачет, и полностью растерялась. Она едва успела отскочить назад, когда кружка выпала из рук Луки и разбилась на мелкие кусочки. Языки горячего чая облизнула ногу Элеоноры и бок. Она сдавленно вскрикнула скорее от неожиданности, чем от боли. Прежде чем девушка успела что-либо сказать сзади неё раздались громкие рыдания дочери, которая не на шутку испугалась, а сам Лука начал биться о пол, наполненный осколками чашки. Путница не знала к кому рвануть: к дочери или Луке? Непонятные звуки вырывались из её рта. Слов разобрать было невозможно. Путница почувствовала свою беспомощность и осознала, что сама дрожит. И прежде чем она бухнулась на пол... В комнату наконец ворвался Габриел и наставил ствол прямо на затылок вампира. Элеонора почувствовала как кусочки чашки впились в ладони, и маленькие струйки крови прорезали кожу. Она глядела на Габриеля, как затравленный зверь на охоте и не переставала дрожать. Элеонора все еще пыталась что-то сказать, но из рта вылетали лишь отдельные звуки...

+1

39

2

Лука не контролировал себя, он впал в истерику от осознания собственного проклятия. Это напугало малышку, сидевшую напротив, и привело Элеонору в ступор. Так уж сложилось, что именно в этот момент на кухню ворвался Гэбриел, и очень быстро его пистолет оказался приставлен к макушке юного вампира. Дворецкий задрожал и перестал брыкаться, он тихо застонал и замер на месте. Кёрз словно игнорировал всё вокруг, кроме себя и своей цели. Он лишь коротко бросил:

- Уходи из комнаты. Забери ребёнка.

Гэбриел даже не осознал, что это за дитя и откуда оно тут взялось. Он был сосредоточен на юноше, который одновременно так походил на него и был таким чужим. Сердце бешено колотилось, умоляя хозяина надавить на спусковой крючок. Было ли это обыкновенной жаждой крови? Или он и вправду испытывал ненависть к чудовищам, в числе которых недавно сам находился? Кёрз должен был испытать юношу. В глубине души он понимал, что не может просто так убить невинного, пускай и отмеченного проклятием.

- Ты осознаешь, кто ты, юноша? Как твоё имя?

Лука затрясся пуще прежнего, роняя слёзы на пол. Он замотал головой, его слова растворились в протяжном стоне безысходности.

- Ты Лука, верно? Дворецкий. Бывший дворецкий. Слушай меня внимательно. Ты ответишь на мои вопросы сейчас. Ответишь правильно - останешься жить. Нет - что ж, отправишься вслед за своим любимым хозяином. Ты меня понял, выродок?

Рыжеволосый юноша заскулил, но кивнул. Холодная сталь дула огромного пистолета отчетливо ощущалась на затылке. Пистолет пугающе щелкал всякий раз, как Гэбриел дергал рукой, создавая колоссальное напряжение.

- Вопрос первый. Ты пил когда-либо кровь? Не юли. Если не помнишь - так и говори.

- Нн... не... помню - выдавил из себя паренёк, давясь слезами.

- Чтоож, очень плохо, Лука. Пойдём дальше. Вопрос второй. Как обратил тебя Бенедикт? Что это был за ритуал?

- Я не знаю! Не знаю я! Он отнял мои воспоминания! Отнял мою кровь. Мою жизнь!

Раздался смачный шлепок. Мужчина ударил юношу по щеке, призывая к порядку.

- Спокойствие. Стало быть, ты не знаешь. Хорошо, другой вопрос. Отвечай предельно честно. Лука, ты был девственником на момент поступления на службу к Филгейту? Любые контакты с противоположным полом.

- Что?!...

Очередной шлепок, более гулкий. Юношу саданули сапогом в пах, и тот согнулся в три погибели. Пистолет вернулся к затылку парня.

- Не время стесняться откровений, перед лицом смерти-то. Да или нет, Лука?

Юноша заколебался, но всё же ответил, чуть ли не рыдая:

- Нет! Не был! Не был я! Я си-ро-та! Я повзрослел раньше, чем хотел!..

- Вот и славно.

Раздался щелчок, у дворецкого внутри всё похолодело. Но последовавший выстрел прошёл мимо, хоть и оглушил паренька. Гэбриел застрелил и превратил в фарш наглую крысу, которая воровала остатки еды со стола.

- Я всё равно должен был выпустить пар. Это был последний снаряд. Ты свободен, Лука. Ты не носферату. Не представляешь никакой угрозы. Ты не чудовище.

Молвив это, Кёрз бросил пистолет на пол и вышел с кухни.

- Элеонора. Всё в порядке. Паренёк будет жить. Эта дрянь излечима, у него есть кровь, судя по порезам. Никаких ритуалов - лишь парочка рекомендаций.



[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+2

40

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
Настало время выбора. Взгляд Элеоноры все еще был прикован к страшному дулу пистолета, направленного на Луку, когда смысл слов Габриеля наконец дошел до неё. Все это казалось страшным сном. Крик ребенка, сбивчивое дыхание Луки и звериное выражение лица Габриеля... Девушке показалось, что она должна подскочить к своему мужу, из всех сил хорошенько встряхнуть его и позволить придти в себя. Он... Он не должен был выстрелить. Сдавленный крик застрял в горле у Элеоноры. Она поджала губы и вся сжалась от напряжения. Идти или остаться? Она не хотела подвергать опасности дочь со стороны её отца, но и Луку ей бросать не хотелось. Пока она медлила, Габриел уже продолжил говорить. Элеонора же в это время старалась медленно встать с пола так, чтоб не наступить все ещё босыми ногами на осколки. Руки и так уже были ранены, пускай и не сильно.  Она чувствовала себя подавленной. Ей не удалось убедить Луку. Не удалось уговорить его стать кем-то лучшим, кем он есть сейчас. Она правда какое-то время ощущала себя его матерью. И сейчас все это казалось настоящим безумием. Устремив пустой взгляд на Луку и Габриеля, Элеонора все же встала и сжала ладони, чувствуя как кровь размазывается по пальцам. Её мало волновало, что некоторые осколки могли попасть в руку. Сейчас она лишь думала уходить ей или нет. Путница знала, что будет винить себя всю оставшуюся жизнь, если Габриел сейчас убьет Луку, а она ничего не сможет сделать. Но она не знала что сказать. Если она не смогла убедить Луку раньше, то что она может сделать сейчас? В голове всплыл образ Авернуса, убивавшего себе подобных магов крови. Неужели её муж стал таким же?
- Не... Не смей убить его. Он ничего не сделал. Лука... Хороший.
Это все, что могла сказать Элеонора. Голос её был слабый и тихий, но его вполне можно было услышать, если проигнорировать громкие звуки детского плача. Девушка сдавленно вздохнула и кинулась к дочери. Она быстро схватила её на руки, прижала к самой груди и выскочила из комнаты, но недалеко. Она остановилась у входа в кухню. Разговор Габриеля и Луки здесь был вполне слышен. Малышка все еще во всю рыдала. Элеонора принялась осторожно качать её, краем уха слушая что происходит внутри. Она была готова вновь забежать внутрь в любую минуту. Однако когда прозвучал выстрел, девушка не успела вовремя сориентироваться. На миг повисла страшная тишина, а затем её вновь наполнил громкий плач ребёнка.  Прежде чем успеть что-либо осмыслить, Путница сорвалась с места и кинулась в кухню, чувствуя в себе смесь испуга и ярости. Девочка осталась снаружи. Сна сжала кулаки, готовая бороться сама не зная с кем. Девушка тяжело и сбивчиво дышала. Она сама не заметила как по щекам потекли горячие слезы. Слезы облегчения. Она закрыла рот руками и сдавленно зарыдала, прижавшись к дверному косяку и закрыл глаза. Лука был жив. Но сколько же стресса она испытала в эти пару секунд. Слова Габриеля она услышала откуда-то издалека.
- Уходи... Уходи сейчас же. Уходи туда, откуда пришел. Прекрати портить жизнь. Мою и его. Ты напугал меня. Напугаю мою дочь. Напугал его. Ты... Настоящее чудовище здесь ты. Я не могу поверить, что ты готов был убить его! Убить лишь за то, что он тот, кто он есть. Ты ничем не лучше Авернуса, Габриел. Хуже! Намного хуже. Он изменился. Он... Он понял, что свет лучше. А ты... Ты вновь вернулся во тьму. Ты не мой муж. Ты... Ты просто головорез. Я не хочу видеть тебя... Никогда больше. Уходи. Просто уходи. Я... Я...
Последние слова прервали новые всхлипывания. В отличие от дочери Элеонора плакала куда более сдержанно. Она старалась не смотреть ни на Габриеля,  ни на Луку и настойчиво прятала взгляд, скрывая слёзы. Кровь с ладоней попала на лицо, перемазав щеки красным цветом. Девушка в последней раз сдавленно всхлипнула и медленно ушла обратно в сторону гостиной, где была её дочь. Девочка все еще плакала, но на сей раз мать не старалась её успокоить, чувствуя как плачет сама. Она все также медленно направилась к лестнице, что вела наверх. Ей нужно было попасть в свою спальню. Обработать раны. И успокоиться.

+2

41

2

Гэбриел не ожидал подобной реакции от Элеоноры. От Путницы, которая никогда не чуралась грязных методов, когда иное не помогало. Он ведь спас дворецкого, узнал правду, дал ему надежду на настоящую жизнь. Разве это не стоило тех мгновений стресса? Видимо, для Элеоноры - нет. Она смотрела на Гэба таким взглядом, словно не желала его больше никогда в жизни видеть. Кёрз хотел что-то сказать, возразить, возмутиться, кинуться и обнять любимую... но не смог. В его ногу вцепился рыдающий Лука, глядя на Гэбриела одновременно как на палача и как на ангела-спасителя. Мужчина так и застыл с открытым ртом, не успев ничего толком сказать.

А Лука лишь прижимался к его ногам и тихо рыдал, повторяя:

- Спасибо... спасибо... я буду жить... я стану лучше.

Элеонора уже ушла, затопав по лестнице наверх. Гэбриел стоял в ступоре, всё было как в замедленной съёмке, мысли путались, и возникало полнейшее ощущение дереализации. В конце концов, Кёрз так и остался бы стоять, если бы в голове не всплыл вопрос, отрезвляющий сознание не хуже ушата с ледяной водой: что за ребёнок только что плакал здесь?

Вслед за этим всплыли слова Элеоноры: "напугал мою дочь". Её дочь? Почему Гэбриел не обратил внимания на это дитя? Неужели это была...

- Элеонора! Постой! Погоди! Подожди пожалуйста! - закричал Гэбриел, вырываясь из меланхоличных объятий юноши-недовампира. Мужчина рванул с места, и побежал, побежал что есть мочи наверх, к комнате, в которую направилась его жена. Она была там уже довольно долго. Достаточно, чтобы Гэбриел не знал, в какой именно комнате. Мгновения прокрастинации дорогого стоили. Он боялся, что потерял её. Возможно, навсегда.

- М-мастер К-кёрз... я... я не знаю, нужны ли вы ей сейчас. Но вам всё равно будет поговорить. - раздался позади голос Луки, который поднялся на второй этаж следом.

- А? - только и отозвался Гэб.

- Только... не так, как со мной, конечно. Пойдёмте.

Дворецкий знал все места в доме. Конечно, живший в точной копии этого особняка Гэбриел тоже. Но Лука лично следил за помещениями, и знал, куда именно он заселил гостью и её юную дочь. В конечном счёте, в дверь спальни Элеоноры всё же постучали.

- П-путница... со мной всё в порядке. Я буду жить, и не держу зла на вашего мужа. Но я думаю, вам с ним надо поговорить. Пожалуйста. Он очень помог мне, причинив эту боль. И если я вижу, что ему тоже нужна помощь... я это сделаю.

[AVA]http://sh.uploads.ru/g9cj6.png[/AVA]

+2

42

2[AVA]http://savepic.net/9401553.jpg[/AVA]
Но она была не у себя. Едва поднявшись на второй этаж, запинаясь и путаясь в мыслях, Элеонора уткнулась плечом в стену и закрыла лицо рукавом своего платья, слезы лились из её глаз не прекращаясь. Она плохо слышала плачь дочери у себя на руках. Слезы застила глаза и не давали ей видеть девочку. Она лишь ощущала её у себя на руках. Такую маленькую и родную. Малышка редко плакала. Путница не знала стоит ли ей беспокоиться из-за этого или нет. Однако сейчас малютка явно выпускала из себя, все что накопилось. Мать осторожно подхватила её одной рукой, а другую, на  которой была кровь, заткнула в карман. Девочка обвилась руками вокруг шеи Элеоноры и положила голову ей на плечо. Плачь утихал, но тело малышки все еще сильно сотрясалось. Из её ротика доносились какие-то сдавленные и непонятные звуки, словно она хотела продолжить плакать, но сил уже не было. Осторожными шагами Путница дошла до ванны, толкнула дверь и зашла внутрь. Дверь она так и не закрыла, лишь легонько толкнула спиной. Элеонора усадила малютку в ванную, не найдя места лучше, а сама стала шариться по комнате ища бинты... Это было не трудно. Путница уже успела запомнить что да как здесь. Девушка осмотрела свою рану, придя к неутешительному выводу. Она была плохим медиком, но маленькие осколки у себя в ладони могла заметить. Она не успели зайти глубоко в кожу, но были достаточно маленькими, чтобы Элеонора дрожащими руками доставала их несколько минут. Она уже слышала возню у соседней комнаты. Слышала голос Луки, но не выдавала себя. Путница была слишком занята обработкой раны. Настолько занята, что даже на заметила как её дочь неожиданно замолчала... Маленькие осколки лежали у раковины. Рана была обработана спиртом. С бинтами возникли проблемы. Правая ладонь пострадал сильнее правой. Путнице было неудобно перевязывать себя левой рукой, так что она просто зажала бинты. Она даже не знала толком как сделать перевязку. И лишь когда сбоку раздался странный хлопок, Элеонора вспомнила, что она не одна в комнате. Она вздрогнула, когда увидела как малышка бухнулась из ванны, стараясь выбраться. Ругая себя, Путница кинулась к девочке и быстро подняла её на руки. Девочка все еще хныкала. Но была одна вещь, которая не на шутку напугала девушку... Теперь это были не мягкие шмыганья носом и милые покряхтывания... Это была хрипота, пускай и слабая, но её можно было расслышать. Девочка слишком много времени просидела на улице, пока её мать устраивала разборки с вампирами. Все эмоциональные переживания мигом прошли. Элеонора тяжело вздохнула и вытерла тыльной стороной ладони оставшиеся слезы. Щеки её все ещё были слегка перемазаны кровью, но Путница не переживала из-за этого... Она медленно выскользнула с дочерью на руках в коридор и окинула Луку и Габриеля печальным взглядом.
- Я надеюсь, что ты говоришь это от чистого сердца, Лука, но... я должна снова просить твой помощи. Моя.... Моя дочь. Ты слышишь? Она тяжело дышит и начинает хрипеть. Ох, мы прошли через чертовы горы и она как минимум час просидела в одном легком платьице на улице. Какой, блин, дурой надо быть, чтоб не додуматься, что это могло произойти?
Ей захотелось снова заплакать. Она не дала новым слезам пролиться. Только задержала дыхание на пару минут, прежде чем продолжить. Элеоноре не нравилось, что ей приходилось так часто просить Луку о помощи... И что она ведет себя как плохая мать. Тем более перед Габриелем. Она выглядел очень обеспокоенной. В основном потому что она была виновата в появляющейся болезни дочери. Или не появляющейся?.. Может она была раньше и она просто не заметила? Путница кинула быстрый взгляд на Габриеля и тут же отвела глаза, усомнившись в том а так ли хорошо её дочери с ней... Может будь она с ним, то хотя бы не простудилась так легко?..
- Если... Если у вас есть лекарства, то... То... М, они бы очень помогли моей дочери. И, м... Я понимаю, что и так уже много всего просила, поэтому... я не знаю как оплатить, но... ты.... м... ты вампир, да?.. М-моя кровь... Может ей я смогу расплатиться? Или чем угодно? Я... Я... Я должна была лучше следить за ней. Но я хотя бы была с ней.
Элеонора вызывающе посмотрела на Габриеля долгим взглядом. Она знала, что он его выдержит, что не отведет взгляд. И что она должна была упрекнуть его. Однако, понимая, что она находит время для таких мелочей, когда её дочь тихонько кашляет у неё на руках, Элеонора все сильнее ругала себя.

+1


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship; С Днём Варенья, Ликвидатор! » Мир "Equestria Girls" » Лагерь Эверфри и его окрестности