My Little Pony: Equestrian Friendship

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Торговый квартал » Темные подворотни


Темные подворотни

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Узкие проходы между домами, малоприметные и заброшенные домики, именно здесь каждую полночь пятницы собираются подозрительные личности, обсуждающие, вполне возможно, совсем не законные дела. На этой улице, как будто всегда немного темней, чем во всем остальном городе. Тут часто происходят драки, потасовки, слышна грязная ругань на всю улицу. Однако тут есть крайне интересные магазинчики, в которых продаётся такое добро, которые не встретишь порой даже во всей остальной Эквестрии. Местные безделушки, конечно, не сравнятся с теми, что также незаконно продаются в Кантерлоте, но порой попадаются интересные экземпляры. Кроме того, существует слух, что здесь есть некий "Чёрный магазин", которые продаёт самые уникальные и, порой, даже легендарные товары, но попадают в него лишь избранные. Место это всегда считалось тёмным и неприятным. Эти улочки считаются тёмным пятном на светлой репутации Понивилля. Обычным пони лучше сюда не заходить даже днем.
https://derpicdn.net/img/2015/10/15/1002831/large.jpg

0

2

<===Понивилль. Центр города. Бутик "Карусель"
А Элеонора тем временем заблудилась. Опять. Путница ничего не могла поделать. Эти мрачные улочки все время превращались для неё в какой-то страшный лабиринт, по которому в любое время дня ходили непонятные грязные пони, которые готовы были срезать кошелек. К счастью, у единорожки кошелька не было, поэтому она просто стреляла взглядом туда-сюда, уделяя особое внимание пони, которые были крупнее неё. Такие были особенно опасны для единорожки. Она просто брела вместе с толпой, не зная куда. Все толкались, громко разговаривали и, конечно же, громко говорили и обсуждали такие вещи друг с другом, о которых приличные пони боялись даже думать. Путница опустила голову и прижала уши к голове, чтобы к ней, чего доброго, никто не пристал. Но очень вскоре она почувствовала, что пони на улицах становилось все больше и больше и постепенно толпа стала выталкивать её. Путница оказалась в каком-то темном уголочке, на который едва-едва проливала свой свет Луна. Дальше по дороге был тупик, но от дороги отходил проход на пару других улочек. Путница хотела было переждать толпу и вернуться на главную улицу, на которой, само собой, было более безопасно, когда почувствовала какое-то движение рядом с собой. Это не был пони. Во всяком случае, точно не обычный пони. Это что-то тихо скользило по земле, как кошка. Путница не успела обернуться, как вдруг что-то сильно схватило её за заднее копытце. Пони онемела от страха. Гладкое, неприятное, с парой шипов, касающихся кожи... Она попыталась скинуть его, потреся копытцем, но без результата. И никто не замечал её в этой темной подворотни. Враг уже стал сдавливать копыто бедняжки, но тут послышался неприятный звук и Элеонора почувствовала, что её нога стала свободной. Рядом с ней она увидала непонятный обрубок черного растения, похожего на лиану, но черную и с яркими бирюзовыми шипами. Путница удивленно подняла взгляд и заметила жеребца. Он был худой и едва стоял на ногах. Во рту у него был кинжал, с которого капала непонятная жидкость.
- Хех... Старина Дефф ещё способен справиться с чертовыми пландерсидами!
Жеребец ухмыльнулся и поднял взгляд на кобылку. Лицо его как-то сразу преобразилось. Оно казалось Элеонора странно знакомым, но она не могла вспомнить.
- Год назад. На главной улице. Я пытался обворовать тебя. Не было денег. Подарок для... неё.
Оттрапортавал пегас и уселся на круп. Кобылке стало жаль его. Неужели из-за неё он довел себя до такого состояния? Бедняжка едва стоял на копытах. Она хотела что-то сказать ему, но тут кинул на неё какой-то враждебный взгляд и скрывался в темноте, прихватив с собой нож. Путница растерялась. Неужели у неё появился новый враг?
***
- Моя дорогая Путница! Это не то, конечно, место, где обитают чудесные платья и миленькие зеркальца, но чем смогу, тем помогу! Сейчас мы сделаем из тебя красотку! Как никак не каждый день на свидания приглашают, ага? И кто же этот счастливец? Молчишь! Ах, ну что за скромная леди!
Антиквар радостно ворковал что-то в темном уголке лавки, пока Путница смущенно мялась в уголке. Она вновь наткнулась на эту загадочную лавку и вновь совершенно случайно, но Антиквар рад был её прибытию. Как ни странно этот загадочный пони помнил её. И весьма радужно принял. К Путнице он относился по-особому. То ли потому что она была Майпа, то ли просто потому что к нему редко заходили гости. Вскоре в сторону кобылки полетели самые замысловатые платья. А ещё рядом бухнулось зеркальце, в котором Антиквар сразу же приказал не смотреть, пояснив, что, мол, там отражается твоя судьба, а её знать единорожке совсем не обязательно. Элеонора успела перемерить уже кучу платьев, когда она увидела его... Оно было одновременном и каким-то чарующим, кокетливым, и страстным, и пикантным. Единорожка сразу же подхватила его магией и потащила для примерки.

платье

http://pre01.deviantart.net/a648/th/pre/f/2012/094/8/3/gala_dress__slash_fan_by_celestialess-d4u5s4d.png

- Превосходно, моя дорогая! Ваш кавалер точно будет в восторге от этого платья! Только... на улицах его здешних не носите. Мало ли какие жеребцы бывают... Вдруг не устоят.
Посоветовал Антиквар. Кобылка радостно кивнула и свернула платье, положив себе на спину. Она была невероятно довольной и радостной. Кобылка была готова разообнимать таинственного пони, только тот сразу же стал отнекиваться и говорить, что это его работа. Денег таинственный пони тоже не взял.
===>Понивилль. Окраины города. Белохвостая роща

0

3

Дом Повелителя Времени

Небольшая серая крыса выскочила из коллектора, задрала вверх мордочку, обернулась и недовольно фыркнула - сквозь решетку на нее смотрела пара горящих зеленым огнем глаз. Сегодня рыжий почти догнал ее, но ничего - совсем скоро он поймет, кто на этой улице прирожденный охотник. Крыса выгнула спину, и гордо попрыгала в направлении стоящего на другой стороне улицы ресторана. Сегодня к привычному запаху, заполняющему воздух района добавился манящий аромат печеного яблока, а значит день удался на славу - осталось всего лишь забрать свою законную добычу. Выскочив на мостовую, она ловко прошмыгнула между колесами спешащей куда-то повозки, запрыгнула на бордюр и, на миг остановившись перед закрытой дверью, вскарабкалась по деревянной опоре на флаг, гордо украшающий вывеску "Подсолнечные обеды". Поток волшебного запаха еды снова вырвался из окна. Крыса взвизгнула, перехватила чешуйчатым хвостом флагшток и, раскачавшись, юркнула внутрь.
- Официант! - жеребец грозно нахмурил брови и возмущенно продолжил. - Я тут уже полчаса сижу. Ко мне кто-нибудь вообще собирается подойти?!
Подозрительная компания, сидящая в углу настороженно замерла и недобро переглянулась между собой. Жеребец тяжело вздохнул и пробормотал.
- Ох, ну как же так... Ладно я сам!
Тайм встал и, отложив в сторону сумки с продуктами, сделал решительный шаг в сторону барной стойки.
Под копытом что-то взвизгнуло.

0

4

Крыса взвизгнула и, повинуясь инстинкту самосохранения метнулась в сторону. Когти заскребли по полу, но придавленный к полу грузным жеребцом хвост не дал ей убежать далеко. Животное жалостно запищало и, сжавшись в пружину, бросилась со всей своей яростью на врага, впившись зубами в то единственное, до чего смогла добраться.
Тернер пару раз неловко моргнул, и поднес к морде копыто, с болтающейся на нем крысой.
- Ох ты, бедолага. - пробормотал жеребец, и аккуратно отцепив животное, поднес ее к морде. Крыса несколько раз дернулась в попытке вырваться, замерла и, пару раз фыркнув, устремила свой взгляд в глаза улыбающегося Тайма Тернера . - О нет, дружок, со мной такие штуки не проходят. Вот, возьми печеньку.
Тайм порылся в кармане и достал от туда кусок печенья, который он в свое время заботливо припас для своей подруги. К сожалению жеребца, от Дерпи уже давно ничего не было никаких новостей и его подарок зачерствел и немало раскрошился.
- Так-то лучше. - жеребец посмотрел в глаза уплетающей за обе щеки печенье крысы, и аккуратно погладил ее по серой макушке головы. Крыса зашипела и взъерошила шерсть так, что стала походить на зажатую в копыте колючку.
- С животными сюда нельзя! - строгий голос разнесся по кафе, погрузив его в напряженное молчание. Где-то в районе барной стойки звякнула кружка, Тайм вздрогнул и поднял глаза на склонившегося над ним, внушительного вида, официанта.
- Простите? - Тайм еще раз посмотрел на крысу и недоуменно перевел взгляд на официанта.
- Селестия простит! Если Вы решили прийти сюда со своим животным, то будьте любезны заплатить штраф. - официант судорожно провел глазами по стенам заведения в попытке найти объявления с указанной суммой штрафа, но не найдя ничего замялся и, еще более грозным голосом, добавил. - С Вас десять битсов!
- Десять битсов? - Тайм неловко засмеялся, но осекшись под нацеленным на него суровым взглядом достал из кармана пригоршню монет. - Вот возьмите.
Официант сунул деньги в фартук, расплылся в улыбке и спросил:
- Не желаете ли кофе? У нас в меню есть особо крепкий вариант - специально для настоящих ценителей вкуса!
- Спасибо, не сегодня! - Тайм улыбнулся в ответ и посмотрел на пойманную крысу. - Я назову тебя Винни!

Кофейня "Затерянный во времени"

Отредактировано Doctor (2016-07-05 22:49:04)

0

5

<<<Салон красоты Алоэ и Лотос<<<
Разговор был окончен, так же закончилось время которое можно было тратить на отдых, теперь следовало заняться делами. Дав ответы лишь на некоторые вопросы и выйдя на улицу,можно было уже не беспокоится о том, что кобылка нагрянет с порцией новых. 
Пройдя довольно быстро от салона Алоэ и Лотос до улицы с магазинчиками, Тоур свернул в какую-то подворотню и очутился в месте которое сложно описать двумя словами. Перед ним оказалась довольно тёмная улица со старыми и мрачными домиками, вполне возможно, что в некоторых никто уже давно не живёт и вообще часть построек не используется, но кто же будет проверять каждый из них? Грязь, лужи слякоть, потоки воды стекающие по крышам, всё это на фоне не новых построек и почти отсутствующего здесь света, создавало мрачноватую и слегка пугающую атмосферу; не хватало для полного антуража разве что призраков и пары тройки грабителей. Местами можно было увидеть выложенные в самых грязных местах доски и камни, но встречалось это редко.
Пока единорог шёл к оговоренному с одним из своих знакомых месту, он уже опять успел слегка намокнуть и испачкаться, и это несмотря на довольно хорошо защищающий его плащ, этому способствовало огромное количество лужи грязи в данном месте, в отличие от главных улиц, обойти это всё порой не представлялось возможным; да в подобных местах как правило грязней и хуже чем на главных улицах, независимо от того Кантерлот это, небольшой городок или небольшое поселение состоящие из всего пары тройки улиц. Зная это, кузнец не тратил особых усилий на то, что бы обходить эти самые лужи, ведь пока их обходишь, чтобы не намокнуть, за это время в таком-то месте промокнеш ещё больше из-за дождя. Вот уже миновало несколько домиков и пара каких-то заведений, поворот, второй, третий и вот наконец то самое место. И вот через несколько шагов всё поменялось, даже запах стал другим, с ощущения сплошной сырости витавшей в воздухе, вдруг появились другие, какие-то неразборчивые запахи, суде по всему они шли из содержимого тех коробок которые были наставлены здесь. В этом месте явно было темней и суше чем на улице позади,  с крыш стекало меньше воды и они одновременно скрывали остатки света, которого в дождливую ночь, когда на небе не было видно ни единого его источника. Несмотря на погоду, и такое мрачно-унылое место, единорог пребывал в хорошем расположении духа после посещения салона, поэтому он смотрелся на всём этом фоне немного странновато, так как свернув ещё раз, зашагал довольно бодро,  не смотря на дождь, да и вдобавок предвкушая получить то, ради чего шёл сюда. —Ну наконец-то, почти добрался. Почти. Чуть чуть не считается, вот когда найду, тогда уже будет другое дело. А сейчас, главное не застрять тут до утра с поисками.
  Сделав ещё пару шагов, кузнец  воспользовался магией, что бы осветить себе пространство. слева вдоль стены, расположились сложенные в нескольких местах сложенные ящики, некоторые по всей видимости стояли там очень давно, так как просто вросли в землю, и местами напрочь сгнили, да и вообще непонятно, как некоторые держали на себе какой-то вес, с учётом того, что дыр в них было предостаточно. Справа на большей части стены ничего не было, но через несколько метров, опять были ящики и несколько бочек, с каким-то мусором и пара вёдер. Расстояние расположившимися слева ящиками, бочками и ящиками справа, позволяло с большим трудом там протиснуться, но оно всё же было. Осмотревшись внимательно, единорог направил свет на нижние ящики, и начал выискивать в них свежие отверстия, нужно было найти те, что появились относительно недавно. Не решившись трогать нижние ящики, так как прикасаться к ним было опасно,  они могли просто рассыпаться и в результате обвалились бы те, что сверху, а приятного в этом мало. Через примерно пятнадцать минут, осмотр левой стены был закончен. Ещё несколько минут ушло на осмотр бочек, вёдер и нескольких ящиков, всё это было переставлено, бочки были буквально перевёрнуты, содержимое было сначала вывалено из одной в другую, бочка была переставлена, потом наоборот, затем содержимое было вывалено из вёдер, и только после этого Тоур протиснулся сквозь небольшой промежуток. Это была глупая затея, иначе сказать нельзя. Не успел жеребец пролезть, как послышался треск и грохот, поняв, что происходит, Тоур тут же ломанулся вперёд, и за ним образовался завал из ящиков, который рос подобно лавине, и вот проход который только что был, уже был завален ящиками, а выйти не переломав копыта в этом бардаке, представлялось маловероятным. — Нда, ну я и идиот! И какого меня понесло сюда? Надо ведь было просто переставить их позади себя, а не ставить туда же! — Выдохнув с разочарованием, он повернулся и начал осматривать остальные ящики, осмотр был беглым, некоторые ящики были открыты, осмотрены и переставлены к правой стене. Поняв, что проку от этого мало, единорог  сконцентрировал свет исходивший от его рога, в сконцентрированный на одном месте луч, и тут же пожалел, что не сделал этого ранее, так как освещая таким образом  что-то, можно не только более хорошо осветить, но и не запутаться в том, где уже искал, а где нет.
Закончив "осмотр", единорог повернул направо, за угол, сделав пару шагов и оказался у стенки, под крышей здания. После этого, оставалось только повернуть ещё раз и оказаться в тупике, если там нету, того, что Тоур искал, тогда ему придётся внимательно осматривать всё здесь ещё раз или применять поисковое заклинание, которое может и не сработать, и потратить на поиск предмета, который он ни разу не видел, очень много сил. Оказавшись в тупике, единорог нервно дёрнул ухом несколько раз, поскольку процесс перетаскивания ящиков с места на место, уже порядком начинал надоедать. Но в итоге он несмотря на это, опять повторил процедуру поиска, и на сей раз, опять тщетно; это  начинало раздражать ещё больше, вдобавок, в воздухе витал запах гнили, который разбавлялся дождём и кучей других ароматов, и если бы не дождь, аромат здесь был бы ещё тот. Суммируя всё это, можно смело сказать, что обстановка была не из приятных, но Тоур давно усвоил урок, что если делая что-то, взбеситься из-за неудач и начать крушить всё подряд, то лучше от этого не станет, а совсем наоборот, даже несмотря на то, что некоторые говорят, мол якобы становится легче, но легче становится только после того, как сделаешь дело, доведёшь его до конца, а для этого, надо не рвать и метать, а спокойно делать своё дело, как бы оно не было ненавистно.  В целом и частности, оставалось только одно, искать! Да, это скучно, нудно, неинтересно, но когда надо просто, что-то делать, приходится делать, именно это и только это и оставалось. Ящики вскрывались, иногда из них вытряхивалось содержимое, ставились на другое место, опять вскрывались, ставились, и опять.
На какой-то момент из-за туч появилась луна, она осветила весь этот бардак, всё это нагромождение ящиков посреди которого сидел кузнец, и ту образовавшуюся дальше свалку, из сломанных опять же ящиков, из бочек, пары вёдер и какого-то мусора и ещё чего-то там непонятного. В добавок, это всё разбавлялось кучей следов от копыт, месивом в лужах, и ручьями воды, которым из-за образовавшейся свалки, было уже некуда стекать дальше,  и как итог, тут потихоньку начинало образовываться маленькое болото, не хватало только лягушек, хотя был тут один единорог, только он не квакал. В какой-то момент, после созерцания всего этого,  единорога  даже посетили мысли, о том, насколько хорошо прошёл сегодняшний день. — Нда, ну и дела, ну и бардак, а если я так ничего не найду, не хорошо будет, надо искать пока есть время. Ещё и дождь этот, вообщем получится, что я потратил время зря, только намок впустую. Как уж там говорят, наша жизнь то чёрная полоса, то белая? Хех, бред, ерунда это всё, разве что денёк и в буквальном смысле мрачноватый в плане погодки выдался.— В итоге всё как обычно, свелось, к тому, что надо просто, что-то делать, чем единорог опять и занялся...

+3

6

Дождик всё капал и капал. Крысы тихо делили кусочек сыра, который совсем недавно уволокли откуда - то. Вот уже почти решилась эта схватка, в которой явно побеждала серая крыса с тёмно - серой отметинкой. Или наоборот, Дискорд разберёт этих крыс. В подворотне было тихо, конечно, кто решит просто так, ночью, походить по довольно опасному участку Понивилля. Правильно, никто. Только если не по своей воле, кого - то или кто - то заведут сюда странные дороги, полные лишений, мерзопакостных и страшных вещей, на которые решится не каждый из живущих здесь. Тут было очень темно, даже свет Луны, которая яро пыталась осветить этот, забытый всеми участок городка, не попадал сюда и потому только редкие тени говорили о том, что тут не абсолютная темнота. Тишина. Тишина и пустота - вот постоянные гости этих улочек, в которых никто не бывает просто так. Хотя…
Резкая вспышка света. Чёрно - белый взрыв, но без ударной волмы, вспыхнул и в тот же миг погас, оставив такого же чёрно - белого единорога лежать посреди улочки и медленно промокать. Чоп попытался открыть глаза. После пары таких “путешествий” он понял, что сонливость - побочный эффект перемещения с одного места пространства - времени в другое. Хотя, в этот раз он, видимо оказался в подземельях. Иначе такую темноту он никак не мог объяснить. Он зевнул. Вдруг жеребец заметил у себя перед носом серую крысу, которая вопросительно смотрела на него, видимо, не понимая, какая сила занесла единорога сюда. Кстати говоря, о силе. Чоп посмотрел себе за спину и облегченно вздохнул. Сумка со всем необходимым была на месте. Единорог потянулся, спугнув крысу, после чего привстал и оглянулся. Вопреки своим ожиданиям, оказался он не в подземных катакомбах или подземельях, а в каком - то переулке. Очень тёмном переулке. С крысами. Хлестал дождь, который дополнял эту картину “безысходности и одиночества”. Чопу и правда было довольно одиноко в последнее время. Эта странная кобылка решила остаться… Остаться? Ну так пусть остаётся, он и сам со всем справится, наверное. Чоп привык к одиночеству, а ещё к домашнему уюту. И, хотя первого было просто предостаточно, но вот отсутствие второго давало о себе знать и было не очень без родного какао и тёплой кроватки.
Единорог, зевнув, встал и стал отряхиваться. Всё - таки, в каком бы он времени не оказался, грива сама о себе не позаботится. После небольшой чистки Чоп, ещё раз зевнув, стал двигаться к выходу из этих “тёмных катакомб”, как он успел их окрестить. Вдруг он почувствовал на себе какое - то покалывание. Оглянувшись, он никого не увидел, но это только ещё больше заставило биться сердце всё сильнее. Он повернулся и стал пытаться не обращать на это внимания, но тут…
- Аааааа! - заорал единорог и бросился со всех ног к выходу. Упавший комочек шерсти упал, держа в зубах кусок гривы жеребца. Сам же Чоп, внушив себе, что за ним гонится маньяк - психопат, с невероятной скоростью, которой позавидовал бы пегас, вылетел из тёмного угла и… Врезался в гору ящиков. На него посыпались всякие коробки, наполненные мусором и тому подобным бесполезным хламом. Постанывая, он начал выбираться из - под завала, про себя жалуясь на “матушку - судьбу” и свою неудачу. Злобно пискнув, серая крыса, которая и являлась тем самым “маньяком”, убежала в ближайшую норку, где благополучно скрылась.
В голове начало понемногу мутнеть. Чоп только выбрался из ящиков, как что - то резко стукнуло его по и так больной голове. В глазах появились искорки, а перед ним возник тёмный силуэт. Единорог покачнулся. Казалось, земля просто убегает прямо из под копыт пони. Не придумав ничего лучше, кроме как идти навстречу, Чоп направился к незнакомому силуэту, еле - еле перебирая копытами. Когда он подошёл, незнакомец попытался что - то спросить, но вопрос слился в один большой шум.
- Какой сейчас гоо… - Только и смог пробубнеть Чоп, прежде чем навалиться на незнакомца всем своим телом. В голове окончательно всё взорвалось и единорогу захотелось сейчас только одного - завалиться в кровать… Или куда - то вообще. Почувствовав под головой что - то мягкое, сознание успокоилось и спокойно улетучилось отдыхать…

+1

7

Если вы из числа тех, кто умеет обманывать, тогда вы знаете как обезопасить себя от этого самого обмана, а если вы из числа самых обычных пони, которые живут вдалеке от подобного и понятия не имеют о том, каким образом их могут обмануть, тогда шанс защититься от жулика будет маловат. Это вполне понятно, что бы чему-то противостоять, нужно знать, чему проивостоиш, нужно понимать, что это такое и что это из себя представляет, иначе придётся действовать наугад. Кузнец, будучи из числа тех,  кто сам скрывается от закона, прекрасно понимал как могут действовать те, с кем он заключил небольшую сделку и знал, что может быть попросту обманут. Конечно будучи таким единорогом, он предусмотрел множество вариантов, что бы не быть обманутым и что бы другой стороне было это так же выгодно, но предусмотреть всё невозможно, даже если вы стодесять раз перестрахуетесь, всё равно будет что-то что вы не предусмотрели.

Пока Тоур месил грязь, позади явилась и тут же погасла вспышка от телепортации. Решив, что его сдали со всеми потрохами, единорог буквально с прыжка развернулся в противоположную сторону, но в такой темноте ничего не увидел, поскольку "освещение" он уже выключил, а обнаруживать себя было бы просто неразумно. Поэтому единорог просто сделал пру шагов назад, полностью скрывшись в темноте, ведь там мог быть кто угодно. Акуратность, это хорошо, особенно когда устраиваешь такой бардак и просто отходишь в сторонку, что бы быть незамеченным кем-то. На самом деле, это Тоур отошёл даже не столько из-за аккуратности, осторожности или страха, а просто потому, что, да просто потому что отошёл, потому и отошёл, даже сам того не заметив. В итоге жеребец, перестал ломать мозг над тем, подставили его или нет, зря он потратил монеты или нет, найдёт он тут что-то или нет; он просто стал наблюдать за происходящим. Ждать чего-то долго не пришлось, сначала кто-то, кто по всей видимости приземлился не совсем удачно,  поднялся, и потопал почти наугад. Тут даже крутить башкой не пришлось, что бы понять что происходит, раздался дикий вопль, и мимо кузнеца прямо в гору ящиков полетел единорог, сказать что он побежал будет преувеличением, поскольку таких скоростей обычно достигают только пикирующие пегасы... в гору ящиков...Оставалось только проводить это летящее "Аааа!" взглядом, до кучи ещё более менее целых ящиков, целых до столкновения чёрным телепортирующимся в ночи истребителем ящиков. Ндааа, вот это скорость, позавидуешь, даже никаких телепортаций не надо. Хотя, что бег, что телепортация, у него я смотрю всё одинаково. А вообще удивительно, как он ещё и стену-то не проломил. Не успел Тоур толком удивиться тому, как такой бардак можно было устроить, как странный незнакомец начал подниматься среди всего этого бардака. Поднявшись , второй единорог двинулся "змейкой" в сторону кузнеца, видимо он умудрился в такой тьме увидеть его, хотя лучше бы он оставался лежать и не вскакивал, ибо попытка идти вперёд напоминала попытку малышей этому научиться. - И, что дальше? Физиономия жеребца искривилась с этой мыслью в гримасе одновременной усмешки, издёвки и любопытства предвкушающего что-то интересное, жеребец прикусил губу и скосил нижную челюсть набок  ожидании развязки, поглядывая на единорога слегка искоса. в конце концов, Тоур просто решил справоцировать события: "Ну пришёл ты, и что дальше? ".
Одно дело, когда вы просто наблюдаете, другое когда непосредственно участвуете, или стоите в тени, и другое когда вы пытаетесь поучаствовать или наоборот, но у вас ничего не выходит. Именно этот провал и произошёл, Единорог ожидал хоть какую-то реакцию, на свой вопрос от другого представителя своего вида, но, увы. Всё что произошло это странная фраза и падение прямо перед ним, да то, что странный тёмный единорог, явившийся после телепортации, и разгромивший лбом ящики со всего разгона, шатался и рухнул в какой-то момент, это было неудивительно. Но ведь не сразу же после вопроса который пролетел мимо его ушей,  и не прямо под ноги кузнецу ведь падать, будь-то прося о помощи!
"Интересно, интересно, он значит сказал "Какой сейчас гоо", год, или город. Какой... всё таки он говорил про год. Либо это результат столкновения с ящиками, либо это была не телепортация. Такое под силу только аликорнам и нескольким очень сильным единорогам, и-то с поправкой на то, что у них будет нужное заклинание и достаточно сил, на момент использования этого заклинания,  да и ничто не будет отвлекать. А может, что более вероятно, у него просто поехала крыша." — Обдумав произошедшее таким манером, Роур  повернулся в сторону, и в результате этого, голова жеребца, которая лежала у него на копытах, облакотившись на них этаким странным манером, шлёпнулась в грязь. Решив, что сперва надо куда-то деть бедолагу, кузнец положил его на пару ещё уцелевших ящиков, посетившую мысль о том, что бы привести его в чувство полив водичкой, он тут же благоразумно отбросил, и зашагал к месту его телепортации.
Через пару минут топтаний, на месте примерного появления незнакомца, был обнаружен странноватый камешек, который был закинут в походную сумку. Особо камушек Тоур не рассматривал, но вот  понять, что это не просто камушек, он сумел почти сразу,и благодаря этому не профукал кое что более ценное, чем то, что хотел здесь получить, а через ещё пару минут поисков ему подвернулась удача и он нашёл в одном из ящиков, под какой-то тряпкой, небольшую деревянную коробочку, приоткрыв её, кузнец слегка улыбнулся и закинул опять в походную сумку. После этаких поисков, оставалось только что-то сделать с непонятным экземпляром единорога; только вот, что с ним делать, было непонятно. Молодой жеребец , был без сознания и лежал на ящиках наполовину перепачканый в грязи. Кто, он откуда, что здесь делает, зачем прибыл и почему именно сюда, было непонятно,как и то куда его можно было деть. ведь если его оставить здесь, тогда явно ничего хорошего не будет, да и камушек который валялся в сумке, был интересен Туру, а тащить его к себе, было неочень хорошей идеей. С другой стороны, оставался ещё вариант, сбагрить его в больницу, и избавиться навязчивых вопросов по поводу того, в какой год он попал, а там уж наверняка ему втолкуют где в пространстве и где во времени он находится. Хм, где и где,  занимательный вопрос учитывая, что перемещение в одном векторе зачастую это и перемещение в другом, за редким исключением. Так конечно можно было сделать, но какой в этом был смысл, да и счего так поступать, в конце-то концов, это просто юнец который неудачно телепортировался.
Осмотрев жеребца, да, осмотрев блин, осмотр этот был весьма занимателен к слову говоря, и состоял из того, что его голову просто приподняли копытом, повертели с одного бока на другой и уронили на ящик. После этого безсознательное тело было перемещено на спину кузнеца и тот потопал наконец-то домой, оставалось надеяться, что по пути груз не будет слишком часто падать.
>>>Ссылка>>>

Отредактировано Tour (2019-11-24 22:03:46)

+1

8

Иногда мы заплываем слишком далеко, так что уже не в силах остановиться.
            Множество голосов хором раздавались в голове, постепенно сливаясь воедино.
Сверни с пути иль умри.
            Множество одинаковых изображений дрожали перед глазами, подернутые рябью, словно отражения на поверхности воды. Но и это приходило постепенно к порядку. Фокус медленно, но верно возвращался по мере моргания.
            Перед глазами было нечто алое. И темно-фиолетовое с серым.
Твоё тело сломано. Дух твой в нём заточен, — неожиданно четкий образ темного единорога предстал перед… кем она была? "А я вообще есть? И что такое это "Я"?" Он предстал перед Я и внимательно вглядывался в пустоту его… её глаз, — Ворвись в сознание и обуздай изменения.

"Я не остаюсь собой, но и не становлюсь кем-то другим"

            Звуки вокруг. Что-то ощущается всем нутром. Но непонятно, что именно. Словно голос, знакомый голос звучит одновременно и извне, и в самом сознании.
            А что такое сознание? Она вообще в сознании?
            Он говорил о сознании. Красные огни чужих глаз говорили о сознании.
            Ее собственное сознание говорило о сознании.

"Оно продолжает пытаться одолеть меня".

            Она была уверена, что Красные-Огни-Чужих-Глаз были лишь ее воображением. Были ею.

"Чем больше Оно даёт, тем меньше я ощущаю себя".

            Но кто она? Чьим сознанием оказались Красные-Огни-Чужих-Глаз? Что-то знакомое было в раздающихся из темноты голосов. Не просто знакомое, нечто родное. Свое.

"Оно кричит, но голос МОЙ".
            Можно ли потерять себя в себе же? Можно, она была уверена. У нее было НЕЧТО, способное провернуть нечто подобное. Оно кричало, имитируя ее крик. Оно кричало, имитируя ее крик, в ее же теле.

"Вопит моими устами, рвет моими копытами".
            Было ли оно ею? Она всегда будет это отрицать.
"Рвет моими когтями".
            Отрицать для самой себя обидную и ранящую истину. Действия более чем закономерны. Ей нужно оправдывать себя, чтобы двигаться дальше.
"Я вновь теряю себя!"
            Она будет просто кричать.
"Я не являюсь собой, но Я не меняюсь".
            Имитируя саму себя.
Я —  идеальная копия того, кем бы я ни была.

"— Я так хочу просто свободно вздохнуть".

            Недостаточно. Этого всегда будет недостаточно.
            Очередная ночь прошла. Свет озарил улицу и лежавшего посреди дороги пегаса. Вновь вода, вновь лужа, в которую он… она упала. А почему она упала? Возможно, она ответит на этот вопрос, как только поднимется. Медленно и постепенно, ощущая, как по левой половине лица стекает омерзительно-холодная грязная вода. Как по всему телу стекает дождевая вода, смешанная с грязью.
            “Скажи спасибо богиням, что не с кровью”.
            В голове прошелестел знакомый холодный голос и пегас содрогнулась, ощущая спазм. Словно само сознание отказывалось функционировать хоть сколько-нибудь верно.
Вот черт, — крылатое создание сплюнуло, ощущая привкус крови и желчи.
            Горло болело. Она снова кричала? Что она кричала? Зачем? Ей было больно? Наверное, поэтому она упала.

            Вульф Винг обратилась в очередной раз. Но вновь пыталась скрыться слишком долго, чтобы все прошло хорошо.
            По крайней мере, она постепенно приходила в себя. Постепенно осознавала саму себя, свои мысли, свою жизнь свои цели и недавние события.
            Но она все равно, кажется, о чем-то забыла. Но о чем?
            Ответ не заставил себя долго ждать.
Аяно! Я забыла, что она должна была… — должна была? Должна ли. Почему она действительно думала, что единорожка последует за ней? За чудовищем? — Я могу многое объяснить, — Но не это. Это было слишком для простой пони, — Я бы никого и никогда не ранила, я могу ей это объяснить!
            Действительно ли? В голове то и дело всплывали образы, навеянные Зверем. Образы, доставляющие дичайшее удовольствие воспаленному сознанию.
Это не я, Оно не ведает, что творит, но это не я.
            Кобылка сидела посреди темной улицы, обхватив голову копытами и испуганно бормоча явный бред. Мысли дразнили и раззадоривали Зверя внутри, который упивался собственной дикостью и жестокостью. Собственным безумием, в которое он старательно тянул пегаску. В безумную бездну, наполненную жестокостью и звериной злобой.
            Какой жалкий вид.

+1

9

Дом, просто дом ->

Снова она должна была бежать. Только этот раз Аяно не спасала свою жизнь. Хотя… в некотором роде, может, так и было. Без Вульф её жизнь снова станет пустой и бессмысленной. Пусть пегаска явно пригласила младшую последовать за собой, кто знает, сколько она сможет ждать. И может ли передумать. В конце концов, эта записка могла быть уловкой — просто чтобы сбить со следа назойливую единорожку, упорно преследующую пони, уже не знающую, как отвязаться от её компании. В такой вариант слабо верилось, однако беспокойные мысли не желали уходить, сменяя одна другую, пока невыспавшаяся школьница неслась по ещё пустым, но уже светлеющим улицам.
Догадка о том, что Вульф могла обмануть её, была куда хуже остальных сомнений, вместе взятых. Ведь это означало бы, что пегаска не хочет находиться в её компании не только сейчас, а, скорее всего, вообще никогда больше.
- Зачем я об этом думаю? Ещё ничего не известно.
Неся в душе ворох сомнений и подозрений, кобылка тем не менее продолжала бежать. Она должна добраться до места назначения, а там… Там будет видно.
- Вот она.
Аяно остановилась, увидев в отдалении одинокую серую фигуру. И фигура эта говорила сама с собой. Снова. В общем и в целом сцена напоминала ту, что происходила несколько часов назад, пусть и с некоторой разницей. Как говорится, найди десять отличий.
- И это с ней каждый раз так?
Тогда Вульф тем более нельзя оставлять одну. Несмотря на всю опасность скрывающегося в ней зверя, в такие моменты пегаска выглядела как никогда уязвимой. Нуждающейся в ком-то, кто прикрыл бы ей спину, а не бил в неё.
Ком-то, кто сейчас стоял за этой самой спиной. И невзирая на тщетность своих стараний, не собирался оставить попыток доказать, что заслуживает доверия. По крайней мере, доверия этой пони.
Единорожка не чувствовала усталости. Как будто не она неслась по улицам несколько минут, толком не отдохнув после предыдущего забега. Всё, что не касалось Вульф, казалось настолько неважным, как будто вовсе не существовало. Ни домов, ни улиц, ни неба, заметно посветлевшего под лучами солнца.
В этот раз кобылка предпочла сначала обозначить своё присутствие, и только потом приблизиться. Парикмахерша не была уверена в том, как пегаска отреагирует на её появление. Вряд ли бы Вульф хотела, чтобы кто-то видел её в таком состоянии.
- Но я уже.
Аяно успела увидеть и не такое. И принять. Ведь по сути всё это лишь одна из сторон, черт, обличий - называйте как хотите - той же пони, по отношению к которой Пониши не могла поступить иначе.
- Вульф. - голос единорожки не выражал каких-либо определённых эмоций. Как будто потрёпанная, разговаривающая посреди улицы сама с собой пегаска была чем-то обыденным. В общем-то, Аяно уже начала привыкать к подобному. Кобылка медленно приблизилась к Вульф, словно опасалась спугнуть её неосторожным движением или словом. Всё-таки поведение единорожки очень даже походило на преследование. Одна из тех жутких моделей поведения, которыми можно оттолкнуть кого угодно. Точно не то, что Аяно хотела бы показать серой пегаске. Только вот получилось, как получилось.
Кобылка остановилась в нескольких шагах от крылатой и села рядом, уставившись в пространство перед собой. Она не хотела смущать пегаску, но боковым зрением ловила малейшее её движение. На первый взгляд единорожка выглядела расслабленно — будто на самом деле вышла с подругой полюбоваться восходом солнца (да, прямо посреди улицы) — но внутри она была натянута, как струна, готовая реагировать на малейшие перемены в поведении сидящей рядом пони. Это было привычное для Пониши состояние, и знакомое напряжение лишь помогало сосредоточиться не только на самом важном - на Вульф - но и всё-таки немного на том, что происходило вокруг. Город ещё не проснулся, и вероятность того, что на улицах окажется кто-то, кто, как эти двое, вовсе не ложился спать, была мала. И всё же никогда не стоит терять бдительность.
По-прежнему глядя куда угодно, но не на пегаску, единорожка вслушивалась в её дыхание, пытаясь понять состояние крылатой.
- Надо бы выяснить наконец, могу ли я что-то сделать, когда это происходит.
Судя по всему, единственным пони, которому Вульф могла довериться, был Хосс. С которым они зачем-то разделились.
- Надеюсь, на то были веские причины.
Потому что в противном случае это просто безответственно. Пегаску парикмахерша не винила, да и не могла бы — её недовольство целиком и полностью обращалось к единорогу, бросившему спутницу на произвол судьбы. Да, возможно, она справлялась сама. Но всё равно на месте Хосса Аяно бы ни на минуту не согласилась оставить Вульф. И уж тем более не собиралась делать это на своём.
Только как об этом сказать, чтобы её не прогнали? Столь сильное желание защищать, заботиться о той, с которой она знакома всего ничего, не выглядело бы нормальным для обычных пони. В крайнем случае, это должно иметь под собой веское основание.
И оно было. Только это не относилось к тому, о чём Аяно была готова рассказать. Тогда как убедить недоверчивую пегаску поверить в искренность единорожки? В том, что, несмотря на некоторые странности (а на самом деле именно благодаря им), на неё можно положиться?
Можно сказать прямо. Это было бы быстро. Но Аяно сильно сомневалась, что пегаска поверит в её слова, какими бы красивыми и убедительными они ни были.
Можно доказать на деле. Но это было возможно только при условии, что единорожке уже достаточно верили. И… разве прошедшей ночью Аяно не сделала именно это? Она сказала бы — да. Только не факт, что мнение крылатой касательно этих событий окажется таким же.
- И всё-таки Вульф пошла со мной в дом, хотя спокойно могла уйти.
Воспоминание об этом дало кобылке немного… не то что бы уверенности, скорее - спокойствия. Необязательно, что у неё получится добиться доверия прямо сейчас, с первого раза. Достаточно того, что она знала: это всё-таки возможно.
Уже собравшись начать разговор, Аяно невольно усмехнулась. Всё это время она думала о недоверчивости Вульф так, будто пегаска была неправа и каждый раз, отказывая единорожке в доверии, допускала ошибку. Но ведь сама Пониши была ничем не лучше. Когда крылатая говорила ей уйти, это было продиктовано желанием защитить глупую кобылку. А та ведь тоже не поверила. И упрямо продолжала гнуть своё, в результате едва не приведя их к нежелательной развязке.
- Прости. - короткое слово далось не слишком просто. Может, именно потому что впервые не было продиктовано лицемерием.- Я сглупила.
Всё-таки осознавать, что из-за своей эмоциональной одержимости она чуть не погубила их обоих, было довольно неприятно. Но из них двоих Аяно имела право злиться только на себя.
- Я должна была понять, что, - твоё упрямство, - твоя настойчивость имеет под собой... веское основание.
- Но. - она по-прежнему не смотрела на пегаску, словно разговаривая с самой собой, но на одну секунду в голосе единорожки будто из ниоткуда появилось то самое упрямство, явственно прозвучавшее в одном-единственном слове и так же внезапно потонувшее в мягком тоне последующих.
- Но смотри, ничего страшного не случилось. Всё хорошо, Вульф.
Хоть и не идеально. Но это уже не вина крылатой.
Аяно наконец повернула голову, вглядываясь в мордочку пегаски. И спустя несколько секунд задала, возможно, слишком прямой вопрос:
- Что ты собираешься делать сейчас?
- Я пойму, если ответом будет "отвязаться от тебя наконец" или что-нибудь в этом духе. Но я хочу убедиться, что, когда ты останешься одна, ты будешь в порядке.
Хотя была ли Вульф когда-нибудь в по-настоящему в порядке?

+1

10

Действительно ли во всех бедах была виновата "злобная" животная сущность, которая гулко посмеивалась где-то в глубине сознания, или все же это лишь больное воображение не такого уж и доброго пегаса? Была ли эта вторая суть, на которую так пеняла Вульф или это была самая Вульф, прикрывающаяся чужой личиной?
Волк всегда был жестоким ублюдком. Он был воплощением голода и жажды исключительной победы с последующим полным поражением противника. Бесконечный голод воем тысячи волков гудел в ушах, все еще не позволяя Зверю отступать.
"Он кричит моими устами, рвет моими копытами"
Но все же, как долго будет продолжаться эта погоня друг за другом? Сколь протяженной будет эта игра в имитацию? Имитацию самой себя.
"Рвет моими когтями"
Чем дольше длится погоня за собственным хвостом, тем сложнее будет противостоять безумию, сложнее будет отринуть отрицание. Сложнее будет прийти к принятию.

Возможно, истина всегда лежала в принятии.

Вульф.
Голос единорожки, Аяно, заставил пегаску вздрогнуть. Неясно было, от неожиданности или от того, сколь ледяным он казался. Это иррациональное в данной ситуации спокойствие внушало опасение. Впрочем, об опасениях стоило говорить явно не Вульф.
Приход единорожки казался чем-то удивительным и даже немного нереальным. Ощущение иллюзорности происходящего подпитывало и гудение в ещё не все осознавшей голове. Словно во сне, Вульф не могла сказать ни как она здесь оказалась, ни где это "здесь". Она смутно помнила события прошедшей ночи, хотя воспоминания постепенно обрабатывались сознанием.
Как же краток был день, и сколь длинным он казался из-за происходящих в нём событий. Сегодня Вульф успела и познакомиться, и рассориться с новыми пони, и даже раскрыть себя перед ними. Ну, как минимум, перед одной из них.
Прости. Я сглупила.
Волчи пожала крыльями, сперва не совсем разобрав, в чем именно сглупила Аяно, а затем и вовсе махнула копытом.
Да ладно. Ничего страшного же, — она понимала, что любой другой исход мог повести за собой не одну загубленную жизнь, ведь ликантропию нельзя излечить, испив чьей-то крови.
Но смотри, ничего страшного не случилось. Всё хорошо, Вульф.
И правда, — она бессовестно лгала, прокручивая в голове вероятные последствия прошедшей ночи, — По итогу же никто не пострадал, — в голове невольно всплыло мрачное "пока что", и кобылка нервно сглотнула, — Это действительно хорошо. И, эй, — Вульф ободряюще слегка толкнула кобылку крылом в бок и улыбнулась, — Ты довольно быстро бегаешь!
Было бы здорово отмотать события прошлой ночи, скрыться с глаз единорожки до проклятого обращения. Чтобы она не видела. Чтобы вообще никто не видел.
Было интересно, что думает сейчас эта темная кобылка, которая, казалось, чувствует себя не слишком ловко. Впрочем, сидя рядом с когтистой и клыкастой тварью, немудрено занервничать. Наверное, любой другой пони на её месте предпринял бы попытку позвать стражу или хоть как-то разобраться с чудовищем, но… Аяно не спешила никому докладывать. Напротив, она пришла сюда, к Вульф, и просто пытается вести с ней диалог.
Что-то в ней было странное. Но, тем не менее, она нравилась пегаске. Единорожка казалась отважным юным героем, который стремится найти что-то хорошее в любом лесном чудище. Возможно, Вульф могла бы стать её другом. Чтобы защитить от тех чудовищ, что окажутся куда опаснее самой Вульф.
Что ты собираешься делать сейчас?
"Нужно устранить свидетелей", — голос в голове, похожий на смесь голосов Хосса и самой Вульф, проговорил это так буднично и с таким цинизмом, что у пегаски встала дыбом шерсть на загривке.
Вульф склонила голову и посмотрела на кобылку.
Наверное, сначала мне стоит обо всем рассказать, да? — глупый вопрос. Логично, что единорожка ждет хоть каких-то объяснений, — В конце-концов, я тебя обманула там, в салоне, — Вульф дернула ухом, пытаясь воссоздать прошедшие события в голове, — Хотя и не совсем. Я действительно больна. Ну, или проклята. Это называется "ликантропия". И, насколько бы ни было мое имя ироничным в этом плане, я, Вульф Винг, по ночам обращаюсь в…  крылатого, Дискорд его дери, волка, — Волчи усмехнулась, понимая, насколько же нелепо в таком случае звучит её имя.
Этого всегда было недостаточно. Но она сама мало что понимала во всех этих магических хитросплетениях, которыми обычно занимаются единороги. Вся эта магическая теория не слишком волновала кобылку, так что она решила опустить диагностические подробности. Впрочем, если бы Аяно захотела изучить вопрос подробнее, у пегаски всегда был под копытом походный журнал с записями Хосса.
Знаю, ты бы хотела узнать гораздо больше, — кобылка нервно дернула ухом, чувствуя себя неловко. Ей ещё не приходилось вот так всю свою подноготную высказывать, — но, честно говоря, я тоже. Потому я и держу путь в Кантерлот. Там должно быть что-то важное. Хоть что-то, что поможет мне выжить.
Вздохнув, Вульф мотнула головой, отгоняя сонливость. Она не спала уже довольно долго. Как, впрочем, и её новоиспеченная приятельница.
И я пойму, если ты не захочешь оставаться со мной, — осторожно добавила она.
Она задержала дыхание, вслушиваясь в реакцию кобылки, искоса поглядывая на неё, чтобы предугадать ответ. Но затем просто расслабленно уставилась на восход и вяло улыбнулась.
Солнце… красивое, — пробормотала пегаска, стирая остатки грязи с лица.

+1

11

- Да, конечно. Ничего страшного.
На самом деле страшно было. Поначалу. Единорожка всё ещё не могла понять (или принять?) этот факт. На самом деле нельзя сказать, чтобы за свою относительно недолгую жизнь Аяно никогда не чувствовала страха. Но то, что юная кобылка испытала несколько часов назад, было другим. Это чувство поглощало, сметало на своём пути всё: смелость, выдержку, остатки разума; оно шло из самых глубин существа. Даже при том, что впоследствии единорожка смогла справиться с ним, взять себя в копыта, одно воспоминание об этом состоянии вызывало у школьницы ощущение ледяных игл в груди.
- Не стоит об этом вспоминать.
По крайней мере сейчас, когда она всеми силами старается показать пегаске, что примет её любой. Даже если чувство, вызываемое одним видом зверя, неизбежно. В то же время кобылка опасалась, что любой намёк на страх убедил бы Вульф в обратном. В том, что Аяно лицемерка. Или, в лучшем случае, просто храбрится — сейчас, при свете солнца. А с наступлением сумерек снова убежит, поджав хвост.
— По итогу же никто не пострадал, - в этот момент Аяно не смотрела на пегаску, но слова крылатой и заставили её отвести взгляд ещё дальше в сторону.
- Ну...
За всё время, пока единорожка добиралась сюда, она не возвращалась мыслями к Тоуру. При одном воспоминании о мини-холмике из одеяла, под которым осталось покоиться (к счастью, не с миром) живое и почти невредимое тело единорога, кобылку настигли сомнения по поводу правильности её действий. Всё-таки кузнец стал свидетелем чего-то, о чём явно не стоило распространяться. Если бы они остались у него и обо всём поговорили, Аяно была бы спокойна на этот счёт. Но Тоур очнётся в пустом доме, среди беспорядка, частично устроенного гостями, которых уже и след простыл. Что он подумает? И, что гораздо важнее, сделает?
Возможно, единорожка поступила не совсем верно. Вот только в каком моменте: в том, когда бросила бессознательного пони, или в том, когда вообще оставила его в живых?
- Не стоит об этом так думать. - упрямо, но не очень-то уверенно Аяно повторила про себя заезженную фразу.
Если бы дело касалось только Пониши, ладно, она бы как-нибудь пережила. Даже если бы последствия оказались серьёзными. Любая расплата казалась незначительной в свете того, что она успела натворить гораздо раньше. Плата за собственные ошибки, пусть и запоздалая, пусть и не очевидная для остальных — разве это не то, что должно происходить, чтобы жизнь была хоть чуточку справедливой?
Справедливой?
Риоба. Её судили за чужие преступления, но это не значит, что она была абсолютно невиновна. И всё-таки, если бы Аяно не оплошала, этого бы не произошло.
Если бы её дела касались только её одной. Но это никогда не было так.
Сейчас, например, дело касалось и Вульф. Её безопасности и, скорее всего, жизни.
Аяно не собиралась позволить пегаске пострадать из-за неё. Даже если это значит, что ей придётся взяться за старое. Хотя это уже не будет так просто. Те правила, которые единорожка выстраивала, пытаясь оградить окружающих от самой себя, пытаясь не замарать себя ещё больше, даже если это казалось невозможным…  Одним своим появлением Вульф заставила эту систему пошатнуться, и теперь она трещала по швам. Но пока ещё пыталась выстоять.
- Потому что если посмотреть с другой стороны…
Парикмахерша ведь тоже была своего рода свидетелем. Как и Тоур, увидела то, чего не должна была. И пегаска не стала её устранять. Хотя для этого было много возможностей. Мысленно Аяно снова вернулась к тому эпизоду, когда они бежали по тёмным улицам. Может, в самом начале и было что-то такое, но и всё. Это было похоже на импульсивный порыв, о котором потом можно пожалеть. Может, он и вовсе не принадлежал Вульф.
Исходя из действий пегаски, кобылка склонялась к мысли, что старшая явно не одобрит радикальный способ решения проблемы. Тем более пока неизвестно, возникнет ли она вообще. Наверное, поведение Вульф не так сильно отходило от принципа "не навреди", который Пониши установила сама для себя. Стало быть, единорожке даже не придётся менять намеченного курса. Более того, в этом плане крылатая могла послужить в качестве хорошего примера для подражания. Примера, на который Аяно однозначно хотела бы равняться.
От неожиданного тычка в бок парикмахерша слегка покачнулась. Слова пегаски вызвали у неё столь же неожиданную для самой себя улыбку.
- Ох, это уже откровенная лесть.
- Но всё-таки не так хорошо, как ты, - кобылка вернула тычок, но предполагавшийся шутливым жест на деле оказался скорее осторожным касанием. Единорожка всё ещё опасалась, что даже простое прикосновение может вызвать у Вульф новый приступ боли. С другой стороны, поведение крылатой наводило на мысль о том, что ей уже лучше.
- Наверное, сначала мне стоит обо всем рассказать, да?
Вместо ответа Аяно тоже склонила голову.
- Вот так вот просто?
Впрочем, разве она против?
Хотя единорожка снова отвела взгляд в сторону, чтобы не смущать собеседницу и не сбивать её с мысли, она слушала очень внимательно. В конце концов правда была озвучена. Посреди улицы, среди пока ещё рассеянного света утра, своей целительной силой она развеивала тревоги и недомолвки, расставляла по местам все детали, уже не казавшиеся столь странными и бредовыми. Начни рассказывать об этом кто-нибудь другой, Аяно могла и не поверить. Но перед ней сидела Вульф. И слова серой пегаски, даже если бы не имели столь наглядного подкрепления, подвергнуться сомнению просто не могли.
И да, она хотела узнать больше. Стремление сопровождать пегаску в её путешествии никуда не делось — наоборот, только укрепилось. Если и была какая-то реальная проблема, так в том, как это желание осуществить.
Вульф мотнула головой, заставив младшую снова повернуться к ней.
- И я пойму, если ты не захочешь оставаться со мной.
Аяно растерянно моргнула и внимательнее всмотрелась в лицо пегаски. Должно быть, она неверно поняла, но... Фраза звучала так, словно участие единорожки в этом… деле всё ещё подразумевалось. То есть после всего ей не говорят о том, что юной кобылке не стоит оставаться рядом со зверем, что это опасно и тому подобное. Напротив, Вульф, казалось, склонялась к мысли, что её спутница сама уже ищет благовидный предлог отделаться от нежелательной компании. Только это вовсе не радовало крылатую. Как будто…
- Ты хочешь, чтобы я поехала с тобой?
Даже теперь задавать этот вопрос вслух было страшно. Всё равно как давать Вульф возможность передумать в последний момент. Аяно казалось, что она поступает нечестно по отношению к пегаске, лишая её такого шанса, но с другой стороны — не за это ли кобылка боролась всё это время?
Вульф ждала ответа. Важного для неё, судя по тому, как она замерла, даже, кажется, перестав дышать. Это всё ещё не выглядело правильным: предполагалось, что единорожка, а не пегаска, сейчас должна напряжённо ждать решения собеседницы.
- Когда мы успели поменяться местами?
Впрочем, крылатая почти сразу прервала паузу, обратив уставшую мордочку к лучам.
- Солнце… красивое.
- Красивое. - согласилась единорожка, тоже устремив взгляд на огненный диск. От недосыпа свет не слишком-то хорошо действовал на глаза, поэтому она наполовину прикрыла веки, краем глаза наблюдая за тем, как пегаска стирает грязь с мордочки. Аяно пришлось подавить желание протянуть копыто, чтобы помочь ей - сейчас этот жест казался неуместным - и заставить себя сосредоточиться на заданном вопросе.
- Я понимаю, что это всё ещё выглядит странно, но…
- Своего решения я не изменила. - теперь, когда детали прояснились, уверенность в том, что она собирается делать и чего хочет, только окрепла. Кобылка вновь улыбнулась. - Ты думала, от меня так легко отвязаться?
Хотя надо отдать должное Вульф: усилий она приложила немало. В том, что единорожка сейчас сидит рядом с ней, есть, наверное, немалая доля везения. Но как бы там ни было, вопрос с поездкой они решили. Теперь нужно переходить к более насущным делам. Например, вернуться наконец в салон и объяснить хозяйкам, каким образом "я быстро догоню её и вернусь" растянулось на всю ночь.
Вспомнив о сёстрах, Аяно едва не хлопнула себя по лбу, но всё-таки поостереглась выказывать такие резкие перемены настроения. Но ведь она так и не предупредила хозяек о своём внезапном решении уехать. Которое ещё нужно было обосновать. Гораздо более простой и заманчивой выглядела перспектива по-тихому сбежать, никому ничего не объясняя. Но так дела не делаются. По крайней мере, кобылка должна была забрать (или уничтожить) свои немногочисленные пожитки, самым важным из которых являлся дневник. К сожалению, не тот, который школьный - из-за оценок единорожке не приходилось беспокоиться. Нет, тот самый дневник, хранивший ответы на вопросы давно закрытые и даже такие, которые вряд ли могли прийти кому-либо в голову. Ответы, которые никто не должен был знать.
Кобылка снова открыла глаза, выглядя теперь скорее сосредоточенной, нежели расслабленной.
- И всё-таки. - было неловко задавать один и то же вопрос ещё раз, даже если в этот раз в него вложен другой смысл. - До того как мы отправимся в Кантерлот, что ты будешь делать в Понивилле? - единорожка повернулась к Вульф, уже смелее глядя на неё, но всё ещё чувствуя остатки проходящего напряжения.
- Нужна ли…
- Нужна ли тебе моя помощь здесь? - выдала она прежде, чем страх запретил бы высказывать эту мысль вслух. Затем продолжила немного медленнее, изо всех сил стараясь не сбиться на скороговорку — Аяно не хотела оставлять пегаску даже ненадолго, и опасалась, что именно об этом Вульф может попросить её. - По крайней мере, я могу проводить тебя до гостиницы, - потому что ты явно не выглядишь как та, кому будет легко добираться куда-либо самостоятельно, - или ты можешь зайти к нам в салон, - кобылка слегка ковырнула копытом землю, - Алоэ и Лотос…
Она бы и рада броситься в приключения очертя голову, но реальность заставляла задумываться и о чём-то за их пределами: собраться, поставить в известность или даже отпроситься, попрощаться… О том, что очень легко может превратить подготовку к этому самому броску в нудную рутину.
- … наверняка беспокоятся за нас обеих. - насчёт Вульф единорожка не была полностью уверена, но ведь с чем (кем) ещё скорее всего связали бы её задержку?

+1


Вы здесь » My Little Pony: Equestrian Friendship » Торговый квартал » Темные подворотни