My Little Pony: Equestrian Friendship; С Днём Варенья, Ликвидатор!

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.



Царство снов

Сообщений 31 страница 58 из 58

1

[NIC]The Kingdom of Dreams[/NIC][AVA]http://sd.uploads.ru/t/WlqNz.png[/AVA][STA]All that we see or seem is but a dream within a dream[/STA]http://s9.uploads.ru/t/kSqZQ.png

Место, вмещающее в себя сотни и тысячи удивительных миров, создающихся и разрушающихся в зависимости от того, спит ли создавшее их сознание.
Мириады маленьких вселенных со своими короткими маленькими историями внутри.
Таково царство Луны. Ее вотчина.

Особые правила темы:

1. Правило о минимуме символов в сообщении в данном месте может быть отменено с согласия ГМ-состава.
2. Переход и покидание локации все равно необходимо прописывать. Путешествия вашего сознания - все же путешествия.
3. Последнее правило скорее является напоминанием: хоть в мире снов персонажу может присниться абсолютно все что угодно, "внезапные озарения" напрямую, скажем, от Иисуса Христа с требованием нести свет христианства по Эквестрии при попытке их исполнить в остальном игровом мире не будут встречены с юмором. Хотите странную сценку в виде сна - пожалуйста. Хотите обоснуй для того, чтобы творить непойми что - хорошенько подумайте и будьте готовы пояснять все это перед администрацией. А лучше, согласовывайте заранее. Приятных сновидений, поняши.

0

31

Завидев под собой некое "существо", которое оказалось - пони, по крайней мере ассоциировало себя с этим биологическим видом, дракон оступился и подпрыгнул, чтобы зависнуть над образом владелицы данной сферы сна. С одной стороны, хотелось упрекнуть страдалицу в том, что это она тут застилала всю поверхность. Уж точно не выйдет, в любой из временных отрезков, не стоять на ней. Особенно если гость не умеет летать. Благо Тэурус летать умел. Но тут был не тот случай... Давить, насаждать свою волю и уж тем более принижать чужое, повреждённое, сознание в мире осквернённого сна - не лучшее решение. Мыло ли какими сильными связными рядами или же страхами на прямую может ответить разум пони?
- Доброй ночи, маленькая пони, - поприветствовал дракон странную и плоскую "поверхность".
Что более важно, Чешуйчатый намеренно использовал понятие ночи, а так же сопоставлял бескрайние просторы этого мира с небольшим размером, кой присущ кобылке.
- Я смотрю... Вы слегка рассыпались... - заметил Тэурус, пытаясь понять масштабы трагедии.
В метафорике Старсвирла, Дракон пытался припомнить, с чем может быть связано подобное состояние Имени. То есть, рочему реальность снов нарекла данную проблему раздробленной и почему она такая плоская. Ближайшим по терминологии ответом было Сильнейшее давление и Разбитое состояние, приводящее, к примеру, к растрескиванию стекла или сильному размазыванию джема на бутерброде. 
- Вам бы стоило собраться. Это ваши работы в швейном деле? Мне кажется, вы можете лучше, ведь цвета подобраны не плохо, да и пуговицы вполне в тон отстрочки, - постарался польстить дракон, повидавший страшных нарядов что дарили принцессе Луне на Коронацию. На все коронации...
- Если вы не против, мы бы могли вместе сесть и посмотреть, что у вас тут получилось?

0

32

"По крайней мере, потоки отчасти материальны. Любой сантехник, будь он здесь предложил бы заткнуть эту воронку одним из парящих островов, но откуда же ему, сантехнику, тут взяться?" - жеребец восхитился своей проницательности снова уселся на край обрыва и задумчиво поглядел на отвертку. "Увы, мой старый друг, тут нужно нечто большее... Что же ты такая грязная?" Слизь, обволакивающая инструмент шевельнулась и неуверенно поползла в сторону копыта.
- Ооо..., - протянул жеребец и, после тщетной попытки стряхнуть слизь парой энергичных взмахов, просто вытер отвертку о поросший мхом камень.
Потревоженный вмешательством, поток успокоился и по-прежнему мерно устремлялся в центр воронки, закручиваясь с другими такими же в единую, непреодолимую силу. Время замедлило свой ход - в этом пустом, наполненным тихими шепотами мире, каждая прожитая минута казалась вечностью. "Такая же черная жижа была в Университете. Что это за потоки? Множество кусков, собранных по крупицам из жителей Эквестрии соединяются воедино, насыщая того кто этим пытается там - в вихре? Или наоборот - они аккумулируются в этом мире, соединяются и через воронку выплескиваются в реальный мир?". Жеребец зевнул. Черные полосы, испещрившие небо, словно шрамы лицо неведомого гиганта, терялись в бесконечности, переплетаясь друг с другом причудливыми узорами.
- Итак! - жеребец вскочил, взъерошил гриву и твердой походкой пошел по краю острова. - Есть только один способ узнать, что находится на другой стороне червоточины! Вот оно! Один коричневый жеребец стоит легиона теней и всех их темных планов! Allons-y!!!
Так и не закончив свой клич, он сделал шаг назад и, оттолкнувшись копытами от земли устремился вниз - в самый центр темного вихря.

0

33

Квест "Зов Древних", пост №204

Олдрик
В причудливом течении времени трудно было понять, как быстро или медленно оно идёт. Но в конце концов, посреди пустоты, кентавтр, облачившись в свой привычный облик, смог расслышать едва различимый шёпот тёмного божества. Мягкий, приятный, но такой холодный и отчужденный голос. Вне всякого сомнения, присутствие Никты в этом чёрном храме было сильным, хоть и незримым. Она тихо, почти что в голове Олдрика, говорила:
- ...Из бездны. Холодные огни запределья приветствуют тебя... Неисповедимы пути тьмы, и тайнами пропитаны тропы, по которым бродит ветер меж миров... Узнай и прозрей, познай и смирись... Ужас гложет кости мира. Ночь - порождение первозданного Мрака, его отголосок. Когда не было ничего, была лишь пустота. А до пустоты... были мы.
Божество замолчало, и в этот момент Веретено Кошмаров словно бы ожило, начав прясть свои кошмарные нити. Кошмары не рождались из него, для своего чудовищного полотна Никта использовала тьму, что роилась вокруг. Сам храм, лианы, джунгли мрака, болота жидкой тьмы - использовались, чтобы Тень Извне вышивала из этого нечто странное. Теневое существо, постепенно обретающее форму пони. В конце концов, для кентавра стало очевидно, что тем самым Древняя создала свой физический облик, и тогда у чёрного силуэта зажглись два жёлтых, пугающих глаза. Никта никогда не говорила никак иначе, кроме как шёпотом. Вот и сейчас, даже получив тело, сущность продолжала лишь шептать на грани слуха.
- Значения не имеет иное. Другие - они другие. Ответов нет, правда, ложь - одна вода, сущее - пыль на ветру, богатства - ржавая шелуха минувших дней, нет достоинства в отречении, как нет и смысла в палитре чувств. Они лишь корм для червей, у мрака нет иного предназначения. Первозданная Тьма истощилась - её лишь отголосок вне светил. Но мрак живёт в каждой душе, и суть ему кошмар, облачённый в тень. Тени принадлежат мне. Не жатва... не захват, и не аннексия. Возвращение - того, что должно быть во тьме за гранью. Ужимки чувств, палитра гаснет. Как меркнет и надежды свет. О тьме веков не сложат басни - конец эмоций, страха нет.
Слова Никты были довольно запутанными, хоть и отдавали некой поэтичностью. Если Олдрик правильно понял - Тень Извне жаждала вернуть себе страхи и кошмары живущих, так как считала их своей собственностью, способной вернуть величие первозданного мрака за гранью. Побочным эффектом этого действия выступило бы эмоциональное выгорание подвергшихся воздействию душ. Мир без страхов был бы миром без чувств.

Teurus
"Маленькая" пони явно была сильно смущена и подавлена. При одном только упоминании о её таланте, кобылка интуитивно сжалась, заставив поле из тканей зашевелиться. Теурус понял, что почти наверняка попал в точку - работа в сфере дизайна и моды всегда связна с сильным давлением, и не всем модельерам удается пережить это без последствий. Вполне возможно, что страхи кобылки проистекают не из детства, а уже из взрослого периода карьерного самоопределения. Об этом говорили также и огромные размеры двухмерной пони. Да, всё-таки, не все сны и кошмары были простыми для анализа. Если бы не общение с Ночной Принцессой, дракону пришлось бы гораздо дольше искать подход к обитательнице этой сферы снов. Огромная пони захлопала глазками, как-то легла по-странному, и снова заговорила:
- Я... знаете, это ведь сон, да? У меня бывает такое, что иногда я осознаю, что сплю. Обычно это меня пугало, так как я не знала попросту, что делать, и сколько времени на самом деле прошло. Но сейчас... я почему-то совсем не хочу просыпаться. Совсем. Мне... комфортно тут, как ни странно. Это ведь должен был быть кошмар. Но мне не так плохо здесь, как там. Здесь я хотя бы... сама с собой. Я не хочу обсуждать свои наряды, извините. Они и в реальном мире не совсем... достойные.
И вот уже из этих слов стало ясно, что всё было ещё сложнее. Заложник кошмара явно был рад ему. Стокгольмский синдром?

Doctor
К счастью Доктора, с его инструментом всё оказалось в порядке. Повинуясь порыву нестандартного мышления, жеребец сиганул в бездну, намереваясь пересечь червоточину внизу. Полёт был долгим - казалось, что за это время можно было прожить не меньше одной смертной жизни. Хотя чёрная дыра всегда была перед глазами. Док явно бы заскучал, если бы в процессе падения ему на встречу не попались взлетающие наверх обычные, светлые сферы снов. Эти сферы явно проникали сюда из той червоточины, что была левее. Как оказалось, чёрных дыр было две. С такого расстояния Тайм Тёрнер мог их детально разглядеть. Одна из них была "рабочей", через неё из реального мира в мир снов проникали сферы сновидений, поднимались наверх, к острову, очернялись и изливали тьму вниз. Жидкие потоки тьмы также падали именно в эту червоточину - и проникая в реальный мир, превращались в беспросветный, всепоглощающий мрак. Это был замкнутый круг - чем больше тьмы проникало в мир, тем больше становилось пятно вечной ночи над Мэйнхэттаном, а чем сильнее Ночь Никты была в реальном мире - тем больше снов попадало сюда и очернялось, генерируя тьму. Вторая же чёрная дыра на поверку оказалась белой - в том плане, что через неё наоборот, ничто не могло пройти. И она, из какого-то неведомого измерения, могла только выбрасывать в мир снов предметы. Сейчас "белая" дыра была абсолютно спокойной. Скорее всего, она вела в родное измерение Древних, и именно через него Никта начала заражать мир пони и мир снов.
Перед Доктором сейчас, однако, встала вполне очевидная проблема. Если он продолжит падение - то неминуемо будет захвачен активной червоточиной, и его выбросит в реальный мир. Хотелось надеяться, что жеребец просто проснётся в университете в таком случае - но кто знает?

[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[NIC]Nicta[/NIC]

0

34

- Видинье – лишь трафарет нашего разума. Субъективный. Не совершенный.  Но кентавры видели все иначе. – Олдрик взмахнул рукой будто, отгоняя от себя мягкий шепот божества и надолго замолк. Тщательно обдумывал все то, что собирался сейчас стройными рядам прерывистых слов явить перед хозяйкой этого места.
Он привык к познанию, к тихому и тщательному выслушиванию чужих истин. К вечному поиску Знания и Истины, в самых возвышенных их значениях. Пусть сами по себе они и не привлекали его внимания – важен был только путь, акт рождения. Истины, знания…. Спора. Олдрик никогда и ничего просто так не принимал на веру, пусть она и была важной частью его мироздания. И никогда не боялся вгрызаться в чужие слова и уточнять неясные моменты.
- Изначально существовала только Нюкта. Первозданная Ночь, одинокая часть Тьмы, не имеющая смысла существования. По ее воле и из ее лона были созданы прочие дети. Несущие свое начало из Мрака и истощающие его. Ни имен, ни ликов. Концепции сна, бодрствования, дня и ночи. Суть старения, боли и страстей. Они же стали засеянными семенами всего сущего. Так, Тьма стала неотъемлемой частью мира. Разрозненной, но могучей.
Олдрик наклонился, пальцами выуживая у себя из-под копыт крохотную каплю беспокойно текущей вокруг тьмы. Крохотная и ничтожная, она едва была замета на крупной ладони кентавра. Маленький кусочек потустороннего холода, раздражающего надуманную плоть.
- Решения субъективны. Продиктованы верой в собственный миф... Могу улучшить. – Вирд коротко фыркнул, забавляясь собственной последней фразой и напрямую обратился к стоящему перед ним образу богини. Он вытянул в ее сторону свободную руку, указывая на два желтых провала глаз.
- Зрение доступно, имеется возможность видеть. Но не изъяны. Ты говоришь, что все страсти живых пусты и негодны. Но сама признаешь, что они являются пищей для Мрака. Смысл. Являющийся разным для нас.
Тьма была колыбелью. Источником. Не существующим сейчас: изменяется даже Бог, мир исполнен сплошных измен. Неизменным не способна оставаться ни одна концепция, даже существующая изначально. Подвержена ли ты изменениям?  Подвержен ли изменению первозданный мрак?.. Мать во время беременности переносит множество лишений: выпадение волос, зубов, потеря тонуса организма, обострение заболеваний. Создание через разрушение. Бесповоротное изменение. Добровольная жертва ради обретение нового.
В твоей власти тысячи умов, вся бездна памяти целых народов. Почему ты не смотришь? Тебе не любопытно? От зари разумной жизни и до момента твоего прихода – живые всегда были подвержены страстям. Страхам. Сомнениям. Жизни. Движимые ими народы сталкивались между собой, воюя за клочки земли, которые сами и уничтожали. За идею. За любовь – не имеет смысла. Они жили, щедро расплескивая вокруг себя капли тьмы. Ты видишь Мрак старым и умирающим, а живых сосудом его сути, который хочешь осушить? Я вижу феникса.

Олдрик надолго замолчал, обуздывая собственные мысли – слишком разбушевавшиеся и не постоянные. Он редко говорил так много, и теперь просто хотел разделить собственную речь привычной тишиной.
- Ничто не может быть неизменным. Я вижу в них, во всех них, тонкий и неоскудевающий Исток. Если Тьма была купелью рождения мира, то теперь она же бежит по венам миллионов ее детей. Метафорически. Ты плетешь полотно из их кошмаров, так взгляни – разве в каждом из подвластных тебе кошмар не исчезает окончательно? То мрак, то тьма со дна души, И хоть с безумцем ты пляши – без них уйти не сможешь далеко. Хотя мне, впрочем, все равно сколь далеко простерлись твои планы, Тайны… Сути… Всегда различны.
Ты можешь рассказать, что видишь ты сама?

Олдрик еще несколько секунд помолчал и досадливо дернул пальцами на занятой каплей кошмара руке.
- Во мне множество трудов поэтов из разных народов. Но в поэзии все еще плох. Не хорошо.

Отредактировано Олдрик (2017-08-06 15:04:54)

0

35

- Маленькая пони... Что значит быть "самой собой"? это значит быть одинокой? Это место ведь ни что иное, как сонливая, вечная и бескрайняя тюрьма твоего же разума. Да, здесь нет тех кто осудит, как нет и тех кто похвалит. Тут никогда не будет завистливых модельевро, так же как и близких друзей. Лишь их отражения из воспоминаний. Не навестят родители, не поделишься ни с кем новостями, - перечислял Тэурус многие и многие причины, почему быть здесь это плохо, но что более важно, дракон помнил что значит "не быть", но явно не очень хотел это вспоминать.
Каждое слово полнилось былым одиночеством, которое было перекрыто лишь искрой веры в принцессу Луны. От чего можно было чувствовать что кошмар, в какой-то мере вернулся к дракону и нанёс серьёзный удар по разуму. Моменты, когда лучи магии высекали на шкуре узор, когда лёд сковывал плоть и погружал в бездну забвения, когда замкнутый и бесконечный сон в безмолвии начался. Это должно было пробудить в драконе трепет и ужас, но Тэурус лишь сдержанно выдохнул пар из ноздрей, покуда знал, что бывают и более серьёзные вещи, которых, к частью, дракон не испытывал.
- Жизнь, покуда она дана нам, это мы. Без кого либо мы не существуем. Каждое мнение о тебе есть часть тебя. Сама ты... Ты это твой навык, твоя память, твои мысли, твой опыт. Всё что прожито тобой, это ты. Но в этом всём есть другие. Те кто вырастил, воспитал, кто стал другом или врагом. Каждый момент что минул, это ты. И здесь... Этого всего нет, а значит ровно до момента, когда ты уснула, ты есть. После... Будущей тебя уже нет. Даже я, это теперь часть тебя. Когда ты закрываешь глаза и отстраняешься от мира, это случается в обе стороны. Как да воздушных шарика которые разносит ветром, как расходящиеся поезда. Только вот ты остаёшься на пироне, а мир мчится дальше. И это, называется смерть, - вышел на умозаключения - дракон, явно не скупясь говорить то как это видит, и как оно может стать в нынешнем настоящем.
- И что более прискорбно, если ты не начнёшь бой, это ждёт не только тебя. Это ждёт весь мейнхеттан. Каждая искра воли и веры, это наше оружие, и я прошу, поднимись и сражайся. Сражайся как можешь, будь частью мира, будь живой! Настоящей! А не как я, подтелка под дракона!
Последнее Тэурус уже громогласно заявлял, так как о своей природе и происхождении знал прилично, от чего искренности в словах было непомерно много. И может быть, это бы зажгло искру.

0

36

Квест "Зов Древних", пост №205

Олдрик
Никта замолчала. Она не говорила иначе, чем шёпотом. Когда сам Олдрик говорил, тень не издавала ни звука. Замечания кентавра, его теории, мысли, мировоззрение, гипотезы, точка зрения, убеждения, иной взгляд на действия ночного божества - всё это воспринималось с завидной бесстрастностью и холодной учтивостью. Жёлтые очи сверкали во мраке, но не было в их отсветах тепла. Они были нужны вовсе не самой Древней - но тем, с кем она соизволила контактировать. Чтобы хоть как-то себя обозначить, иметь минимально необходимую мимику. Наконец, выждав, когда кентавр закончит говорить, кобыла-тень сошла с пьедестала в храме тьмы, и приблизилась на несколько шагов к собеседнику. Олдрик обнаружил, что несмотря на свой внушительный рост, Древняя в форме кобылицы всё равно возвышается над ним. Её взгляд резко опустился вниз, к мужчине, и глаза сверкнули, после чего вновь послышался шёпот богини.

- Возможно... - лишь коротко прошептала Никта. И тут же отвернулась от Олдрика, словно потеряла к нему всякий интерес. Тут же джунгли вокруг забурлили тьмою, и из кошмаров-сфер полился мрак всё более густой и вязкий - похожий теперь больше на нугу. Тень сделала несколько жестов, которые, по всей видимости, обозначали желание продолжить беседу.

- Не избирали такой путь. Сестрица-трикстер знает что... Предназначение... должно быть исполнено. Неодинаково время для нас, для смертных, для иных... Она есть вне его. А для Изначального Мрака - времени попросту нет...


Teurus
- Смерть... нет... я не боюсь смерти! Никогда не страшилась. Мне всегда казалось, может это и странно, и я себя просто успокаиваю, но ведь... мы ведь когда-то все не существовали. И не будет ничего страшного в том, если мы вернёмся в своё... изначальное состояние.
Обитательница этого сна, хоть и слушала дракона с интересом, но в отличии от Эй Джей, не могла так легко принять на веру слова Теуруса. Что-то ей мешало. Эпплджек была элементом гармонии, должно быть, это сыграло немаловажную роль. Решающим же фактором в случае конкретно этой кобылки было то, что она вполне себе чётко осознавала ирреальность происходящего - и всё равно поддерживала тенденцию. Этой пони явно необходимо было переступить через себя, чтобы пойти на борьбу с кошмаром. Дракон не сдавался, и продолжал мотивировать кобылку, попутно разъясняя ей, почему и зачем всё это должно быть сделано. Ради самой себя, как оказалось, швея не готова была пошевелиться и воспрять духом. Она готова была даже принять "смерть", которую она истолковывала несколько философски и немного иначе. Ей и наедине с собой было хорошо - тяжелый случай. Но дракон нащупал верную нить. Как только речь зашла о судьбах жителей города, полотно ткани разной степени разорванности под ним зашевелилось - будто бы съежилось и потом распрямилось. Верное попадание.

- Вы... вы говорите... весь город?! Но разве это не мой кошмар? Почему все... всепони... весь город... из-за меня? Я ведь не настолько значима! Это тоже часть кошмара? Вы вообще реальны, или находитесь только у меня в голове?.. Может, вы, милый уважаемый дракон - моя совесть, социальная мораль?
[NIC]Nicta[/NIC]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]
[SGN]-[/SGN]

0

37

- Можно сказать это часть кошмара... Только не в том свете, в котором кажется. Это часть общей беды. Каждый кто сейчас спит сном Тени, есть источник чёрных и мерзких созданий. Я положил по меньшей мере сотню этих тварей. Чем страшнее и кошмар, чем крепче дрёма держит душу, тем более страшные ужасы возникают из снов, просачиваясь в реальность, приумножая силу вторжения извне, - ответил Тэурус на первый из вопросов пони.
Дракон перевёл взгляд на пустошь, оценивая степень и глубину того бардака, который устроила эта пони в своей голове.
- Я... Честно, не вполне реален. Моя плоть из камня, мой образ из книг древности, мой чертёж из записей Старсвирла, моя душа выкована Принцессой Луной. И я не буду врать, утверждая, что я "настоящий". Я не твоя совесть, покуда утвердив оное, ты бы не поверила моим словам, ибо так это не работает. Я не плод твоего воображения, ведь оно рисует из того что когда-то было увидено. А мы с тобой точно никогда не встречались. - добавил дракон, на последующие вопросы пони.
- Каждая секунда сомнений и промедления стоит чего-то. Нельзя просто прийти в Эквестрию, начать захватывать её поданных и не озведюлиться от нас. Верно? - В шутку произнёс Тэурус, надеясь разрядить обстановку возможного и накатывающего кошмара, как во сне, так и на яву.

0

38

Молчал и Олдрик. Для него привычно было говорить и размышлять о вещах столь неопределенных и зыбких. Он часто наталкивался на подобное в своих мыслях, и сам был таковым. Вирда не смущал ни разговор с богом, ни само его положение, ни собственная возможная бестактность и сумбурность – на пути к удовлетворения своего ненасытного любопытства Олдрик порой не чурался подобному. Пусть и стыдился после. Но даже ему сейчас приходилось тщательно и аккуратно подбирать следующие слова.
- Возможно. – невольно отзеркалил ответ богини мужчина, но только недовольно дернул ладонью на это. – Ты говоришь о Судьбе. О Неумолимом Роке? О том законе мироздания… который существовал до Пустоты? До вас самих? Или не существовал вовсе. Ты знаешь, почему он имеет власть над тобой?
Возможно. Мне не открыты все реальности. Все измерения. Знаний моих столько же сколько ветров в небе, а мыслей не меньше чем способов оборвать собственную жизнь, но я не знаю. Ты, как нечто несоизмеримо большее, знаешь? У клинка предназначения два острия. По сторону одного – ты. Твоя судьба? По сторону второго – смерть. Или вовсе ничего?
Олдрик прервал свои слова и глубоко задумался, с ленивым любопытством наблюдая за истекающей из чужих кошмаров густую тень. Взгляд мужчины так же задумчиво уставился на покоящуюся на его руке каплю мрака. Она стала больше. Совсем немного. Едва заметно. Но потяжелела, налилась темнотой, питаемая его сомнениями и мыслями.
- Я не знаю своей судьбы. Не верю в ее безжалостный взгляд над своей головой. Сколько бы шагов не сделали мои копыта, скольких знаний я не получил… Я стою на месте. Метафорически. В этом и есть судьба? Зыбкая и неопределенная?
Продолжая задумчиво сверлить каплю взглядом, Вирд с трудом сделал несколько шагов вперед, ровняясь с исполинским силуэтом богине и с детской простотой и открытостью протянул ей свою раскрытую ладонь. Капля кошмара на ней таинственно поблескивала.
- Ты говоришь о власти времени. Или ее отсутствии. Тогда в чем твоя судьба? Если Первозданный Мрак существует вне всего… То зачем ты здесь. Мрак присносущ, он есть в каждом из живых. От зари жизни, когда первобытные твари боялись темноты и того, что рисует им в темноте их разум. Мрак был ключом к их развитию. От розжига костров, до постройки жилищ с прочными стенами.
Он в каждом из нас. Ширится и полнится. И если это не правда… То мы исчезнем. Все. Когда-нибудь, доведя собственный мир до логичной смерти или в следствии… Судьбы. Хрупкая скорлупка жизни лопнет. Освободив Мрак и вернув его перерожденным к истоку. Что подгоняет тебя, мой сценарист? Время не властно над Мраком. Он всегда будет полон, без глупых мер разумных «Тогда» и «Сейчас».

Олдрик склонил голову, снова начиная размышлять о чем-то, но неожиданно снова взглянул на богиню.
- Нюкта. Любопытство не утомляет? Мое.

0

39

Квест "Зов Древних", пост №207

Teurus
Что ж, собеседница и впрямь начала становиться более раскованной. Двухмерная пони внемлила гласу дракона, его откровениям и призывам. По шороху ткани на земле стало понятно, что она засуетилась, забеспокоилась, начала метаться. Кобылка поверила, что Теурус реален. И его слова несли с собой мысль, от которой поняшку передернуло. Она боялась подвести других. Это было одно из наиболее благородных проявлений чувства страха, если так вообще можно было сказать. Пони неожиданно собралась в ком, поток ветра обдал летучего дракона такой силой, что тот чуть не отлетел далеко от шарика, в который превратилась поняха. Вскоре этот шар распался, растворился в воздухе, его ошмётки испарялись в воздухе - из сферы на свет вышла вполне себе обычная земная пони, такого же окраса, как и ранее плоское существо. Едва выбравшись на свет, пони посмотрела наверх, на парящего дракона, и закричала, что есть мочи, так как теперь её голос был тише:

- Спасибо, спасибо вам, ночной дракон! Я... я верю, что вы реальны! Только создание с душой может понимать такие вещи! У вас ведь есть имя? Меня зовут Коко Поммель, приятно познакомиться!

Разбуженная, пробужденная часть разума кобылки всплыла наружу, оттеняя её предыдущее состояние. Она была довольно мила и приветлива, а по сути даже дружелюбна. Однако, её благостный настрой и обрадованные крики были пресечены, так как её мир снов начал распадаться. Чары Никты были разбиты, снова не без участия Теуруса. Мисс Поммель поняла, что они вот-вот покинут её сон и отправятся дальше - в неизведанное.

Со звоном неземного стекла, сфера сна пони-дизайнера треснула, и дракон с кобылкой выплыли в мир снов, поражённый действиями тёмного божества. Коко упала прямиком в чёрную лужицу на болотах тьмы, и тут же сдавленно завопила. Неужели всё настолько плохо? - промелькнуло у пони в голове, когда та поднялась, отряхнулась и огляделась.

Многое изменилось с момента последнего прыжка Теуруса. Казалось, джунгли тёмных сфер и лиан мрака сдвинулись, словно живые деревья в зачарованном лесу. Где-то и вовсе проглядывал голый камень парящего острова мира снов. Но было заметно и другое, более положительное изменение - всё больше сфер-снов стало свободными от тенёт мрака, и устремилось прочь от острова. Работа Эпплджек, не иначе. Сколько же времени они провели во сне швеи? Вместо ответа на это послышалось неожиданное кряхтение - откуда-то из-за зарослей чёрных лиан к дракону и кобылке пробиралась ещё одна пони. Узнать в этой измазанной чёрным мазутом неряхе саму Эй Джей было трудновато. Пони-чертёнок подошла к дракону, схватила его за плечи, и поспешно заговорила:

- Теурус! Теурус!.. Вернулся, наконец-то! Я... я была во снах. Во многих снах. Освободила много... народу. Ух. Это так не работает, я поняла. Мы освобождаем их, и не все хотят помочь. Некоторые просто хотят проснуться. Тогда они возвращаются в реальный мир и снова засыпают... и производят ещё больше тьмы, заражают ещё больше снов. Тьма в реальном мире растет - она уже не только в Мэйнхэттане! Здесь ещё тысячи сновидений, и не хватит и целой жизни, чтобы все исправить. Прости, Теурус. Мы слишком сильно верили в то, что нам помогут. Я отпустила остальных в нетронутые сны, подальше от острова. Там им будет безопаснее. Когда нас было много, мы привлекали внимание. Их забирала сама тьма, насильно возвращая в кошмары. Это не сработало. Нужно придумать... ещё что-то.

[NIC]Nicta[/NIC]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]

0

40

Квест "Зов Древних", пост №208

Олдрик
Божество в своём теневом облике неподвижно стояло перед колдуном, и молчало. Оно не казалось живым, но явно слушало его достаточно внимательно. Никта не зря дозволила этому страннику войти в её обитель - тот нёс с собой свой посыл. Идею. Мысль. Послание. Трудно было понять, поняла ли она его. Была ли она способна понять его? Мышление подобного существа наверняка существенно отличается от простых смертных. Если уж даже сам Олдрик был в некой степени носителем уникального сознания - то что уж говорить о подобной сущности. Тем не менее, после простоя посреди чёрного безвременья, Никта всё-таки кивнула. Кобылица приблизилась ещё ближе, и начала расхаживать вокруг кентавтра, бесшумно ступая по чёрной земле. Её шёпот послышался сразу со всех сторон. То заговорили сферы, в которых были заключены сновидения:

- Мы привязаны. Противопоставлены. Антагонисты. Так нарекло Предназначение. Есть Добродетель, есть Порок, чёрное и белое... мы не вынесли урок, существует - серое. Смех и Горе, День и Ночь - разобраться, и помочь? Даже самый мрак чернейший - вовсе свету не враг злейший. Нелегко это принять - а тем более понять. Гармония и Хаос - две стороны одной медали. Баланс должен быть соблюден... всегда. Предназначение Наше таково. Времени нет. Смерти нет. Есть - цикл. Не нарушать его. Соблюдать. Не быть как сестра. Мрак вернётся в души, истинно так, неизбежно, породит новое, подтолкнёт... не будет только злом... Жизнь неистребима, вселенная всегда стремится познать саму себя, брат ведает... и тогда всё повторится. Всё повторяется. Тогда. Сейчас. Нет - цикл есть баланс. Баланс есть Гармония. Гармония есть Хаос... а Хаос... и есть серое. Следуя Предназначению - выполнять свою роль. Не тьма, не свет. Не мы, ни они. Борьба рождает сущее. Сумерки. Мы поступаем, как должно. Они поступают также. Это и есть Предназначение.

После этого монолога, Никта остановилась вновь перед Олдриком, и взошла обратно в храм. Тень Извне мигнула глазами, и коротко бросила:

- Интерес, стремление... любопытство... двигают развитие. Однако страх двигает - куда быстрее.

Неожиданно, земля ушла из-под ног кентавра, и тот начал проваливаться куда-то в чёрные болота. Они были живыми, хватали Олдрика конечностями из мрака и утаскивали всё дальше. Никта равнодушно смотрела на всё это, в конце концов, её иллюзорное тело распалось в ничто, сверкнув жёлтыми очами. Прежде чем утонуть в болотах или выпасть из жидкой тьмы в совершенно ином месте, Олдрик расслышал ещё небольшую крупицу шёпота Тёмной:

- Собери их здесь...

[NIC]Nicta[/NIC]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]

0

41

- Тогда мы начнём строить то место, в котором они не будут бояться и не захотят просыпаться, - предложил Тэурус, отвечая на неприятный но важный отчёт AJ.
- Я Тэурус. Приятно познакомиться, - обмолвился чешуйчатый, на вопрос пони-дизайнера.
У дракона и так было много проблем, помимо плохих новостей, так что единственное чем мог помочь чешуйчатый - не подавать виду в беспокойстве. Словно всё так как надо, всё в порядке.
- Вера, разменная монета снов. Вы... Коко Поммель. Сможете стать нашим архитектором снов, чтобы показать пони лучшее из лучшего? Эйджей, сможешь ли ты честно сказать, от всего сердца донести силу веры в нашу победу? Если враг действует так мерзко, то мы будем вести бой на его поле. Мы начнём сами очищать сны, не будить пони. Внедрять идею и веру. И раз я персонаж из сказки, то любая вера в чудо, в меня или в вас, придаст всем нам силы. В этом месте, именно вера определяет, летаешь ты или нет, можешь ли призвать меч или нет, - предложил Тэурус, однако озвучил и другой вариант
- Ну а ещё мы можем пойти в лоб. А ещё лучше найти принцессу Луну, чтобы мы смогли создать Ось Снов. Только она смогла бы усилить распространение и призвать силы, равные Тантабусу, но которые мы бы смогли использовать против страха и ужаса.
На этом, временно, чешуйчатый закончил свои речи, ожидая ответа от соратник, попутно выстраивая в голове образы, столь необходимые для строительства прекрасных и хороших снов. Оставалось надеяться, что попытка понимания души поданных её высочества, позволит воспроизвести нечто по настоящему прекрасное. И казалось бы, что может представить грубый, немного жадный дракон, что зациклен лишь на одной, единственной принцессе? А кто сказал что это плохо? Нет... Это было даже очень хорошо, ведь стоило Тэурусу настроиться на её образ, на воспоминания о Луне, как на сердце стало спокойно и тепло. Внутри воспылала уверенность, а надежда и воля лишь укрепились сильнее прежнего. Дракон закрыл глаза и принялся вырисовывать в своём воображении - идеальный мир, где враг повержен или вовсе отсутствует. Мир, в котором поданные её высочества- счастливы и где сам Тэурус с принцессой, были бы счастливы. Главное - не провалиться в собственные грёзы, но подарить их прочим.

0

42

Квест "Зов Древних", пост №210

Эй Джей и Поммель оказались знакомы, и кратко поприветствовали друг друга. После этого, их внимание вновь привлекли слова дракона. Он предлагал кардинально иное мероприятие - не менее сложное, но гораздо более реалистичное. Бороться с кошмарами в самом мире снов. Задача не из лёгких, но так они смогут избежать повторного засыпания пробуждённых. Эй Джей ответила на слова дракона:

- Теурус, а что же нам ещё остаётся. Я смогу. Мы сможем. Но нам действительно понадобиться помощь принцессы. Я так и не смогла её найти. Возможно, Тень Извне припасла для нее нечто особенное... раз уж их конфликт имеет более глубокую основу, чем у всех других. Где она могла бы быть здесь? Или куда её могла заключить эта Никта...

Тут голос подала Коко:

- Простите, но мне кажется, мы все так боремся не с причиной, а со следствиями. Что-то ведь порождает кошмары, заражает сны? Не могли же они сами начать всё это. Во всём мире всем всегда снились кошмары, и ничего. Я... я думаю, что это тёмное божество откуда-то черпает силы. Где-то есть начальный источник заражения, заставляющий кошмары становиться живыми. Либо Никта сама делает их таковыми. Может, если найдём Принцессу Луну, то она сможет как-то остановить или заточить эту сущность? Ведь, как мне Рэрити рассказывала, с Тантабусом подобное вышло.

На это Эй Джей возразила:

- Даже если и есть причина всего этого, нам её не найти, пока не очистим пространство. Только я не знаю как именно это сделать. Снова прыгать в сны, и не будя, как-то изменить их настрой? Как же тогда потом выбраться? Я не Принцесса Ночи, и не знаю всех тонкостей... и все снова сводится к тому, что нам очень нужна Луна.

[NIC]Nicta[/NIC]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]

0

43

Настало время размышлений. На самом деле подобное происходило всегда, когда Олдрику доставалась ничем не занятая минута. И не осклизлая тьма вокруг его тела, ни кошмарный холод, тесно прижимающийся к нему, не могли избавить кентавра от привычки думать. Если это вообще можно назвать простой привычкой.
Олдрик раз за разом, пока длилось его путешествие через ихор кошмаров, повторял в своей голове слова богини. Обдумывал их. Но не сомневался в правдивости суждений Нюкты. Мир состоит не только из радостного детского смеха и сладкой ваты. Вирд это уже видел, понимал – но до слов богини не мог отнести ее деяний именно к… балансу. За подъемом всегда следует спад, за скачком ввысь – падение. Рушится башня и с ее вершины одинаково равные падают и король и нищий. И как на старом основании башни отстраивается новое здание, так и не опустеют ни трон, ни паперть. Все меняется, оставаясь на прежних местах.
- Простая концепция. – Но столь же и старая. Извечная, можно сказать. Она удивительно была близка Олдрику, он сам ее выбрал. Впадая в крайности, ты избегаешь вниманием другой край доступного тебе выбора. Что для слишком алчного до знаний кентавра недопустимо. Как недопустимо для прочих стоять в стороне, видя, как воля древнего укрывает тьмой жителей Эквестрии.
Но чего хочет пославшая его богиня от «их»? Речь идет о прочих сноходцах, Вирд не сомневался в этом, но в чем желание Нюкты? Она хочет узнать их Предназначение или с их стороны взглянуть на свое? Олдрика озарила неожиданная, но очень простая мысль – а кто-либо еще пытался поговорить с Великой Тенью? Для колдуна это было совершенно обязательным, единственно логичным – узнать, понять открывшееся ему явление. Поговорить, коль оно разумно и не имеет ничего против беседы? Говорил ли вообще кто-нибудь с Нюктой помимо таких же Древних и чтущих Предназначение существ?
Олдрика почти физически покоробило от подобной однобокости. Точнее – не только от этого. Краем своего обширного сознания мужчина отметил изменения в окружающей его черноте. Смолянистые волны стали плотнее, сдавливая и перекручивая его надуманное тело, заставляя отражение его физической формы снова распадаться багровым светом. Тьма попыталась взяться и за его маску, но кентавр только недовольно качнул своими тучными боками – свое лицо он повредить не даст. Он будто был где-то у поверхности, там, где чернота становилось плотной и позволяла перемещаться по себе пешком. Тем, кто привык даже во снах передвигаться пешком. Его выбросило, вытолкнуло, как склизкую косточку ягоды из плотно сжатых пальцев. Олдрик на секунду завис на открывшейся ему высоте, цепко хватаясь сознанием за виды, и грузно опустился ниже. Он должен был искать.
Вопроса возникало всего два. Кого? И где?
Мир снов изменился. Явно и ощутимо, даже для тех, кто не стремился судорожно запоминать все вокруг. Не было больше вокруг беспроглядной власти тьмы – то там, то здесь сверкали яркими боками проплешины чистых снов, много где жидкая чернота скручивалась кольцами и подбиралась, освобождая серый камень острова снов. Кентавр медленно облетел кругом место своего появления, внимательно изучая как сами сны, так и лежащую под ногами вымышленную твердь. Следов было… много. Почти исчезнувших и совсем свежих – гораздо больше чем раньше. Олдрик внимательно присмотрелся к наиболее свежим следам, проследил их до еще одного чистого островка и утянул свое аморфное тело обратно.
- Нечеткие. Передняя кромка впечаталась сильнее остального копыта. Бежал, нет. Спешил. У чистого пятна замедлился. Не хотел перемещаться по черноте?
Олдрик еще раз внимательно проследил следы до их окончания и принялся медленно кружить рядом, постепенно спиралью перемещаясь все дальше. И цепочка следов крохотных копыт теперь была не одна.
- Двое. Вторая пара следов глубже и шире. Кто-то привыкший к крупным размерам и силе. Мужчина? Жеребец?... Расходятся.
Во снах тяжело со временем. Нет ни ориентиров и нет мерного стука сердца, по которым можно отсчитывать секунды. Трудно даже понять не уместились ли все твои действие в время, которого хватит только на моргание глазом. Или растянулись на недели. Вирд не знал сколько он уже так кружит по всей поверхности острова, пару раз добираясь даже до края, истекающего ручьями жидкой тьмы. Не мог сказать, как давно со скупым любопытством читает чужие следы. Разные, только иногда повторяющиеся. Иногда слишком огромные даже для грифона или алмазного пса. И новые. Будто кто-то зашвырнул сюда войска по спасению снов пони. И гостей Мэйнхэттена, конечно же. Неопытные войска, или скорее ополчение. Где-то в цепочке следов прибавлялись новые, где-то нет.
- Вербовщики. – Олдрик мотнул маской, мелко задрожал всем телом и тихо рассмеялся. Слишком забавным ему показалось собственное сравнение.
- Вербовщики-освободители. Уточнение. – кто-то разорвал на себе путы кошмара. И решил воспользоваться этим, чтобы спасти самостоятельно не способных на это. Кто-то не обладающий авторитетом? Или не убедительный? Слишком часто сферы кошмарных снов пропадали в пустую. Но их было все равно много. Кентавр не мог уследить за всеми ими, собрать и привести к Нюкте. Он даже не видел ни одного из них. Упустишь пару сноходцев и через некоторое время их станет больше. В Мэйнхэттене тоже живут храбрые сердцем и желающие помочь остальным. Или хотя бы рациональные. Но если кто-то освобождает пони, то почему в мире снов так много новых сфер?
Олдрик мрачно склонил маску почти к земле и медленно поплыл обратно, туда где он уже был. Чтобы там увидеть подтверждение своих мыслей. Мало просто освободить спящего от кошмара, коль он не стал частью прочих «вербовщиков», то просто вновь оказывался в городе. Уставший и измученный сном без отдыха. Ты можешь не спать, тщательно высчитывать свой отдых… Но не избавится от усталости? Во скольких головах после возращения промелькнула мысль прилечь всего на секундочку? Собраться с силами? И сколько из таких снова оказались здесь?...
- В кошмаре. – Олдрик задумчиво завис возле точки своего грубого выхода на смоляной остров, с любопытством рассматривая чужие сны. Черные и блестящие чернильными боками. Почти везде. Еще более жирные и раздувшиеся, еще более полные чужими страхами. Страх действительно великий стимул. Но иногда стимул еще больше боятся и изнывать от ужаса – многих уже вытащили из кошмара, так как же должно быть ужасающе вновь оказываться в его власти?
Олдрик хмыкнул, глубоко погружаясь в собственную память. Его поиски не были выходом. Не совсем. Он мог сам вырвать нескольких для беседы с Нюктой, найти самостоятельно ходящих здесь пони. Но что они могут дать богине? Какой взгляд на собственный кошмар? Маленькие дети тоже не любят и боятся уколов. Не понимая, что шприц и игла всего лишь несут им лекарство. Ему нужны были… особенные. Те двое, что он уже чувствовал здесь. Равно могучие и равно различные. Оба помазанные влиянием ночного светила… Ночная Кобылица не могла миновать мира снов. Века наблюдающая за благополучием снов своих подданных, могла ли она оставить или упустить чужое вмешательство в свой домен? Могла ли она взглянуть на действия Нюкты иначе, не бросившись спасть чужие сны? Сложно предугадать действия существа столь древнего и столь могучего. Трудно, но ощущал же Олдрик ее присутствие здесь?
Очищение сна - не выход. Необходимо либо полностью исключить влияние Нюкты, либо?... Сохранить? Создать зону, место, где сны не побеспокоят? Могла ли старейшая хозяйка этих мест это сделать?
- Утянуть гирлянду снов и спрятать под крылом. - Луна была матерью всех снов, так могла ли она бросить своих детей в беде и ринуться на бой с Нюктой сразу? Вирд надеялся, что нет. Иначе он увидел бы Ночную Кобылицу в храме богини?
Олдрик широко раскинул свои телеса и медленно поднялся выше в воздух. Это был шанс, зацепка. Больше удобная, чем желанная. Найди Олдрик Хозяйку Снов, и имеющая власть над этим метом могла помочь ему привести еще нескольких уникальных личностей со своим взглядом и со своим мифом к Нюкте. Существо с таким опытом жизни должно иметь достаточно мудрости, чтобы услышать его. Хотя бы прислушаться.
Колдун сорвался с места, мерной спиралью облетая остров чужих кошмаров. Как зловещая комета, сулящая горести всему миру, освещая своим багровым светом окружающие его сны. Он искал большое их скопление – выше, ниже, дальше или ближе к этому острову. Вглядывался вдаль и перетасовывал картины из своей памяти. И нашел.
Это было похоже на лягушачью икру. Олдрик бы даже снова рассмеялся, если бы открывшееся перед ним зрелище еще и не было преисполнено чистой и возвышенной красоты. И Силы. Десятки и десятки жемчужин снов будто кто-то нанизал на нить, пытаясь создать изящной красоты ожерелье. Но будто ошибся. Переплел несколько нитей не там, перепутал жемчужины здесь и случайно завязал все в сложный узел. Запутавшись сам. Колдун мягко и аккуратно лавировал среди мягко мерцающих снов, не желая становится нежеланным гостем для кого-то. Он двигался к центру этой перепутанной паутины. К центру незримому, из-за окруживших его плотной броней чистых снов. Кентавр видел как некоторые из них гаснут, просыпаются, но их места тут же занимают новые. Будто сами сны стремятся под защиту хозяйки этого места. Если Луна – ее сила явно ощущалась в этом месте, мягко обволакивая и зовя - и хотела создать безопасную зону для своих подданных, то невольно стала якорем для всего этого. Живым воплощением Оси этого мирка, поколебленной влиянием Тени. Живым и неподвижным. Кентавр подлетел почти вплотную к скорлупе снов, оберегающих свою владычицу и оберегаемые ей.
- Силой ничего не решишь. Не силой... Как всегда не силой. – Олдрик мягко коснулся частью своего раздутого тела части этой причудливой защиты, и позвал. Через окружающие его сны, голосом, разливая вокруг доступные ему силы.
- Ночная Кобылица. Хозяйка Ночи. Встреча здесь не официальна, но я прошу аудиенции. Посол.

+1

44

- Причина - теневая, изначальная сущность. Как тот кто "знал Найтмер", я скажу, что у нас нет и шанса без поддержки. Это "существо" имеет потенциал, который я не могу оценить. Каждый раз когда мне кажется что я понял, появляется новая деталь. Словно козырь. И мне его будет попросту нечем бить. Я не желаю недооценивать врага, - ответил Тэурус на утверждение Коко.
Конечно было проще сразу нанести удар в сердце, но так же как у рыцаря в броне, сердце чаще всего закрыто латами. При этом, попытки проколоть тонкой иглой среди зазоров доспех - даёт сомнительный результат. Особенно, если вспомнить, что у трёх приключенцев даже нет никакого яда, чтобы смазать острие.
- Я лишь Дракон. У меня нет таких же способностей в магии как у единорогов. Даже Метафорика Старсвирла может мне не помочь. Единственное, что я могу - попытаться сделать, начать строить. Помоги мне Архитектор, Творец, Жрец прекрасного, - обратился чешуйчатый к дизайнеру одежды.
- Поверь и представь, вообрази... Разменная монета...
Дракон прикрыл глаза, собирая свои мысли в образы. Мало было просто представить красивые картинки. Каждый из фрагментов снов, нужно было наполнить эмоцией, чувствами, состоянием. Мелочами, что формируют реальность из ничего. Отлики и блики в разуме, что возникают когда вдыхаешь аромат цветов или тепло от солнца и солнечный зайчиков от золотых куполов Кантерлота. "Детали" - коротко мелькнуло в голове Тэуруса, словно некий триггер требовал включить этот компонент в образы. Получилось оно или нет? Оценить не представлялось возможным, покуда в воображении всё имело лишь разрозненные, нестабильные метаструктуры. Кажется - ничего не происходило, но Дракон сражался сам с собой, в своих мыслях, чтобы выковать в этом огне фантазии - оружие. Такое же оружие как сам Тэурус, пусть и иного рода, иного применения.
Самым ярким для Чешуйчатого была мечта, что Принцесса вечно будет с ним, что он скажет ей что-то важное. Так же как и ночи и дни проведённые рядом, так же как её улыбка или смешок, когда дракон извазюкивался на кухне в креме от пирогов. Для основы, Тэурус использовал самые искренние  чувства к Луне и от сюда, от основания острова, Дракон представил следующее...
Где-то под лапами должна была появится плотная, мраморная плитка имеющая зернистую, глубокую текстуру, но при том не имеющая фактуры. К образу Камня приплелись ощущения от того какой он должен быть на ощупь, какой звук должен отзываться от копыт или от лап. "Послышался" запах свежей штукатурки, что вымазывала стены в барельефы, попутно преобразуется в бледно-синий гранит. К материалу приросли фрагменты каноничного стиля строительства готических храмов, свойственных старому замку Принцесс и Рыцарству. (Ну а что ещё можно было ожидать от Дракона?). В Воображении выросли мощные, добротное, арки и стены, витражи из мерцающих огней, создающих чувство безопасности. Эти эмоции и формы рождались из стремления Тэуруса - защитить принцессу и её народ, так что... Только вера Коко и Эпплджек могли укрепить камень во снах и придать ему "реальную форму".
"Созидать", - повторял себе Чешуйчатый недо-сноходец, как мантру, как утверждение которое должно сбыться. В противном случае, у Дракона не будет даже этого оружия. И всё это время, пока Дракон вырисовывал вокруг себя - оплот чистых снов, Тэурус боялся открыть глаза, ведь он мог узреть - ничего. Никаких изменений, никакого результата и конечно же - надежды.

Отредактировано Teurus (2017-08-17 10:18:35)

0

45

[NIC]Princess Luna[/NIC][STA]It is my duty to come into your dreams[/STA][AVA]http://img05.deviantart.net/1c0d/i/2012/137/7/0/princess_luna_by_maomaopanchu-d504bau.jpg[/AVA]Квест "Зов Древних", пост №213

Олдрик
Teurus
Принцесса Луна была заперта внутри созданного ею же "пузыря" светлых грёз. Сферы кошмаров тянулись к ней, облепили со всех сторон. Спящие пони неосознанно тянулись к ней, и в конце концов окружили намертво. Чтобы хоть что-то сделать - Луна принялась освобождать сны от тьмы, не проникая в них. Это помогло лишь на время - ведь сферы продолжали прибывать, окружая светлую зону чистых снов. Так и был создан весьма крупный пузырь, островок света, что затерялся в чаще чёрных джунглей живой тьмы. Принцесса силилась распространить влияние светлой зоны, чтобы создать полноценную Ось Снов, но ей это не удавалось из-за слишком сильного напора кошмаров вокруг её безопасного района. Сил хватало лишь на то, чтобы поддерживать уже достигнутое. Но это был тупик, патовая ситуация. И сдаться Луна тоже не могла - тогда бы её поглотили кошмары.

Ситуация казалась безнадежной, но тут принцесса ощутила изменения в окружающем пространстве. Во-первых, кто-то обратился к ней из-за той стороны барьера. Во-вторых, она ощутила в ментально обозримой близости энергию созидания - происходило изменение структуры Мира Снов, ведомое волей разума. Луна не могла не узнать, что это Теурус приложил лапу к тем образам, что так ярко транслировались прямо в её сознание по мере процесса созидания. Адъютант ночной принцессы действительно хорошо знал Луну и её методы. Он почти добился успеха - в материализации образов нужна была лишь поддержка соратников, что дракон также смог найти. Через пару мгновений она ощутила, что двое кобылок также подключились к процессу, несмотря на разногласия в методах. Грёза благородного дракона стала частью общего Царства Снов. В этот самый момент Луна и послала ему видение, образ того места, в котором попала в ловушку. Вместе они смогут добиться большего, если её вытащат.

Неожиданно, принцессе отвлечение на видения тонких материй показалось неприлично долгим, учитывая, что некто уже был буквально под её боком и ждал ответа. Впрочем, пришедший наверняка ощутил те изменения, что произвёл адъютант хозяйки ночи, и скучать ему не пришлось. По ощущениям, это не был пони. Уж точно не из тех, кто был тогда в университете. Кто же этот незнакомец? Посол... Поколебавшись, Луна ответила:

- Приветствую в Царстве Снов, посол. От чьего имени ты пришёл ко мне? Не сочти за дурной тон, но выйти навстречу лично я сейчас не могу.

Отредактировано Game Master (2017-08-19 19:02:44)

0

46

Акт творения. Направленный, размеренный. Огромная сила, удерживаемая в узде разумом творящего. Акт древний, как искра первого разума, по чьей воле аморфные силы пришли в движение… И так и не остановились по сей день.
Мир снов меняется. Слишком быстро и слишком часто, по скромному мнению Олдрика. Не так как раньше, не так, как ему это доводилось видеть и помнить. Как Жрец, как Говорящий с Духами – чей-то разум чутко обращался к хозяйке этого мирка. С просьбой? С желанием? С готовностью и трепетом. Солирует всего секунду один единственный голос, и раскрашивается новыми красками вместе с голосами двух других. Разум. Желание. Воля. Вера. Четыре столпа любого творения, четыре потока Сил этого мира сливаются бурей. Громя, искажая и растворяя в вихре создания волю Нюкты и отголоски чужого кошмара. Чтобы создать. Баланс, чьим помыслом руководствуется Древняя богиня.
Мир снов меняется, дрожит. Олдрик всем своим телом чувствует яркие отголоски чужого Делания. Колдун молчит, почтительно давая Творящим изменить окружающее полотно реальности, воззвать к силам Ночной Кобылицы… И получить ответ. Мимолетный, походящий на призыв. Молчит, не желая даже толикой своего обширного сознания вмешаться в процесс. Олдрик уважает Творцов. Любого толка. Молчит, покуда та, к которой он обратился сама не подала голос, приветствуя его:
- Приветствую в Царстве Снов, посол. – Олдрик коротко фыркает, развеселенный акцентом на последнем слове, но все равно уважительно кланяется. Насколько это возможно с его раздутым и неопределенным телом. - От чьего имени ты пришёл ко мне? Не сочти за дурной тон, но выйти навстречу лично я сейчас не могу.
- Осознаю патовость. Официоз необязателен. – кентавр машет частью своего тела, будто отмахиваясь - Посол. От самого себя. От Тени. Нюкты, если познания о культуре кентавров позволяют оценить сравнение. Она просит прийти. Мы просим прийти. Поговорить.

Отредактировано Олдрик (2017-08-20 12:30:27)

0

47

- Эйджей, Коко. Кажется, я вижу где Принцесса Луна, - коротко оповестил Тэурус, находясь среди строений, высеченных из памяти.
После этого Дракон постарался как-то сдвинуть огромный остров-храм, но как это сделать не имел ни малейшего понятия. По сей причине, собственно, ничего и не происходило. Что же нужно было придумать такого, для перемещения столь массивной конструкции? Если просто подтолкнуть её, фиксированные метафизические параметры структуры могут попросту рассыпаться без поддержания сознания. Ну или сознаний. Можно было попробовать навесить паруса тысячи кораблей, но они бы цепляли за себя сферы снов, гниль Никты и вообще всё что попало. Если бы Тэурус попытался приплести сюда крылья схожие с перепончатыми или ещё какими, то эффект был бы как и при парусах. Двигатели от самолёта? А не слишком ли это сложно для воображения простых пони, да и для самого дракона? Единственное что мог припомнить чешуйчатый, так это что есть винты и они гребут... Так может?
- Корабль. Огромный корабль. Дредноут, - обмолвился Тэурус, выудив из памяти нечто схожее с нынешней конструкцией.
Столь же мощное, массивное, крепкое. Ну, пусть и немного готическое нечто обрело более точные очертания. В качестве Корпуса выступил остров. В качестве винтов - вращающиеся храмовые шпили. Роль руля выполнял огромный, перепончатый витраж из разноцветного стекла в форме полумесяца. Свет от острых игл не правильно расположенных вершин башен играл на воображаемом хрустале, отражая лучи в мрак снов, что окружали уголок света.
Так же Тэурус не мог не отметить наличие здесь прекрасных гобеленов и занавесок... Зачем они? Не важно. Если привнесённая деталь даёт больше Прочности в плане образов, то почему бы и нет? Да даже яблони, что вписались в странную картину, вполне были на своих местах, воплощая нечто совместное, общее, единое и укреплённое верой и волей.
- Будет возможность, вылавливайте сны. Если выйдет очистить их, радость и счастье станут опорой и развитием общей мысли и Веры. Я знаю, Эйджей. Ловить ты умеешь отлично. Коко... Прекрасное убранство. Не то что мой "серый камень", - подчеркнул Тэурус, отмечая особы вклад каждой пони в Оплот.
Дракон положил лапу на клинок, что торчал из камня посреди главной залы. Кажется... Метафорически измерение решило что именно таким должен быть штурвал. Тэурус держал свою часть Храма в голове, поддерживая целостность образа, попутно обновляя его и оттачивая мелочи, дабы они формировали этот участок мира снов и делали его целостным. Закрыв глаза вновь, чешуйчатый решил уповать лишь на зов Луны и на образы что она дарила ему ибо в непроглядной тьме, лишь свет её мог указать путь... И по этому пути, дракон постарался направить Дредноут.

0

48

Квест "Зов Древних", пост №216

Олдрик
Teurus

Принцесса Луна поняла, что не одна. Что и другие борются. Это придавало ей сил. Верный Теурус правильно расшифровал её послание и сейчас стремился к ней, на своей плывущей меж снов станции грёз, принявшей облик судна и нареченной Дредноутом. Дракон был не один, его явно поддерживали. Принцесса мысленно улыбнулась адъютанту, продолжая служить маяком для его корабля. Тот островок чистых снов, что был под защитой Луны, ярко сиял бессмертным образом перед глазами дракона, стоило ему прикрыть веки. Дредноут продолжал свой путь, прокладывая его через кошмарные заросли. Перед ним в страхе разбегались все мрачные тёмные сущности, что успели вырваться из кошмаров.

Луна чётко могла ощущать приближение подмоги. Стоило ей закрыть глаза, как эти образы также возникали перед ней. Мир снов подчинялся ей, и лишь её фантомное тело было ограничено. Грядет очищение... как она надеялась. Но вот ей снова нужна вернуться в тело. Принцесса открыла глаза, и подойдя поближе к границам своей тюрьмы, произнесла:

- С каких пор мой отныне злейший враг прибегает к помощи посредников? Ей ведь хватило бесстыдства заявиться в чужую страну, в чужой мир, и нарушить все его циклы и законы. Не понимаю подобного официоза, если он необязателен. - холодно заметила принцесса, не чураясь повышать голос, прибегая к кантерлотскому гласу. Выдержав паузу, принцесса продолжила:

- О чем МЫ можем с ней говорить? Никта желает нарушить покой тысяч моих подданных, разрушить моё царство, за которое я в ответе. Эта вражда стала личной. Никакие Древние не встанут на пути НАШЕГО долга. Потерпи, посол. Очень скоро, я освобожусь. И тогда, Тень Извне вернётся обратно в Небытие.

Олдрик мог ощутить, как трясется сама земля этого парящего острова, на многих планах, не только псевдофизически. Нечто большое и значимое, такое же по ощущениям, как и тюрьма света Луны, стремительно направлялось в их сторону. Через некоторое время, разрывая и втаптывая в болота чёрные джунгли, к скопищу светлых снов вырвался величественный, местами ирреальный, великолепный Дредноут. В его облике отчетливо выражались черты характера его творцов. Практичность и добросовестность Эпплджек, комфорт и гармоничность от Коко Поммель, и конечно, целеустремленность, преданность, и духовная сила адъютанта истинной хозяйки снов - ночного дракона Теуруса.

- Полундра, по курсу рифы, капитан! - рапортовала Эй Джей, свисая с одной из башен Дредноута.

0

49

- Как мило. – Состояние Олдрика можно было назвать веселым. Если тем непостоянным потокам эмоций, текущим в нем, можно было присвоить ярлык всего одной эмоции. Колдун был весел  - почти ощутимо весел, так же как мир снов ощутимо содрогался от чужого крика. Пустого и надуманного, как забытый поутру сон.
Олдрик привык видеть в существах старше его… мудрость. Понимание, тот стержень, без которого  всё твоё «Я» было пустым и несуществующим. Сам привык стремится к мудрости и спокойствию, к возможности смотреть на мир с множества различных точек… И тем забавнее и разочаровывающе было увидеть древнюю покровительницу снов пони кричащей и неспокойной.
- Тише, Кричащая Владычица. Дозволь и я кое-что расскажу. – Кентавра не трогал ни крик, не реакция Ночной Кобылицы, только расстраивал. На мимолетную секунду, покуда эмоция имела власть в аморфном его мышлении.
- Я помню историю. Долгую. Древнюю, как фундамент моего народа. О Кобылице. Могучей и во власти своей милостивой. Которая, не смотря на легкость и забывчивость своих подданных, оберегала их. Заботилась. Несмотря ни на что. Дарила покой. До тех пор, пока сама не обратилась страшнейшей из тварей, а свою заботу сделала каторгой и мучением. Ненавидели и боялись ее те, кто почитал до того. Или вовсе не помнил.
Колдун замолчал, разбавляя привычным молчанием свои слова. Слух его чутко улавливал приближение чужого Творения, а разум со всех сторон осматривал собственно порожденные слова. Изъяны есть везде.
- Правы были те, кто ненавидел несчастную Кобылицу. Нет? Были правы те, кто почитал ее невзирая на ее зверства? Вопросы. У меня есть еще один. Что если я возьму две кисти? С черной краской – чернее окружающего меня кошмара. И белой – какими ты видишь свои действия. Или не видишь… Смешно. И проведу рядом две полосы краски, черной и белой, то сможешь ты увидеть где кончается черная краска и начинается белая? Границу. Четкую. Ясную. Или только серую и зыбкую нить между ними?
Мир – не фунт изюма. Не сейчас. Нет всего двух чаш весов. Нет всего двух сторон. Не сейчас. Тысячи тысяч их. Ты видишь кошмары дольше доступной жизни. Моей. Так стало быть уверена, что они зло? Бескрайнее. То, с которым нужно бороться. Положить жизнь на это.
Безразлично. Всё. И интересно. Всё. Нет граней, не для меня – нет. Вижу ужасного монстра. Вижу милосердную хозяйку снов. В чем мораль? В том, что для понимания несчастной Кобылице снова требуется тысяча лет уединения? Рад ошибиться.

Олдрик отвернулся, потеряв интерес к чужим переживаниям и душевным бурям. Он уже передал послание, поделился точкой зрения. Точками зрения. Теперь Крикливая Владычица сама найдет пославшую его богиню. И Вирд сумеет увидеть развязку. Так, как ее пожелают показать существа, что многократно могуче его. Колдун качнул своим аморфным телом, поправил маску, с любопытством вглядываясь в результат чужого Делания. Гротескный. И непонятный. Тщательно осмотрел его, запомнил… И досадливо вздохнул, услышав очередной крик над простором мира снов.
- Полундра, по курсу рифы, капитан!
- Какой крикливый народ. И шумный.

Отредактировано Олдрик (2017-09-01 15:44:08)

0

50

- Что тут у нас? - воскликнул жеребец, продолжающий свой полет сквозь бездну. - Черная дыра, белая дыра, какой-то источник гравитации который тянет меня вниз и острова, не обладающие собственной массой, а потому свободно парящие в пространстве. Чудеса, да и только!
Все это было похоже на какую-то фантасмагорию: радужные пузыри снов, парящие в пространстве, словно играли друг с другом, то свиваясь причудливым хороводом, то вновь разбегаясь, чтобы уступить дорогу падающему "вниз" Доктору.
"Лишь тогда прервётся сон, когда солнце и луна - омертвеют навсегда." Фраза звучала угрожающе. Кто бы он ни был, он не остановится, пока этот странный мир не опустеет. С этим надо было что-то делать - здесь, в иллюзорном мире снов его логика была бессильна: жеребец зажмурил глаза и ворвался в очередной вихрь чужих снов. Пузыри облепили его, слегка замедлив падение и тут же исчезли оставив падающего наедине с последним - тем из которого торчал серый в крапинку нос и раскосые глаза. Жеребец протянул лапу к пузырю. Где-то там, внутри переливающегося сна стояла синяя будка, призывно моргая лампой.
- О. - озадаченно произнес жеребец. Словно испугавшись, сфера пару раз моргнула и замедлив движение взвилась ввысь, оставив падающего жеребца в полном одиночестве.
- Могло быть хуже. - проворчал жеребец и на полном ходу ворвался в один из потоков слизи. - Куда вообще смотрит Принцесса Луна?  Найтмар Мун такого бы не допустила.
Принцесса не особо охотно делилась своими воспоминаниями о том тысячелетнем периоде когда она была Лунной Пони. Кто-то считал, что принцессой овладела зависть, кто-то говорил о том, что ее сознанием завладела жуткая сущность с обратной стороны луны. "Так или иначе, хуже уже не станет. Если вселенная не играет по твоим правилам, играй по ее собственным." - вздохнул жеребец и, изо всех сил пытаясь напрячь воображение, представил себя на обратной стороне Луны.

0

51

Из главного зала, в котором Дракон пытался управлять огромной конструкцией. При этом Тэурус видел лишь фронталь, носовую часть Храма, в то время как боковые арки перекрывали обзор и лишь своевременный восклик Эпплджек позволил чешуйчатому среагировать. Почему же, даже по носу, дракон не заметил "рифов"? Пожалуй потому что лишь с бортовой башни можно было заметить восходящий "пузырь" снов или что-то, что двигалось под "килем" парящего острова "дредноута".
Тэурус потянул клинок на себя, вынуждая судно подняться над преградой. Послышался скрип, гул, что содрогал каменные плиты от перегрузки. Почувствовав что план острова в мире снов изнывает, становиться неустойчивым, дракону пришлось сбавить скорость, дабы не прочесать днищем по "рифам", что заметила Эйджей.
Массивный храм с его неправильными двигателями, с его блестящим рулём направления, тяжелыми сводами и арками и искрящимися стекляшками ушёл вверх, оставляя за собой след из разлетающихся огоньков. В то же время, Тэурус мог ощутить, как устала лапа держать самый обычный меч в камне. Образы требовали концентрации, вложений воли и веры. И пусть Форма уже была и могла поддерживать себя, такие сложные операции требовали каких-то особых изменений в структуре, в которой нет даже клея или цемента. Да даже болтов нет!
- Что это? - вполне закономерно поинтересовался дракон у дозорной в "вороньем гнезде". - Я не разглядел.

0

52

Квест "Зов Древних", пост №219

Олдрик
Teurus
Doctor

Итак, храм-корабль подплыл к пузырю света, который удерживал внутри себя Принцессу Луну. Обитатели кошмарного мира встрепенулись, осознав угрозу для себя. Два ярких маяка во тьме сошлись друг с другом. Ночная Принцесса ощутила, что её соратники рядом. И даже весьма лаконичный и терпеливый посол не спешил уходить.

- Это оно, то, что мы искали. Островок света, Ось Снов! - подала голос Эй Джей, уже спускаясь с насиженного места. Коко Поммель также выглянула наружу, чтобы получше разглядеть конгломерат очищенных сфер снов, заперших внутри себя Луну.

Когда яблочная пони спрыгнула на болотистые земли, то первым делом узрела аморфный образ Олдрика, который терпеливо ожидал вызволения Луны из плена. Эпплджек сразу поняла, что багровое облако не является порождением кошмара, но и на пони оно не смахивало.

- Здрасть. А ты кто будешь, сахарок? - спросила поняша, медленно и осторожно приближаясь.

Тем временем, Луна отправила мыслеформу Теурусу:
- Я рада, что вы прибыли вовремя. Мне понадобиться помощь, чтобы выбраться. Нужно рассеять эти сферы в окружающий мир снов, свободный от власти мерзкой захватчицы. А затем, мы преобразуем центральное скопление в полномасштабную Ось, дабы очистить этот мир.

И в этот самый момент, когда два маяка во тьме встретились, произошло ещё кое-что неожиданное: парящий остров перевернулся в пространстве, и небо стало бездной, а бездна небом. Дредноут Теуруса и компании остался стоять на месте, но всех пони, драконов и кентавров неуклонно стало тянуть в бывшее небо. Медленно, неуклонно, словно с малой гравитацией, но всё же, они падали.

Но для кого-то это вовсе не было проблемой. Ведь неумолимо падающий в бездну Тайм Тёрнер внезапно обнаружил, что летит обратно, прямиком к парящей земле. Если приглядеться, она с днища действительно походила на обратную сторону луны. Мир снов стал внушаемым благодаря действиям сноходцев, но они еще не научились этим управлять.

[AVA]http://img05.deviantart.net/1c0d/i/2012/137/7/0/princess_luna_by_maomaopanchu-d504bau.jpg[/AVA]

0

53

Скука. Скука была неотъемлемой частью Олдрика. И столь же старинной, древней, пришедшей к нему вместе с первым значением услышанных слов. Честь и долг, этикет и правило, дворянство и кровь. Скука – какими бы разными не были слова, они все несли в своем естестве тонкую грань скуки. Скука была неотъемлемой частью Олдрика – она кружилась вокруг него облаком пепла и пыли, колдун сам кутался в нее, как в саван, лишь изредка разжигая в себе угли любопытства. Так получилось… Так получилось, что на этот раз уголек интереса попал на полу его савана извне. Выпрыгнул из жаровни чужого Творения и осторожно подкатил румяным бочком к аморфному облаку зловещего света.
- Здрасть. А ты кто будешь, сахарок?
Настороженно замершая пони действительно походил собой на румяный и яркий уголек. Не только насыщенным цветом шерсти, скорее… Сиянием. Внутренним. Размеренным и равномерным – так морозным вечером светят угли в домашнем очаге, когда возле него собирается дружная и крепкая семья. И не смотря на все свои знания, Олдрик так и не мог понять каково это.
Вирд отвлекся от привычных размышлений, бросая скупой взгляд на еще одну мордашку пони, выглянувшую из проема причудливого… корабля? В отличии от мрачной тучи Олдрика, та цветом и мягкими чертами лица действительно походила на… «сахарок». Кентавр бы не поручился, что решился бы добавить себе в питье именно такой «сахар». Подобное кулинарное сравнение навело кентавра на мысль, что замершая рядом с ним пони вполне похожа не только на уголек, но и на каплю игристого сидра. Даже три яблока – вид судьбоносной отметины, которой награждаются всякий представитель этой расы – присутствовали на боку… Некстати подвернулась буйная мысль, что так громко кричала именно эта пони.
- Шумное Яблочко. Иронично. Мэйнхэттен называют почти так же… - последующую за этим паузу и задумчивость Олдрика, наверное, можно было пощупать руками - если конечно у пони вообще были бы руки – настолько багровый колдун отрешился от всего.
- …Нет. Не так. – Вирд рывком подтянул свое раздутое тело ближе к умозримому центру и ближе наклонил маску к чужому плоскому носу. – Ты – Яблочко. Не сахарок. Я. Олдрик. Разум. Посол. Остальное не…
Колдун против воли снова прервался, провожая взглядом медленно улетающую вверх чужую шляпу.
- …Не важно. Остальное не важно. – Олдрик учтиво махнул частью своего тучного тела, ловя чужой головной убор и прижимая его к светлой голове пони. - Занятная функция.
Мужчина с все более разгорающимся после встречи с Ночной Кобылицей любопытством осмотрелся вокруг, с новым усердием въедливо пожирая памятью изменившиеся образы. Не слишком изменившиеся. Будто кто-то просто перевернул привычную картину с копыт на голову, да так и оставил. Потехи ради?
Так или иначе, Олдрик вовсе не двигался с места. Отказывался. Как и шляпа, вкупе с остальной пони, которую кентавр, позабывшись, так и продолжил держать.
- Нонсенс. – колдун поднял голову вверх… или вниз, учитывая меняющийся вокруг мир, с любопытством разглядывая смолянистую бездну над собой. Он скорее помнил там величественную картину Творения Нюкты, чем видел ее сейчас. – Не верх. Не низ. Не могу воспарить. Или упасть.

0

54

Изменение точки зрения не особо существенно повлияло на дракона. В принципе, на любого, кто умел летать, такой казус с переворачиванием пространства, был лишь небольшим затруднением. Чего не скажешь о тех, кто летать не умел... Ну или пока не понял как это делать в данном измерении.
Тэурус, что довольно быстро переварил новую концепцию низа и верха, принялся собирать экипаж  на храмово-корабельном квартердеке, около меча-в-камне. Чешуйчатый, пользуясь когтями и крыльями, взобрался на Башню к Эпплджек и поймал её хвостом, после чего сделал мощный рывок в сторону носовой части Дредноута. Драконьи лапы разогнулись, когти и пальцы жестко упёрлись в каменный фасад "колокольни" и оставили там серию бороздок, от которых, в бездну, медленно полетели осколки камня. Тёмно-фиолетовое пятно рассекло "воздух" по прямой линии, оставляя за собой едва видимый шлейф от серебристых глаз и светлой гривы. И уже через мгновение, Тэурус оказался рядом с Коко Поммель, которую так же схватил прежде, чем та улетучилась в бездну. Имея при себе всех членов экипажа, Дракон вернулся к штурвалу и двинул его в сторону, чтобы перевернуть остров.
Массивная конструкция с скрежетом, воем и некой помпезностью от переливов света и радужных бликов витражей, начала менять свой угол относительно "линии горизонта". Таким образом, Башни дредоута теперь смотрели на сферы снов, что сковывали принцессу Луну. И казалось бы, протаранить их это вполне себе решение, но Тэурус понимал что разрушение этого "щита" может вызвать неприятные последствия. От пробуждения в мире мрака и тлена, до снижения силы Световой Сонной Оси. Этого дракон допустить не мог, а посему попросил у кобылок поддержки:
- Пожалуйста, начните растаскивать сферы, чтобы Луна могла выбраться. Можете швартовать Сны к Шпилям или свободным местам в храме. Лучше к деревьям, чтобы они их оплетали. Коко, нитки и иголки. Пришей их к полоту острова так же как пуговицы. Эйджей... У тебя наверняка в шляпе есть верёвка.
Последнее было произнесено с уверенностью, покуда Тэурус хотел внушить пони о том, что вещи и правда существуют, покуда Вера здесь и правда могла создавать что-то из ничего. По крайней мере жесткая убеждённость и фантазия вполне смогли создать корабль-храм...

0

55

Квест "Зов Древних", пост №229

Влияние сноходцев на план снов сильно возросло. Осознав собственную силу изменять окружающее, гости этого измерения и правительница исказили его. Пока неумело, резко, неконтролируемо. Тайм Тёрнер, возжелавший оказаться на обратной стороне. Теурус, что следуя плану своей хозяйки, оказался достаточно способным, чтобы сотворить нечто своё и повести за собой других. И Олдрик, странник, чья миссия, так или иначе, была выполнена. Не только как посла Никты, но и как курьера одного сарозийца, что всё ещё ждал его пробуждения посреди бесконечной ночи и кошмаров, рыскающих в ней. Послание, акт творения, поиски истины, покровительство... Достаточно.

Ось Снов взорвалась снопом света в чёрно-синей пустоте, не выдержав всего того, что в ней происходило. Всплеск энергии раскидал освобождённые от жидкой тьмы сферы грёз в пространстве, словно это был большой взрыв, зарождение вселенной. Остров, на котором всё происходило, просто исчез. Как не стало и джунглей, зарослей мрака, и болот из мазута. Как и Дредноута и самой Оси Снов. Сноходцы осознали себя парящими в невесомости, в пустоте, посреди мириадов мигающих огоньков сфер и разбрызганной по склепу царства снов жидкой тьмы. Тьма эта словно застыла на долгие мгновения, но впоследствии зашевелилась, задвигалась, поползла навстречу самой себе...

И вот, оставшись без источников кошмара, Никта, Тень Извне, вобрала в себя то, что успела скопить. Чёрная и белая дыра, что были под островом, перестали хоть как-то реагировать на мир. Вся Тьма теперь была сосредоточена огромным клубком там, где ранее был парящий остров. И этот огромный клубок мрака был живым... в нём зажглись два гигантских жёлтых глаза, что внимательно взирали на тех, кто парил в пустоте.

Принцесса Луна, владычица мира снов, была в отключке. Именно её стараниями и удалось освободить сны - она не пожалела ни капли своих сил, отдав всю себя на алтарь самопожертвования. И её тело, искрящееся бело-синим светом, парило как раз перед сферой тьмы, что взирала на неё своим холодным взглядом. Божество молвило:

- Не тьма, ни свет. Борьба рождает сущее. Сумерки. Мы поступаем, как должно. Вы поступаете также. Это и есть Предназначение.

Жёлтые глаза потухли, словно бы Древняя сказала всё, что желала. Она услышала, поняла послание Луны, её категоричную решительность. И молвила своё слово. Были ли ещё формальности? Или это... конец.

[NIC]Nicta[/NIC]
[STA]Shadow Outside[/STA]
[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]

+1

56

Так уже было когда-то. Звонкий стон-крик хрусталя, пожираемого трещинами. Крепкая и грубая хватка на собственном горле. Мир, скручивающийся в точку, спираль… Так уже было. За мгновение до того, как Олдрик потерял слух, а рот его наполнился терпкой и горькой кровью, без возможности ощутить ее вкус. За мгновение до того, как с объятиями к нему кинулась сестра. Заострившаяся тонким стилетом интуиция, предчувствие… Предчувствие перемен. К добру или худу, необратимый поворот событий – как шаг в пропасть, как сокровенное «Да» перед свадебным алтарем.
Как белый и темно-синий свет, озаривший Ось Снов. За мгновение до того, как дикая и непримиримая воля, желание, бушующим ураганом сокрушило всё. Буквально. Хотелось отвернуться, зажмурится, не смотреть на ослепляющий свет чужой силы. Сжаться в крохотный комок, стыдливо принимая сравнение с песчинкой и подхватившей ее океанской волной. Всё что угодно, любая крайность, лишь бы не смотреть, не видеть… Но Олдрик смотрел. Вот так. Просто. Давил властвующим над страстями разумом и ужас, и благоговение перед чужой силой… и непримиримостью. Упорством. Багровый колдун не мог всем своим «Я» принять взглядов Ночной Кобылицы, но безмерно уважал именно эту черту. В ней.
И с тем же холодным и сосредоточенным упорством смотрел. Как режиссёр придирчиво и по кадрам разбирает своё творение. Выхватывал взглядом чужую, озаренную жгучим сиянием фигуру. Запоминал, как свет, осязаемый, как бьющий в лицо ветер, подхватывает и в яростном стремлении расшвыривает в стороны сферы чужих снов. Нет. Не так. Действия Хозяйки Ночи походи на то, как мать рывком выбрасывает из-под падающих камней обвала собственное дитя. Олдрик видел подобное. Когда-то. Никакого сравнения с грубым «расшвыриванием». Запоминал, как тот же свет толкает его аморфное тело, заставляет идти рябью, терять с таким трудом достигнутое сосредоточение. Как те же яркие искры впиваются, глубоко вгрызаются в студенистую черноту, как разрывают малейшие связи в ней, все сухожилия в теле олицетворения чужих кошмаров.
Вирд был заворожен. Как деревенский мальчишка, перед умелым фокусником… Или как оказавшийся в сумерках чужой силы, одержимый и любопытный кентавр. Борьбой и Света и Тени. Противостоянием двух мифов, характеров и личностей, возраст которых был неизвестен даже упрямейшим из хроникеров. Приходил в тихий и быстро затухающий восторг, при виде, как искры света разрывают, разносят, капли и комки тугой и смолянистой тьмы по всему пространству мира снов. И как та медленно сызнова собирается вместе, стягивается друг к другу и к незримому центру. Непобежденная. Как и ее невольный противник, лишь впавший в беспамятство… «Беспамятство» - от одного этого слова Олдрику хотелось брезгливо сморщиться.
Какими бы не были мириады мыслей колдуна – ни они, ни проскользнувшая мимолетно самоирония не помешали ему начать двигаться. Быстро. Рваться, вытягивая свое тучное тело в нить, в копье чистого Любопытства, Желания… Запомнить, познать, понять – запечатлеть в бездонной пустоте своей памяти всё. От малейшего мига наступившей тишины и бездействия, до рывком открывшихся двух золотисто-желтых омутов чужих глаз. Туда, где проявляет свою волю древняя богиня. За мгновение, до того, как Вирд успел остановить свое стремительное продвижение, в его голове успела промелькнуть короткая забавность – то, что их с Нюктой образы в этом мире сейчас были довольно схожи.
Короткий миг, дрожь, юркой ящеркой, пробежавшая по озаренной светом чужих снов пустоте и Мир Снов наполнили слова древнего существа.
- Не тьма, ни свет. Борьба рождает сущее. Сумерки. Мы поступаем, как должно. Вы поступаете также. Это и есть Предназначение.
Олдрик мгновение медлил, очерчивая взглядом снова сомкнувшуюся гладь кошмара и стараясь сконцентрироваться. Найти, в очередной раз найти… Теперь – что сказать. Был ли в этих размышлениях смысл? Никакого…
- И молот и наковальня. Как две стороны сущего. Куют, что оказалось меж ними. Нас. Мир. Выглядит борьбой. Не является ей.
У клинка предназначения два острия.  С одной стороны – твоя судьба. По сторону другой – смерть. И мы по центру. Между. В балансе. В вечных циклах. Теперь понял. Спасибо. Это закон? Еще один? Циклы. Распады. Необратимые. Но повторяющиеся. Движение, оставляющее все на своих местах. Ты – часть его. Равная, необходимая. Как и та, по сторону которой стоят они…
- голос Олдрика не мог охрипнуть, взять не ту ноту или прерваться. Но если бы он мог хоть сколько-то измениться, то сейчас он полон был… торжества. Понимания. И благодарности.
- Это и есть Предназначение… Я… Мне… Рад твоему приходу. Сюда. В этот мир. Ценю твой вклад. И запомню его.
Простой факт, даже не похожий на обещание, скорее портящий момент величия своей скучностью и обязательностью. Олдрик не мог не запомнить. Не собирался забывать.
- Как и тебя.

Отредактировано Олдрик (2017-10-03 11:59:08)

+2

57

Насыщенный и изменчивый мир, к великому своему сожалению и финалу, оказался хрупким и неустойчивым. Магия и действия сноходцев пододвинули, сломали парадигмы в окружающем пространстве, примерно с той же лёгкость, с которой хрупкие ледяные нитки паутинки - сыпаться в пыль. Движение лапы и... Ты словно слышишь безмолвный звон исчезновения, схожий с тем, что можно почувствовать когда сам пропадаешь из бытия. Если бы у Тэуруса были уши, в них бы безусловно гудело от контузии потоков волшебства, не говоря уже о том что...
"Принцесса" - единственное что отчётливо высекалось в разуме дракона с каждой секундой. Всё то что чешуйчатый пытался сделать оказалось бесполезно, не нужно, не эффективно. Фактически, Тот, кто должен, обязан был помочь её высочеству, провалил задание, как казалось самому чешуйчатому. Враг не был побеждён, тайны не были раскрыты а оружие что так упорно ковал разум дракона - рассыпался как звёздная пыль.
Тэурус сфокусировал свой взгляд на Луне, точно выверяя расстояние для рывка. То, что принцесса потеряла много магической силы, было очень заметно, очевидно и очень неприятно. Чем бы не обернулся этот акт самопожертвования для самой дорогой для Тэуруса - кобылки, требовалось свести этот эффект к минимуму, раз уж бесполезная ящерица не смогла компенсировать или нивелировать поток событий, дабы избежать столь плачевного исхода. Дракон за взмах покрыл расстояние до Её Высочества, до своего сокровища, рассекая пустоту разрушенных грёз. Испорченное пространство заскрежетало, сдерживая образ фанатичного зверя, что собственно... Высвобождалось в виде снопа искр, словно поезд тормозили на полном ходу, а котельная шпарила пламенем и паром в приступе безумного горнила.
Как только Тэурус оказался рядом с Луной, он попытался её обнять, закрыть крыльями и смягчить мана-потерю, используя собственные руны и знаки на шкуре, дабы стабилизировать состояние принцессы. Чешуйчатый не смел потерять принцессу сейчас, особенно после того как облажался.

0

58

Квест "Зов Древних", пост №233

Всё закончилось. Буквально всё, все формальности были соблюдены.

Луна, обессиленная и канувшая в забвение даже в мире грёз истолковывала это как победу. Она смогла, она защитила своё царство, свой народ. Ничто больше не имело значения, даже она сама.

Никта, удовлетворенная и услышанная истолковывала это как данность. Часть извечного цикла. Она пресытилась кошмарами, жатва была достаточной. Но самое главное - она донесла своё послание. Всё снова повторится, как всегда повторялось. На этот раз это произошло вот так. Важен был процесс - но не итог.

Жёлтые глаза больше не зажглись посреди пустоты. Зато свои очи открыла Принцесса Ночи. Верный Теурус, как всегда, был рядом. Не бросил хозяйку. Аликорн улыбнулась, посмотрев на своего адъютанта и окинув взором пространство вокруг. Тьма рассеялась. Живая тьма, состоящая из кошмаров. Тот огромный шар, что был Никтой. Его не стало. Страхи не вернулись к Предначальному Ужасу, но рассеялись по мириадам снов обратно, становясь частью того, чем когда-то были. Не тьма, ни свет. Предназначение.

Там, где ранее был Аватар Тени Извне, остался лишь её артефакт - Веретено Кошмаров.

http://s018.radikal.ru/i505/1706/b1/865c23067acf.png

Принцесса Луна прикоснулась к нему - и тотчас мир вокруг перестал существовать. Это было Пробуждение.

Для Теуруса, Луны, Эй Джей, и Доктора ----------------> Учебный корпус
Для Олдрика ----------------> Отель Мэйнфейр

[AVA]http://sf.uploads.ru/NzrdY.png[/AVA]

Отредактировано Game Master (2017-10-04 16:32:49)

0